Новости

01.09.2016 21:27
Рубрика: Власть

Ключи от "Спасской башни"

Организаторы военно-музыкального фестиваля предложили всем армиям обменяться оркестрами
Член Общественного совета Международного военно-музыкального фестиваля "Спасская башня", комендант Московского Кремля генерал-лейтенант Сергей Хлебников - о том, как музыка изменит наши отношения с НАТО. И по особому секрету - какие генералы в воскресенье будут нарезать салат на Красной площади.

Фестиваль военных оркестров "Спасская башня" на Красной площади проходит в девятый раз. Сергей Дмитриевич, вы какой по счету комендант Кремля? Я пытаюсь найти какую-нибудь магию цифр.

Сергей Хлебников: Обойдемся без магии. Я 14-й по счету комендант Московского Кремля. В должности с 2004 года, то есть все девять фестивалей, начиная с первого, были при мне. И, скажем так, я имею к ним отношение.

Как вам удается находить общий язык с военными оркестрами и фольклорными коллективами из самых дальних уголков планеты? Зазывать к нам и сингапурских полицейских музыкантов, и шотландских волынщиков?

Сергей Хлебников: Надо только на отлично провести первый фестиваль. Те, кто приехал, расскажут всем, как он был организован: с ненужной помпой или в дружеской атмосфере. Если люди поверили, что это сделано не для галочки, что родился праздник музыки естественным образом, то они откликаются на приглашения. Хорошая организация, надлежащий уровень безопасности участников и зрителей, высокий творческий уровень - и все, никого больше уговаривать не надо.

Есть нюанс. Я представляю Федеральную службу охраны, которая - соорганизатор фестиваля. Хотя мы не пишем об этом на рекламных баннерах. И я понимаю, что по нашей работе будут судить о ФСО. Важный элемент - доверие руководства, поскольку никто не снимает с нас повседневных задач, и в то же время нам дают возможность заниматься подготовкой фестиваля. Что в итоге - вы сами видите.

Я разговаривал с участниками. Многие из них оценивают московский фестиваль в качестве одного из лучших в мире. Но тут очень тонкая грань - это шоу, или в нем больше патриотизма?

Сергей Хлебников: А грань на самом деле очень тонкая - между патриотизмом, пафосом души в хорошем смысле слова, и зрелищностью. Стараемся выдерживать баланс. Очень уважительно относимся к культуре и традициям стран, откуда приезжают участники. При этом ищем новые краски, новые световые решения и какие-то специальные приемы. Канва уже сложилась и останется такой: формат военно-музыкальных фестивалей Military Tattoo.

Ваши представления - это что-то нереальное. Световые инсталляции на храм Василия Блаженного, подсветка Спасской башни, шары-экраны. Кто авторы идей?

Сергей Хлебников: Члены нашей команды, которые бывают на фестивалях в Базеле, Бремене, Штутгарте, Амстердаме и в Бирмингеме. Отовсюду привозят идеи. Но никого не копируем, стараемся сделать по-своему.

Я был в Норвегии, обратил внимание на один номер. Трубач исполнял сольную мелодию в сопровождении оркестра. А на экранах - полет самолета над Норвегией. Горы, реки, озера... Красиво. И мы загорелись, но сделали несколько иначе. Попросили руководство минобороны, чтобы во время учений отсняли планы с самолетов. Записи показывали на экранах, при этом хор из 200 музыкантов исполнял русскую народную песню. Так и рождаются сюжеты.

Изначально команда, предлагающая идеи, небольшая, всего пять-шесть человек. Ближе к открытию фестиваля на него работают сотни.

Суворовцы под Pink Floyd разрушают стену. Как символ: страну пытаются ограничить и зажать, а она пробивается

С этого года фестиваль стал официальной достопримечательностью Москвы. А это накладывает обязательства, вы уже не можете взять и сказать: в этом году праздника не будет, денег нет. Так же, как нельзя из-за трудностей закрыть площадь Сан-Марко в Венеции, собор Святого Петра в Ватикане...

Сергей Хлебников: И мы этому рады. Приятно, что все больше людей приезжают в Москву, в том числе и на наш праздник. Создаются гостиницы, причем не только дорогие. Я из тех людей, которые всегда разглядят свет в конце туннеля. Знаете, что говорят участники, которые приезжают в Москву на фестиваль не в первый раз? Они в восторге от города! Сравнивают, находят перемены к лучшему. Это ответ тем, кто всегда и всем недоволен.

Фестиваль - это ведь праздник не за счет казны?

Сергей Хлебников: Денег бюджетных на фестиваль не выделяется. Те, кто дает деньги, - они все на наших рекламных баннерах. Я отвечаю за организацию и за безопасность. Генерал-лейтенант Валерий Халилов - музыкальный руководитель, Сергей Смирнов руководит дирекцией фестиваля. Все прозрачно. Сошлюсь на мировой опыт. Бюджет военно-музыкальных фестивалей складывается так: треть бюджета - от продажи билетов, треть - от рекламы и спонсоров, остальное - деньги за право на трансляцию.

В знаменитом Military Tattoo в Эдинбурге право на трансляцию от BBC приносит фестивалю миллион евро. Это большие деньги. Все остальное - билеты, спонсоры и сувенирка: торгуют килтами, волынками.

Похожая ситуация и у нас, за исключением прав на трансляцию. Ни одна телекомпания не готова платить. Да мы благодарны и за то, что с нас не просят денег за показ сюжетов и трансляцию фестиваля.

Если отпадут спонсоры, то придется повышать цену билетов. А это чревато коммерциализацией фестиваля. Уйдет доступность для зрителей.

Что тогда делать с социальной программой праздника? Ведь сегодня больше 10% билетов передаем общественным организациям, малообеспеченным и людям с ограниченными возможностями. При поддержке Минтруда России и департамента труда и соцзащиты населения Москвы фестиваль посещают свыше 500 инвалидов.

Пустить эти билеты в продажу? Но тогда это будет другой фестиваль. Да и будет ли вообще...

Часть участников выступает с оружием. Мне кажется, что между нашими, белорусами и казахами разгорается состязание - кто придумает и исполнит номер с карабином круче всех. Белорусы освоили вращение двух карабинов одновременно. Сильно! Принимаете вызов?

Сергей Хлебников по долгу службы владеет ключами от всех исторических тайн Московского Кремля. Фото: Юрий Лепский / РГ

Сергей Хлебников: На первом фестивале у нас были ребята, которые подбрасывали карабины метров на пять вверх и ловко их ловили. Я сознательно пошел на то, чтобы уменьшить риск. Мы выступаем не только на фестивалях, у нас есть еще разводы караулов. И там моторика человека должна быть ориентирована на максимально безопасные для него самого и окружающих приемы с оружием. Фактически мы запретили рискованные трюки. Но - тоже можем. Если вызов брошен - то, конечно, подумаем над тем, как достойно ответить.

Но отношения у нас братские.

В честь юбилея Мирей Матье на Первом канале вышел фильм. Там интересная сцена: звезда звонит из Парижа коменданту Кремля, обсуждает вокальный номер. Дело происходит утром, вы собираетесь на службу, жена вам готовит завтрак. И ругает: я тут жарю яичницу, а он с Мирей Матье воркует... Она вот так запросто вам может позвонить?

Сергей Хлебников: Да, звонит. Звонит как другу с той искренностью, которая возникла еще с первых фестивалей. Мирей очень тепло относится и к нам, и к "Спасской башне", она наш талисман.

Мирей Матье в понедельник в аэропорту призналась, что в Москве позволяет себе вырваться в любимый ресторанчик и заказать водки. На мой взгляд, есть в ней частичка русской души, русского куража. А в упомянутом фильме вы говорите: пошли мы с Мирей пить чай...

Сергей Хлебников: Отвечу так: мой кабинет не для этих напитков. А в ресторанчике, да, было дело, при мне она заказывала рюмку водки. Кстати, всегда приезжала к нам на фестиваль с мамой, Марсель-Софи. И мама - тоже заказывала... Я водку не пропагандирую. Но в микроскопических дозах это допустимо. Она не опрокидывает рюмку по-мужски. Скорее для Мирей это антураж.

Ее мамы весной не стало. Многие считали, что это будет причиной, по которой Мирей Матье на этот раз пропустит московский фестиваль. Она до сих пор очень переживает, на пресс-конференции почти расплакалась.

Сергей Хлебников: Вы знаете, она ведь прежде всего профессионал. Репетицию сразу берет в свои руки. Просит оркестр энергичнее сыграть вступление, если все удается, то обязательно благодарит музыкантов. Хорошо, что в трагический год для ее семьи у нас о ней вышел фильм. Она оценила, так Россия отметила ее юбилей. И очень хорошо, что приехала в этом году на фестиваль. Это способствует выходу из состояния грусти и печали.

По складу характера она сосредоточенный человек, старается не отвлекаться на то, что не связано с выступлением. Очень редко до начала выступлений дает интервью. Для вас сделала исключение. Уединяется, настраивается, повторяет тексты. А после выступления - да, можно с ней поговорить по душам.

Фестиваль - он вне политики, но от окружающего мира не спрячешься. Наше минобороны с огромным трудом доказывает НАТО очевидные вещи: без взаимодействия с нами не решить международные проблемы. В той же Сирии летаем в одном небе. Все это понимают, но процесс идет тяжело. А тут у вас на трибуне мы видим главкома ВВС Греции. Как такое удается?

Сергей Хлебников: Греки - близкий нам народ, исторически так сложилось. По вероисповеданию, отчасти по культуре. Греки помнят все хорошее, что русские сделали им в прежние века. И главком их военно-воздушных сил приезжает к нам во второй раз. После первого посещения с ним беседовали представители штаб-квартиры НАТО... Можно догадаться, о чем. Но генерал опять к нам прилетает, что говорит о собственной позиции этой страны. Он хочет поддержать своих музыкантов на фестивале в год перекрестной культуры Греции и России. А в воскресенье участвует в попытке установить Гиннесс-рекорд на Красной площади: будет нарезать греческий салат. Для рекорда надо приготовить 20 тонн салата.

У нас родилась идея: напишем письмо с предложением организовать обмен военными оркестрами. И прежде всего со странами НАТО. На паритетных началах. Скажем, на фестиваль в Эдинбург едет наш оркестр, а от них - к нам. На таких условиях, похоже, мы найдем с НАТО точки соприкосновения.

Но подчеркну, мы только готовим письмо, а окончательное решение за минобороны, МИДом и руководством страны.

У вас в гостях сейчас руководители европейских военных фестивалей. Их мнение на этот счет известно?

Сергей Хлебников: Я бы сказал так: от них, собственно, и исходили сигналы. Следующий фестиваль у нас юбилейный, 10-й по счету. К нам хотят прилететь, в частности, волынщики в очень большом количестве. Сборная: шотландцы, ирландцы, голландцы, немцы, канадцы. Вот тут и можно будет организовать такой обмен: они - к нам, мы - к ним.

Юбилейный фестиваль, конечно, должен быть особенным. Вот греки здорово зажигают мелодиями и танцем сиртаки, зрители начинают пританцовывать. А если устроить танцы, скажем, на набережной Москвы-реки: небольшой мастер-класс, а потом пляски народов мира?

Сергей Хлебников: Подумаем. Но хочу заметить, что в этом году участники выступали на четырех вокзалах Москвы. И народ танцевал, хотя это не было запланировано. 4 сентября участники фестиваля выступают одновременно в 11 парках Москвы. Думаю, и там будут народные танцы. Но элемент организации внести надо, предложение принимается.

Пользуясь случаем - о Спасской башне, которая без кавычек. Кремль с каждым годом все шире распахивает ворота. Но при этом Кремль - резиденция главы государства со всеми вытекающими. Что можно ожидать в плане открытости? И что не представляется возможным? Скажем, та же Спасская башня может быть открыта для туристов?

Сергей Хлебников: В Спасской башне будет сделан удобный входной комплекс. С тем, чтобы через нее можно было войти в Кремль. А выйти через Боровицкие ворота.

А подняться на Спасскую?

Сергей Хлебников: На Спасскую - нет. Но продумывается и уже готовится совершенно эксклюзивный маршрут. Для организованных групп. По стене, по боевому ходу, от Боровицкой до Тайницкой башни.

Вообще, я сторонник большей открытости Кремля. Но весь Кремль открыть нельзя. К тому же есть ограничения по пропускной возможности. Число туристов в Кремле уже превысило два миллиона в год и продолжает возрастать. У нас очереди в музеи. В туристический пик в некоторых соборах просто толчея... На этих 27 гектарах есть много всего. В том числе, скажем так, совсем не туристического.

Мы публиковали поручения президента по новому парку в Кремле. Но никто из журналистов не присутствовал на прогулке президента по этому парку. Интересно, что Владимир Владимирович там сказал?

Сергей Хлебников: Ему понравилось. Сказал: надо работать и дальше, создавать подземный музей, который расскажет об истории этого места.

Вернемся к фестивалю. Если я сейчас спрошу вас о том, какие выступления больше всего понравились, то вы мне перечислите 24 коллектива. Это правильно, никого нельзя обидеть. Упростим задачу, поговорим только о гостях. По номинациям. Кто лично вас поразил мастерством?

Сергей Хлебников: Итальянцы и австрийцы. Очень сильные традиции музыки в их странах, высокая музыкальная культура.

Почетные караулы?

Сергей Хлебников: Отдам предпочтение своим давним друзьям - казахам. Хотя в этом году и белорусы дали жару. Блестящий коллектив, отличная школа.

Приз личных симпатий в номинации "самое необычное шоу"?

Сергей Хлебников: Отдаю японцам.

Самый колоритный костюм?

Сергей Хлебников: Пожалуй, тоже у японцев. Выступают в костюмах, которые носили в Японии 400 лет назад. И их танцу столько же лет. Подчеркну, это моя личная оценка, я не обобщал мнения организаторов.

Есть "любимчики"?

Сергей Хлебников: Есть. И не только у меня. Всеобщие любимцы - суворовцы. В этом году им особенно благодарен. Фейерверк творчества. Они много делают для популяризации не только фестиваля, но и культуры, всей страны. Есть у них и интернациональные мотивы, и это здорово. Иностранцы, которые видят их выступление, понимают, что мы не замыкаемся в своей культуре, в своих рамках. Мы цивилизация со своей идентичностью, но не чуждаемся чужой культуры. Особенно ее лучших образцов.

И обратите внимание на сцену, когда под "Пинк Флойд" разрушается стена. В нынешних реалиях лично для меня это символ: нашу страну пытаются зажать, ограничить, а она пробивается. Нам создают барьеры, а мы мощно идем вперед, разметая эти барьеры.

И в финале звучат оптимистичные мелодии. Я воспринимаю это как призыв оставаться самим собой, твердо следовать своим убеждениям.

Власть Безопасность Армия Фестиваль военных оркестров "Спасская башня"
Добавьте RG.RU 
в избранные источники