Новости

07.09.2016 09:26
Рубрика: В мире

Трудный период пройден

Пребывание Киргизии в ЕАЭС смягчило удары кризиса по экономике республики
Вице-премьер-министр Киргизии Олег Панкратов поделился с "Российской газетой" некоторыми итогами годичного пребывания Киргизии в Евразийском экономическом союзе.
Киргизские швейники после вхождения республики в ЕАЭС получили возможность беспрепятственно поставлять свою продукцию на рынки России и Казахстана. Фото: Темир Сыдыкбеков Киргизские швейники после вхождения республики в ЕАЭС получили возможность беспрепятственно поставлять свою продукцию на рынки России и Казахстана. Фото: Темир Сыдыкбеков
Киргизские швейники после вхождения республики в ЕАЭС получили возможность беспрепятственно поставлять свою продукцию на рынки России и Казахстана. Фото: Темир Сыдыкбеков

Прошло не так много времени, чтобы делать какие-то выводы относительно вхождения Киргизии в Евразийский экономический союз, но предварительные результаты подвести можно. На ваш взгляд, оправдались ли ожидания?

Олег Панкратов: Ожидания в значительной степени оправдались, о чем можно сказать совершенно определенно. Хочу отметить, что никто из серьезных экспертов и не ожидал, что после вступления страны в ЕАЭС на республику манна небесная упадет. О трудностях говорили все - и те, кто выступал за евразийскую интеграцию, и те, кто был против. Все приводили свои аргументы и высказывали разные варианты развития событий. Зачастую это были чрезмерно радужные, либо чрезмерно мрачные сценарии. Потому-то в обществе и сложились различные ожидания.

Если подвести черту, то для КР открылся доступ к большой и емкой потребительской площадке, киргизстанцы стали полноправными участниками единого рынка труда, а страна получила значительную техническую и финансовую помощь, необходимую для адаптации ее экономики к новым условиям.

Единственное, что пока не реализовано, - не сняты ограничения по экспорту продукции, попадающей под ветеринарный контроль. Но это временная ситуация. Она разрешится в соответствии с процедурами объединения, и мы надеемся, что это случится в ближайшем будущем.

Тем не менее некоторые эксперты утверждают, что негативных последствий от вступления КР в ЕАЭС больше, чем позитивных. Если это так, когда произойдет изменение ситуации?

Олег Панкратов: Я бы не сказал, что негатива было больше. Просто так случилось, что вхождение КР в ЕАЭС совпало с экономическим кризисом. На мировых рынках обвалились цены на ресурсы, обвалились нацвалюты у наших соседей и основных торговых партнеров и так далее. Однако исследования показывают, что если бы республика в августе 2015 года не вошла в Евразийский экономический союз, нам было бы гораздо сложнее удерживать ситуацию в экономике в допустимых параметрах. Так что, если хотите, пребывание в евразийской интеграционной зоне смягчило удары кризиса по экономике страны. С этим соглашаются и представители бизнес-сообществ КР. Большинство их считает, что мы прошли трудный период с минимальными потерями.

Один из очевидных негативных моментов: рынок Киргизии оказался практически незащищенным от дешевых импортных товаров из стран-участниц ЕАЭС. В результате пострадали местные производители. Такое развитие событий не прогнозировалось?

Олег Панкратов: До вступления в ЕАЭС республика являлась (и сейчас является) участником зоны свободной торговли СНГ. Это означает, что мы не применяем на границах между странами меры тарифного регулирования. Говоря проще, мы не можем закрыть доступ дешевым товарам из стран СНГ на нашу территорию с помощью таможенных пошлин. Удешевление продукции казахских и российских производителей связано, как вы знаете, с девальвацией нацвалют этих стран. В результате получилась такая картина. При этом совершенно очевидно, что, если бы страна не вступила в ЕАЭС, нам бы все равно не удалось избежать таких последствий. Товары из Казахстана все равно проникали бы на местный рынок, так как это обусловлено экономическими законами. Я считаю это временным явлением. Мы стараемся выправить ситуацию при помощи как юридических мер, так и административных ресурсов. Процесс идет сложно, но все же продвигается. Со временем, я уверен, единое таможенное пространство выравняет цены. Кроме того, если мы перейдем к унифицированным рычагам влияния на ценообразование, то эта проблема просто потеряет свою актуальность на территории ЕАЭС.

Одним из условий вхождения Киргизии в Евразийское экономическое пространство было возрождение промышленности в республике. Но пока ситуация складывается таким образом, что убытки терпят действующие предприятия.

Олег Панкратов: Есть ряд предприятий, на которые вступление в ЕАЭС все же оказало негативное влияние. К сожалению, этот момент раскручивается в СМИ. На отдельных примерах предпринимаются попытки дискредитировать суть Евразийского экономического союза. Но надо оценивать ситуацию не по отдельному заводу или фабрике, а в целом по микроэкономическим показателям. Если не принимать во внимание ситуацию на Кумторе, они таковы, что, несмотря на кризис, у нас практически во всех секторах экономики наблюдается рост.

Что касается промышленности, то в любом экономическом объединении страны естественным путем переходят к специализации в области выпуска тех или иных видов товаров. Сейчас это начинает происходить и в ЕАЭС, так как это очень молодая организация. Но сама суть объединения стимулирует бизнес переходить в производственные секторы экономики и находить свои ниши на общем рынке.

В республике депутаты предлагают ввести 10-процентную пошлину на импорт зерна и муки. Даже подготовлен соответствующий законопроект. Как это нововведение будет сочетаться с нормами, действующими внутри ЕАЭС?

Олег Панкратов: В рамках договора о ЕАЭС страны не могут устанавливать внутри объединения ограничительные меры в виде таможенных пошлин. Внутри союза даже механизма таких ограничений не существует, так как таможенный контроль отменен. Но мы вправе самостоятельно устанавливать налоговые требования. То есть тут все в рамках закона. Нас много критиковали за то, что поддержали местных мукомолов, но ведь мы рисковали - могли потерять целый сектор экономики. Я уже упоминал, что мы столкнулись с серьезным объемом неучтенного импорта, идущего в страну. Особенно это касается муки. Наши мукомольные предприятия, если можно так сказать, стали заложниками ситуации. Падение тенге привело к понижению цены на муку в Казахстане. К тому же зерноперерабатывающие предприятия там получают государственную дотацию. Мы, со своей стороны, должны сделать все возможное в рамках наших договорных обязательств, чтобы не допустить резкого падения производства в этой отрасли.

В мире экс-СССР Киргизия