Мартин Фримен: скромное обаяние идиосинкразии

Журнал
    08.09.2016, 19:18
Текст:   Юлия Авакова
Британский актер Мартин Джон Кристофер Фримен, навсегда ставший Бильбо Бэггинсом и во вторую очередь Джоном, а не просто доктором Ватсоном мирового экрана, празднует свое 45-летие.

Несмотря на обилие разноплановых ролей, не так редко встречается мнение о том, что Мартин Фримен является вполне рядовым актером, пусть и обладающим ошеломительным коктейлем всех возможных архетипичных британских противоречий в своем поведении: недоверчивостью, смешанной подчас с откровенно грубоватой прямолинейностью, высокомерностью в сочетании с поверхностным дружелюбием, сдержанностью, перемежающейся со слабо прикрываемой гневливостью:

Но ведь если присмотреться повнимательнее, то окажется, что величина его актерского таланта куда больше - он умеет создавать одним своим присутствием определенную атмосферу, фоновое полотно, без которого невозможно создать правдивое киноповествование. Иногда даже кажется, что в таком необычном даровании есть что-то очень благородное, но страшно неблагодарное по отношению к его обладателю. В его окружении очень уютно блистать - и Шерлоку (неспроста детектив говорит, что "длинное пальто и невысокий друг" делают его импозантнее), и Лорну Малво, и всей толкиновской вселенной, несравненно менее убедительной и самодостаточной в полудетском "Хоббите", чем в эпическом "Властелине колец". Но иногда - как в жанре короткого метра, в котором Фримен предстает совершенно иначе, чем мы привыкли его видеть, - все понятно и без слов:

Но все это относится к современному, зрелому периоду творчества актера, когда разные эпохи примеряются им как перчатки, а различные акценты и языковые контуры становятся второй натурой - от бесконечно очаровательной естественной манеры говорить в нос того же Ватсона до своеобразного выговора жителя американской Миннесоты в "Фарго", обезоруживающего шотландского хаггиса из "согласных" в "Репортерше" и заносчиво-ленивого говорка полицейского Майами в "Стартапе".

Широкая известность пришла к этому (по меткому выражению одного из создателей сериала "Шерлок" Марка Гэйтисса) "очень сердитому человеку с чувством юмора, который постоянно чем-нибудь смешит" после его участия в двух парадоксально комедийных телепроектах - скетч-шоу Bruiser и сериале Рики Джервейса и Стивена Мерчанта "Офис".

Его герои в этих фильмах - простые обыватели, жизнь которых представляет до боли знакомую чересполосицу черного и белого, и такая незатейливая на первый взгляд, чрезвычайно убедительная игра в действительности демонстрирует поистине филигранную актерскую технику. Даже в таком мастерски созданном сериале, как "Шерлок", где сценарий каждого эпизода представляет собой полноценное самостоятельное литературное произведение, Фримену не раз удавалось доказать, что некоторые реплики его героя абсолютно излишни, так как в некоторых ситуациях один красноречивый взгляд актера может с лихвой заменить целый ряд словесных банальностей, делая видеоряд более выпуклым, сообщая повествованию качественно новый уровень психологизма.

Одним из очевидных признаний его мастерства стало участие в двух проектах таинственного эксцентрика и мастера кинематографического гипертекста Питера Гринуэя, выбравшего именно Фримена на роль Рембрандта в двух картинах: "Тайны "Ночного дозора" (Nightwatching) и "Рембрандт. Я обвиняю!" (Rembrandt's J'Accuse...!).

"Маленький человек" Мартина Фримена способен на многое, его несгибаемость и упорство, столь проникновенно положительное и несколько наскучившее за много лет, как оказалось, может быть опасно амбивалентным, красноречивым примером чему служит образ Лестера. Казалось бы, как из запуганного обывателя может получиться фаустовский персонаж, а не очередная реинкарнация Акакия Акакиевича? Фримен убедительно доказал, что это более чем возможно.

В других же обстоятельствах "маленький человек" как ни в чем не бывало совершает поступки, свидетельствующие о беспримерной храбрости, полном самопожертвовании, тотальной преданности и неизменном чувстве меры, позволяющем сохранить достоинство в самых неожиданных ситуациях. И то, насколько естественно это сочетание являет себя во многих его персонажах, сообщая им правдивость, заставляет зрителей с большим вниманием оглядеться вокруг - ведь рыцари без страха и упрека встречаются куда реже, чем простые люди, совершающие героические поступки в силу веления души и не особо придающие им значения.

И даже в мультипликации, где, хочется верить, не один персонаж в ближайшие годы заговорит его голосом, именно этому актеру досталась небольшая, но очень емкая роль "Человеткина", примерного семьянина, волею судеб разлученного со своей древесной семьей. И, конечно же, она была отмечена Британской анимационной премией.

Но самое удивительное, наверное, то, как он читает книги для детей: создается впечатление той самой камерности "хоббичьей норы", квинтэссенции британского уюта, придающей произведениям литературы этого рода особый шарм. И, вполне возможно, отнюдь не случайно из всей "поттерианы" им был выбран отрывок про зеркало "Еиналеж". Каждый видит в нем что-то свое, а уж какое лицо в нем по-настоящему обретает актер в процессе работы над очередной ролью, по-настоящему известно только ему одному. Отражение, наблюдаемое зрителями, в любом случае, неизменно завораживает.