Новости

12.09.2016 20:28
Рубрика: Экономика

Ставка сделает всех

Текст: Виктор Ивантер (академик РАН, директор Института народно-хозяйственного прогнозирования)
После начала кризиса люди стали сокращать потребление быстрее, чем падали их реальные доходы. Те, у кого есть деньги, стали больше сберегать. Сейчас норма сбережений понемногу снижается, но все же она еще далека от докризисного уровня, а это мешает восстановиться экономическому росту: ему нужны инвестиции, ориентированные на внутренний спрос.

Совсем недавно мы пеняли людям на то, что они слишком мало думают о завтрашнем дне, все проедают, а оттого банкам не на что кредитовать экономику. Сейчас мы как бы упрекаем их в обратном.

Экономическим властям, наверное, кажется, что стране попалось не то население: у него не та ментальность, какая-то нерыночная, оно огорчается, когда у него отнимают деньги в результате реформ, не понимает полезности финансов и так далее.

На самом деле, оно всегда право. Если один человек может проиграться в карты и пропить зарплату, то население в целом распоряжается своими деньгами рационально в том смысле, что правильно реагирует на получаемые от власти сигналы.

Поэтому никогда не берусь давать универсальные советы по поводу того, как разумно распоряжаться своими деньгами. Тем более что наша экономика довольно причудливо устроена, и абсолютно рациональное с экономической точки зрения поведение выглядит довольно бессмысленным с точки зрения житейской логики, здравого смысла и классической науки.

Например, вроде бы очевидно, что собственная квартира - вещь для любой семьи несоизмеримо более ценная, чем автомобиль, что рациональнее потратить деньги сначала на нее. Но у многих пирамида потребностей оказывается как бы перевернутой, потому что гораздо посильнее взять в рассрочку дорогую немецкую машину, чем внести первоначальный взнос и выплачивать ипотечный кредит за однокомнатную квартиру на окраине города.

Итак, люди ведут себя рационально, исходя из сигналов власти. Другое дело - какие это сигналы.

Почему люди вдруг решили отложить покупки автомобилей и холодильников, ремонт в квартире? Потому что им сказали, что теперь у нас курс рубля очень волатильный, он может вверх-вниз скакать, и это нормально. Люди перешли в состояние неопределенности: если курс повысится, то, я, может, холодильник подешевле купить смогу, а если упадет, то лучше на черный день отложу, потому что все подорожает.

Состояние неопределенности поддерживается и реальными действиями экономических властей, и словами, которые от них исходят. Людей пугают будущим так, что в действительности остается только удивляться, насколько наше население спокойное.

Вбросы в СМИ сообщений наподобие того, что замораживается финансирование проектов из Фонда национального благосостояния, хотя паники и не сеют, но работают против инвестиционной и потребительской активности.

Только когда жизнь начнет устаканиваться, население вернется к своей нормальной модели потребительского поведения, начнет реализовывать накопившийся отложенный спрос. По моим оценкам, это произойдет в 2017 году. Если в этом году мы добьемся по крайней мере нулевой динамики ВВП, то в следующем обеспечим стабильный уровень реальных доходов населения, а с 2018 года возобновится их рост. При этом их восстановление к докризисному уровню произойдет за год или два, а может, и быстрее.

И здесь есть опасность, что ответом на желание людей тратить деньги станет рост цен, рост импорта, как уже было до кризиса, когда экономика, реальные доходы людей росли, все было вроде благополучно, только реальный сектор находился в отстающих. Сейчас нам надо заранее подготовить адекватное увеличение товарного предложения, развивая собственное производство, потому что при нынешнем обменном курсе увеличение доли импорта будет означать резкий рост цен.

Возвращаемся к тому же, с чего начали - с инвестиций. Они нужны еще до того, как оживится потребительский спрос, а значит, их инициатором должно выступить государство. И чтобы бизнес смог в этом государство поддержать, ему нужны доступные деньги в кредит по приемлемым ставкам. Импортозамещение из идеологической проблемы стало коммерческой задачей: налаживать свое производство вместо того, чтобы все импортировать, оказалось выгодным.

Но уровень выгодности существенно зависит от того, по какой цене российский бизнес получает деньги. Звучит уже банально, но ключевую ставку Банка России надо снижать.

Это, естественно, не означает автоматической раздачи денег Центральным банком. Ключевая ставка -- это, прежде всего, цена денег самого бизнеса. Следовательно, можно будет использовать деньги на производство необходимых товаров и услуг с более низкими затратами.

Снижение ключевой ставки на предстоящем в пятницу заседании совета директоров Банка России стало бы сильным сигналом, что власть озабочена ростом инвестиций.

Да, с одной стороны, гарантий, что бизнес мгновенно вложит деньги в эффективные проекты, нет. С другой стороны, если ключевую ставку Центробанка РФ не снижать, то остается только режим ручного управления. То есть сохранение этой важной для экономики ставки на прежнем уровне сильно мешает не только бизнесу, но и осложняет работу правительства: ему с неизбежным риском ошибиться приходится отбирать тех, кто достоин льготных ставок, и следить за выполнением условий льготных кредитов.

Экономика Макроэкономика Финансовый кризис в России