Новости

15.09.2016 18:25
Рубрика: Экономика

Круглое не катит

Проекты по глубокой переработке древесины буксуют
Россия является мировым лидером по запасам древесины, занимает пятое место в мире по объемам заготовки, но доля нашей страны в мировой торговле лесоматериалами - всего около 3 процентов. В чем причины диспропорций и почему буксуют проекты по глубокой переработке древесины, "РГ" рассказал генеральный директор Научно-исследовательского и аналитического центра экономики леса и природопользования Николай Петрунин.
Объемы переработки древесины внутри страны в последнее время растут. Фото: Наталья Пьетра Объемы переработки древесины внутри страны в последнее время растут. Фото: Наталья Пьетра
Объемы переработки древесины внутри страны в последнее время растут. Фото: Наталья Пьетра

Николай Алексеевич, почему наша страна остается лидером только в экспорте "кругляка"?

Николай Петрунин: Главная проблема - отсутствие лесного планирования. Развитие лесного комплекса в той или иной степени зависит от двенадцати ведомств. При этом нет единой политики по развитию отрасли, четкого межведомственного взаимодействия в производстве. Заявленный в 2006 году институт лесного планирования, к сожалению, не состоялся. Сейчас оно связано в основном с работами по охране, защите и воспроизводству лесов. Производство же продукции лесопромышленного комплекса в эту систему не вписывается. Но без прогнозирования спроса и предложения, я уверен, не будет динамичного развития. В последнее время много говорится о подготовке стратегии развития лесного комплекса до 2030 года, но документа пока нет.

Какие направления глубокой переработки древесины, на ваш взгляд, необходимо развивать в первую очередь?

Николай Петрунин: Сегодня у нас огромные очереди на улучшение жилищных условий. Часть проблем могло бы решить деревянное домостроение. Кластеры по деревянному домостроению могут быть созданы как в селе, так и в городе. Сфер применения их продукции много: быстровозводимые и недорогие дома востребованы в газовой, нефтяной отраслях, для тех, кто работает на освоении участков вахтовым методом. Чтобы удержать людей на Дальнем Востоке и ввести в оборот заброшенные земли, правительство утвердило программу бесплатной раздачи участков. Но людям надо бы предоставлять их с готовыми проектами жилья и подрядчиками. Можно продумать механизм, который был бы экономически выгоден всем участникам этой программы. Из дерева же можно создавать и опорные пункты МВД, фельдшерско-акушерские пункты. Это не очень затратно и стало бы хорошим стимулом для развития глубокой переработки древесины - для домов нужен и брус, и половая доска, и вагонка, и погонажные изделия, и фанера. Но для развития этого направления нужна государственная программа. Тема уже обсуждалась в правительстве на уровне вице-премьера, курирующего отрасль.

Кластеры по деревянному домостроению могут быть созданы как в селе, так и в городе

На одном из совещаний в правительстве по развитию лесного комплекса говорили о необходимости размещать хотя бы 10 процентов госзаказа на отечественную продукцию глубокой деревообработки. Как вам эта идея?

Николай Петрунин: Госзаказ должен быть прямого действия, без конкурсных процедур. При нынешней системе госзакупок эта идея окажется несостоятельной - ни одно производство не заинтересовано реализовывать сиюминутные разовые заказы. При прямом госзаказе обеспечивается развитие конкретного предприятия - создаются рабочие места, решаются вопросы социальной защищенности работающих, повышения зарплаты. Попутно развивается социальная инфраструктура - школы, детские сады, объекты здравоохранения, культуры и так далее. Но до этого заинтересованные ведомства (минстрой, минздрав и т.п.) должны обозначить свои потребности. Тогда будет понятно, кто отвечает за размещение заказа и выполнение плановых показателей.

Николай Петрунин: У нас на 1 тысячу гектаров — 1,4 километра лесных дорог, в Финляндии 90 километров. Фото: Фотобанк пресс-центра

А предприятия в состоянии удовлетворить хотя бы этот 10-процентный госзаказ?

Николай Петрунин: Сейчас в отрасли немало успешных предприятий. Например, в последнее время существенно выросло производство российской фанеры, мебели, бумаги, целлюлозы. Кстати, российский экспорт лесобумажной продукции может быть значительной статьей дохода в экономике страны. Пока его доля в валютной выручке от экспорта составляет всего около 2 процентов. Помимо отсутствия планирования, есть и дисбаланс между размещением производственных мощностей и ресурсами. В наиболее промышленно развитых регионах запасы доступного леса практически исчерпаны, предприятиям не хватает сырья. В то же время в ряде регионов огромные площади неосвоенных лесов. Использовать эти ресурсы практически невозможно из-за отсутствия лесных дорог. По протяженности лесных дорог на тысячу гектаров лесного фонда наша страна занимает последнее место среди ведущих лесных держав мира. Для сравнения: у нас на 1 тысячу гектаров - 1,4 километра лесных дорог, в Финляндии 90 километров, в Австрии - 60, Германии - 45. При этом 95 процентов наших лесных дорог - грунтовые или "зимники", зависящие от погодных условий. Тормозит строительство лесных дорог отсутствие их правового статуса, а также утвержденной стоимости строительства, порядка финансирования. В результате динамика объемов заготовки древесины за 2007-2015 годы показывает, что лесосека осваивается в среднем на 23 процента.

А хватает ли в стране лесоперерабатывающих мощностей?

Николай Петрунин: Есть дисбаланс и в их распределении, что также осложняет развитие лесопереработки. Российский лесной бизнес долгие годы был ориентирован на внешние рынки. С учетом этого распределялись по территориям и лесозаготовительные и перерабатывающие предприятия. В итоге сегодня 75 процентов производства необработанной древесины обеспечивают всего 12 регионов. Причем многие из них являются приграничными. Но, несмотря на сложности, объемы переработки древесины внутри страны все же в последнее время растут. По итогам 2015 года заготовлено более 205 миллионов кубометров древесины - это неплохой результат. Причем предприятия теперь больше стремятся перерабатывать древесину внутри страны, чем вывозить за рубеж круглый лес.

А будет ли готовая продукция из российского леса востребована за рубежом?

Николай Петрунин: Это уже происходит, правда, не так быстро, как хотелось бы. Экспорт круглого леса в 2015 году по сравнению с 2014-м снизился на 7 процентов, а экспорт пиломатериалов вырос почти на 11 процентов, древесной целлюлозы - на 10, клееной фанеры - на 12. Этому способствовала таможенная политика - с 2008 года Россия существенно повысила пошлины на вывоз кругляка сверх установленных квот.

В наиболее промышленно развитых регионах запасы доступного леса практически исчерпаны, предприятиям не хватает сырья

Однако из-за растущей конкуренции, постоянных колебаний зарубежных рынков, экономических санкций рассчитывать на экспортные поставки сложно. В таких условиях важно использовать ресурсы внутреннего рынка, изучением которого, кстати, никто не занимается. А его потенциал огромен. Продукция деревообработки востребована не только в строительной или химической промышленности, но и в медицине, в жилищно-коммунальном и сельском хозяйстве, других отраслях. Важно учитывать покупательную способность населения и сдерживать рост цен. А это возможно при условии, что тарифы на электроэнергию, железнодорожные перевозки, горюче-смазочные материалы, которые занимают достаточно высокий удельный вес в себестоимости продукции российского лесопромышленного комплекса, не будут постоянно расти. Для производства высококачественной продукции деревообработки многим действующим предприятиям нужны серьезные инвестиции, чтобы провести реконструкцию и модернизацию.

Кроме того, надо продумать вопросы таможенно-тарифной политики - возможно, снизить НДС на деревообрабатывающее оборудование, не производимое в России.

Справка

Доля лесного комплекса в ВВП страны - 1,7 процента. В объеме отгруженной промышленной продукции - 2,5 процента, в обрабатывающей промышленности - 4,3 процента. Всего в отрасли работает 1,1 миллиона человек, из них в обрабатывающих отраслях лесного комплекса - 6,6 процента.

Экономика Отрасли Ресурсы