19.09.2016 14:50
    Рубрика:

    В Казахстане рассказали, насколько опасен атом

    Казахстан может рассказать миру, как опасен атом и как правильно им распоряжаться
    Ядерные испытания в Северной Корее небывалой мощности, вновь обострили вопрос о недостаточности международного контроля над априори неконтролируемым ядерным распадом. Играя с "ядерной дубинкой" или собственным атомным реактором, каждая страна набивает шишки, свято веря, что избежит ошибок предшественников. К сожалению, невостребованным остается и опыт государства, никогда к власти над атомом не стремившегося, но знающего о практике его применения больше иных.

    Точку на Семипалатинском полигоне, где произошел первый в Советском Союзе ядерный взрыв, а потом и десятки других, не так просто определить визуально. Это пересечение воображаемых прямых, которые нужно провести через "гусей" - стоящие друг от друга на километровом удалении бетонные наблюдательные башни. Самые близкие "гуси" - в нескольких сотнях метров от "поля боя" - треснувшие, оплавленные, и покосившиеся. Теперь об огненной стихии и взрывных волнах напоминает только небольшой пруд, в котором запрещено купаться, но в котором, очевидно, водится живность. Еще одна верная примета, что ты находишься в месте, где 60 лет назад можно было превратиться в пыль - "харитончики", стекловидные черные капли, испарившийся во время взрыва кварц, сконденсировавшийся вокруг частиц плутония. Названные в честь академика Юлия Харитона, эти капли выглядят как поделочный камень, но бусы из него казахские дозиметристы делать не рекомендуют.

    "Опытное поле", место, где с 1948 по 1962 год прошли 117 наземных и атмосферных ядерных взрывов сегодня - девственная степь до гор на горизонте. И настолько ровная и бескрайняя, что небо кажется выпуклым. Только надышаться степным воздухом не дает "лепесток" - марлевая маска, которую, вместе с бахилами, настоятельно советуют надевать при посещении места первого ядерного взрыва. Впрочем, уже в нескольких сотнях метров от этой точки радиационный фон в норме, а в паре километров работает биостанция - ученые выращивают на насыщенной "харитончиками" почве овощи, кукурузу, разводят овец и свиней. Результаты их практических и лабораторных исследований сегодня востребованы японцами. "У них Фукусима, им интересно. Правда, потом сами все заново моделируют и перепроверяют", - рассказывают сотрудники полигона.

    Столица этих почти 19 тысяч квадратных километров реликтовой степи - не Семипалатинск, а город Курчатов, которого еще четверть века назад не было ни на одной карте. Здесь полуразрушенная "сталинская" архитектура соседствует с модерновыми корпусами казахского Национального ядерного центра, ставшего своеобразной компенсацией стране за атомный опыт, которого она, скорее всего, желала бы избежать. И потому у Казахстана есть свой ТОКАМАК, а значит и место во всемирной гонке за термоядерную энергетику. Есть Институт радиационной безопасности и экологии, по словам его директора Сергея Лукашенко, оборудованный лучше всех подобных институтов в мире, и - Ульбинский металлургический завод (УМЗ) в Усть-Каменогорске - предприятие, обеспечивавшее Семипалатинский полигон, и не только его, "изделиями". Завод в полном смысле слова металлургический, только льют здесь не сталь, а бериллий и тантал, а также делают урановые таблетки - составные части тепловыделяющих элементов.

    Это атомное наследство безъядерного Казахстана приносит теперь весомые дивиденды. УМЗ выбран МАГАТЭ местом хранения мирового Банка низкообогащенного урана. Теперь под бдительно охраняемым Национальной гвардией Казахстана периметром хранятся емкости с тоннами урановой руды и низкообогащенного, не более 5%, урана. Этот уран, в случае если у какой-либо иностранной АЭС внезапно возникнет дефицит сырья, будет на УМЗ переработан в "таблетки" или в необработанном виде под контролем МАГАТЭ отправится заказчику.

    Уникальный статус Казахстана - безъядерной страны, на территории которой находится ядерный полигон, крупнейшие в мире месторождения урановых руд и есть мощности по их переработке. Это дает Астане право рассказывать миру о том, насколько опасен атом, и как им правильно распоряжаться.

    "Достижение мира, свободного от ядерного оружия, является для нашей страны, ощутившей на себе все ужасающие последствия ядерных испытаний, несомненным приоритетом. Инициативы Президента Казахстана - эффективная модель пути к миру, свободному от ядерного оружия, эту модель Казахстан предлагает использовать всем странам мира", - заявил на недавно прошедшей в Москве конференции "25 лет борьбы за безъядерный мир: от закрытия Семипалатинского полигона к глобальной инициативе Манифеста Нурсултана Назарбаева "Мир. XXI век" заместитель министра иностранных дел Республики Казахстан Ержан Ашикбаев.

    Руководство Казахстана как никто знает, что ядерное оружие не дает системных гарантий безопасности для молодой, не входящей в "ядерный клуб" страны, и что отказ от ядерного оружия открывает путь к экономической модернизации и масштабным инвестициям. "Благодаря действиям Президента Казахстана удалось существенно снизить уровень и риски регионального напряжения. В результате Казахстан обрел репутацию серьезного и респектабельного игрока на международном уровне, сделал колоссальный рывок в экономическом развитии, снял целый ряд угроз региональной и отчасти глобальной безопасности", - полагает чрезвычайный и полномочный посол Казахстана в России Марат Тажин.

    К этим словам и инициативам, за которыми печальный опыт ядерных испытаний на своей территории, стоит прислушаться не только Пхеньяну, но и другим "молодым демократиям", набивающим собственные шишки на пути к ядерному статусу.