Новости

20.09.2016 17:55
Рубрика: "Родина"

Лихие люди на Каменном мосту

Почти полтора века один из символов столицы был пристанищем криминального мира
Построенный в 1687 - 1692 гг. Каменный (Всехсвятский) мост стал первым в Москве постоянным каменным мостом через Москву-реку. Долгое время он же был и единственным - и успел превратиться в один из символов "первопрестольной".
А.М. Васнецов. Всехсвятский Каменный мост. Конец XVII века. Позади группы скоморохов возвышается Шестиворотная башня с двумя шатрами. А.М. Васнецов. Всехсвятский Каменный мост. Конец XVII века. Позади группы скоморохов возвышается Шестиворотная башня с двумя шатрами.
А.М. Васнецов. Всехсвятский Каменный мост. Конец XVII века. Позади группы скоморохов возвышается Шестиворотная башня с двумя шатрами.

Южный, замоскворецкий конец моста первоначально завершался предмостным укреплением в виде двухшатровой башни с шестью въездными воротами. Но ко времени, о котором пойдет наш рассказ - к началу 1760х гг. - Шестиворотная башня была уже лишена шатров и получила завершение в виде стрельницы (это хорошо видно на выполненной в 1763 г. панораме М.П. Махаева). В северном конце моста, у улицы Ленивка, стояла Всехсвятская воротная башня Белого города. А на самом мосту стояли торговые лавки и фартины (кабаки).


За "добрый порядок" отвечала полиция

В 1761-1762 гг. Всехсвятский мост состоял в ведомстве Московской губернской канцелярии. Она отвечала за его техническое состояние, а за исправным содержанием моста и за соблюдением чистоты на нем и во Всехсвятских воротах надзирала Московская полицмейстерская канцелярия (Полиция). К примеру, 6 марта 1761 г. статский советник Андрей Молчанов сообщил Полиции, что, осматривая городские улицы, посередине Всехсвятских ворот он обнаружил сваленные глыбы льда - ни пройти, ни проехать. Караульные солдаты заявили Молчанову, что им до этого дела нет, и чиновнику пришлось лично приказать капитану 11-й команды очистить проезд. В результате Полиция решила потребовать от Гарнизонной канцелярии отдать приказ караульным солдатам не допускать засорения в городских воротах1.

В соответствии с указом Сената от 3 октября 1762 г. Каменный и другие состоявшие в ведомстве Московской губернской канцелярии мосты были переданы в ведение Московской полицмейстерской канцелярии. Полиция по-прежнему отвечала за содержание моста в чистоте и исправности, следила за состоянием "Шестерых ворот" и проезда через Всехсвятские ворота. 25 мая 1764 г. ответственность за "добрый порядок" и чистоту на Каменном мосту возложили на офицеров 11-й команды.

В 1765 г. мост был поврежден в результате случившегося на Москве-реке наводнения. Полиция обратилась в Сенат с просьбой добиться указа императрицы об отпуске денег на починку сооружения, и 3 ноября 1765 г. Екатерина II утвердила доклад 5-го департамента Сената о выделении на ремонт Всехсвятского моста 3027 рублей 26 копеек. Деньги было велено отпустить из доходов Штатс-конторы2.


Журнал заседаний присутствия Московской полицмейстерской канцелярии. 23 апреля 1762 года. Дело о грабеже и избиении суконщиками сборщика оброчных денег Дементия Борисова на Каменном мосту 9 апреля 1762 года. /  РГАДА. Ф. 931. Оп. 3. Д. 585. Л. 144.Журнал заседаний присутствия Московской полицмейстерской канцелярии. 23 апреля 1762 года. Дело о грабеже и избиении суконщиками сборщика оброчных денег Дементия Борисова на Каменном мосту 9 апреля 1762 года. /  РГАДА. Ф. 931. Оп. 3. Д. 585. Л. 144 об.


Здесь пригрели Ваньку Каина

Всехсвятский (Каменный) мост оставил заметный след в криминальной истории Москвы: он притягивал представителей преступной среды. Под ним прятались воры, в 1735 г. именно под этим мостом в компанию московских воров был принят беглый дворовый Иван Осипов - в будущем знаменитый преступник, известный как Ванька Каин3. Вот лишь несколько историй, случившихся в начале 1760-х гг.

11 сентября 1761 г. членами присутствия Московской полиции (борьбой с преступностью в городе занимались тогда Полиция и Сыскной приказ4) был допрошен закованный в кандалы ученик Большого суконного двора5 Родион Родионов. Колодник показал, что 12 недель назад вступил в сговор с учениками Суконного же двора Матвеем Головановым и Корнеем. В воскресные сумерки все трое пошли в Тверскую ямскую слободу красть деньги у крестьян, приехавших на рынок. Ночью, когда крестьяне спали под возами, Родионов вынул у одного из них из-под головы три холста; один отдал подельникам, а два оставил себе. А утром воры пришли на Каменный мост, в фартину "Казенка". Там Родионов заложил целовальнику за 10 копеек свой серый кафтан; на этот гривенник подельники купили вина и напились - после чего Родионов отстал от Матвея и Корнея и пошел продавать знакомым краденые холсты. Один сплавил на Введенских горах (в районе Семеновской заставы), другой - на Таганке, в Малых Каменщиках, с выручкой (1 рубль 57 1/2 копеек) вернулся на Каменный мост, пил вино в разных фартинах, а оставшийся рубль зарыл в землю под все тем же мостом...

После этого Родионов находился в бегах от своего Суконного двора еще восемь недель. Затем решил вернуться из бегов сам, но у Яузских ворот был замечен работниками фабрики, которые и привели его на Суконный двор. Там Родионова заковали за побег в кандалы, но 4 сентября, в полночь, он сбежал с фабрики все туда же, под Каменный мост - чтобы достать спрятанный рубль. В восьмом часу утра, по его просьбе, к нему присоединились Матвей Голованов и Корней - которые стали его уговаривать окончательно сбежать с фабрики: ведь про отлучку его никто не знает. Втроем подельники пошли на мост, в фартину - и тут, на мосту, у караульной будки, Матвей и Корней стали отнимать у Родионова его рубль. Вор закричал "Караул!", Матвей с Корнеем убежали, а Родионова караульные отвели на съезжий двор6. В Полиции решили отослать его для следствия в Сыскной приказ, а Матвея, Корнея, скупщиков краденого и того, кто давал Родионову пристанище во время побега, объявить в розыск7.


По рисунку М.И. Махаева. 1763 г. Фрагмент гравюры. Слева виден Каменный мост и Шестиворотная башня с завершением в виде стрельницы.

Грабеж пехотинца Калашникова

Прятавшиеся под Каменным мостом воры грабили проходивших по нему горожан. Так, 26 декабря 1760 г. караульные с рогатки8 у "Шестерых ворот" привели на съезжий двор 11-й команды солдата Тенгинского пехотного полка Степана Калашникова. Размахивая обнаженным тесаком и "со многолюдством" - с выбегавшими из-под моста соучастниками - тот ограбил на Каменном мосту двух прохожих. Прибежав на крик, караульные поймали Калашникова, а его соучастники разбежались - хотя пойманный и кричал им, чтобы они его отбили. Ограбленными оказались дьячок церкви Зачатия Святой Анны "что в углу" (в Китай-городе) Михаил Васильев и ученик Суконного двора Дмитрий Михайлов. У дьячка отняли лосинные рукавицы (одну из них, найденную при Калашникове, ему вернули), гарусный кушак и ситцевый платок, а также оторвали по пояс правую полу камзола с карманом, где лежали 53 копейки...

4 января 1761 г. на допросе в Полиции солдат показал, что 26 декабря без разрешения командиров ходил на свидание к матери в Дорогомиловскую ямскую слободу, ушел от нее ночью пьяный, в фартине "Австерия" на Каменном мосту добавил еще, выйдя из фартины на мост, хотел идти через Болото9, дальше, "от безмернаго пьянства", ничего не помнит и в чувство пришел только утром, уже на съезжем...

В Полиции постановили отослать Калашникова с обнаженным тесаком и с "указанием вины" к московскому коменданту, генерал-майору царевичу Афанасию Грузинскому10.


С. Кириллов. Пьяница с рыбой.

Пристанище для беглых

Под Каменным мостом ночевали и беглые люди. 27 сентября 1761 г. в Полиции допросили Петра Никитина - беглого служителя секретаря Ревизион-коллегии Максима Савинова. Он показал, что около трех недель тому назад гонял семерых баранов пастись в поле за Рогожскую ямскую слободу. Один баран пропал, и Никитин, испугавшись побоев, решил не возвращаться обратно. Оставшихся баранов он продал за 40 копеек и, кормясь на эти деньги, днем бродил по Москве, а ночи проводил под Каменным мостом. 20 сентября он был пойман человеком экзекутора Ревизион-коллегии Николая Дьяконова и отведен к хозяину в Коллегию, где содержался четверо суток и был бит плетьми. 25-го Никитина представили на съезжий двор. В Полицмейстерской канцелярии его стали бить "кошками"11, спрашивая, не был ли он во время побега на "воровствах и разбоях", где жил и чем кормился. Под кошками беглец повторил прежние показания, и 10 октября его приказали отдать хозяину, взяв с последнего "приводные деньги".

Однако сделать это не удалось. В ночь на 12 октября, по недосмотру караульных десятских12 Амплея Аврамова и Данилы Семенова, Никитин бежал со съезжего двора. На допросе в Полиции Аврамов показал, что побег был совершен, когда он, Аврамов, сменив Семенова и стоя на часах на съезжем дворе, отошел для "испражнения телесной нужды" и на часах никого не осталось. 17 октября Полиция вынесла резолюцию: десятских за "слабый караул" наказать "кошками" при собрании команды, спрашивая при этом, не за взятку ли они отпустили колодника. Если это подозрение не подтвердится, то "определить их по-прежнему к их должности", а о розыске беглого отдать приказ в команды13...

И снова работники Большого суконного двора... Поскольку эта фабрика находилась рядом со Всехсвятским (Каменным) мостом, они не раз оказывались замешанными в совершавшихся на нем преступлениях. К примеру, 9 апреля 1762 г. содержатель хрустальной фабрики купец Фома Мальцов послал на Каменный мост своего крепостного человека Дементия Борисова. Он должен был собрать оброчные деньги с казенных лавок и лавочных мест, отданных Главным магистратом Мальцову в содержание из оброка. На мосту на Борисова напало около 50 человек, "били смертно" и отняли собранные им 50 рублей. Борисов кричал "Караул!", но находившиеся у рогатки рядом с "Шестерыми воротами" караульные никого не задержали. Тогда Борисов вбежал в харчевню у "Шестерых ворот", но грабители продолжили избивать его и там; избили и вызванного харчевниками с Суконного двора "для безопасного проходу" отставного солдата Козьму Семенова. Среди нападавших были и суконщики Большого суконного двора Максим Смола, Матвей Фурманщиков, Василий Келейников, Харитон Печенкин и Иван Филисов. На допросе в Полиции 23 апреля они ни в чем не признались, и их решили отослать для следствия в Сыскной приказ. Бывших же на карауле рогаточных офицерам 11й команды приказали публично наказать "кошками" на месте преступления - за то, что не задержали грабителей и не били тревогу14.

Распространенным видом преступлений, совершавшихся на Каменном мосту, были кражи шапок. Например, 4 марта 1765 г. в Полиции слушали дело о крепостном крестьянине Гуре Татаринове. Он был "взят" на мосту в то время, когда с головы едущего по мосту купца Якова Евреинова была сорвана шапка. На допросе и во время наказания Татаринов в грабеже не сознался, и его отослали в Губернскую канцелярию. Там крестьянина не приняли, так как у него был паспорт, выданный ему для проживания в Москве его барином. Тогда 8 марта в Полиции постановили отослать Татаринова под конвоем его господину, взяв с последнего "приводные деньги"15...

Конвойным тоже надо было держать ухо востро. 11 января 1765 г., в первом часу пополудни, на Каменном мосту обнаружили труп мужчины в солдатском мундире и при шпаге. При убитом нашли подорожную, выданную Губернской канцелярией солдату 2-го батальона Климентию Григорьеву для препровождения колодника в Клинскую воеводскую канцелярию. Тело "для анатомии" отослали в Московский генеральный госпиталь16...


Караул усилить, подозрительных - арестовывать!

Журнал заседаний присутствия Московской полицмейстерской канцелярии. 15 декабря 1765 года московский главнокомандующий П.С. Салтыков для прекращения грабежей приказал поставить при Каменном мосту пикет от полевого дежурства. РГАДА. Ф. 931. Оп. 3. Д. 625. Л. 207.Для наблюдения за порядком и пресечения воровства на Каменном мосту около Всехсвятских и "Шестерых" ворот были устроены подъемные рогатки, охранявшиеся караульными из числа местных жителей. Надзирать за караульными должны были полицейские офицеры 11-й команды. Однако 5 марта 1761 г. статский советник Андрей Молчанов все-таки обнаружил отсутствие двоих караульных у рогатки около "Тресвяцких" (Всехсвятских) ворот. Виновных доставили на съезжий двор, где они назвались "ведомства Собственной вотчинной конторы московским оброчным крестьянином Матвеем Гавриловым и дворцового села Мячкова крестьянином Иваном Киселевым". 7 марта по инициативе 11-й команды в Полиции решили приказать офицерам всех команд наказывать караульных за отлучку от рогаток и напоминать им, чтобы они никуда от них не отходили17.

Не прекращавшиеся грабежи потребовали усовершенствовать систему охраны. 26 ноября 1761 г. в седьмом часу пополуночи в "Шестерых" воротах трое воров сорвали с прохожего шапку и, избив потерпевшего, скрылись с шапкой под мостом. На поиски подозрительных лиц под мост был направлен с командой поручик Сергеев - который вечером следующего дня и поймал там троих человек. И 28 ноября, по предложению уже упоминавшегося статского советника Молчанова, Полиция распорядилась поставить на Каменном мосту пикет (пост, караул) из 12 десятских18.

А 15 декабря 1765 г. коллежский асессор Максим Шварц сообщил Полиции: московскому главнокомандующему графу П.С. Салтыкову стало известно, что под Каменным мостом бывают беглые люди, из-за которых происходят грабежи, и главнокомандующий приказал поставить на мосту пикет от полевого дежурства. Кроме того, ему, Шварцу, приказано "подтвердить" полицейской команде о необходимости проводить под мостом дневные и ночные осмотры и ловить беглых. В Полиции эти осмотры возложили на офицеров 11й команды, велели проводить их ежедневно днем и ночью, а беглых и других подозрительных людей арестовывать и присылать в Полицию19.

Однако Каменный мост и в дальнейшем продолжал оставаться местом совершения преступлений. До тех пор, пока в 1858 г. не был окончательно разобран под предлогом ветхости. Теперь рядом с тем местом, где располагался первый каменный мост через Москву-реку, стоит построенный в 1937-1938 гг. Большой Каменный мост.


1. РГАДА. Ф. 931. Оп. 3. Д. 571. Л. 107.
2. Там же. Д. 621. Л. 70-70об., 333-334; Д. 622. Л. 265-266об.; Д. 624. Л. 392-392об.
3. Акельев Е.В. Повседневная жизнь воровского мира Москвы во времена Ваньки Каина. М., 2012. С. 122, 127-128.
4. 15 декабря 1763 г. Сыскной приказ заменила учрежденная при Московской губернской канцелярии Розыскная экспедиция.
5. Большой суконный двор - крупнейшая московская суконная мануфактура (фабрика), располагавшаяся на правом берегу Москвы-реки, около Каменного моста, между современными Софийской набережной и Болотной площадью.
6. Съезжий двор - полицейская управа с помещением для арестованных.
7. РГАДА. Ф. 931. Оп. 3. Д. 577. Л. 110-111.
8. Рогатка - шлагбаум, который устанавливался для "воспрепятствования проходу воровских людей".
9. Болото - затоплявшаяся водой местность за Каменным мостом, между правым берегом Москвы-реки и ее старицей (современным Водоотводным каналом). Сейчас там Болотная площадь.
10. РГАДА. Ф. 931. Оп. 3. Д. 569. Л. 26-27.
11. "Кошка" (чаще "кошки") - плеть с несколькими хвостами.
12. Десятский - должностное лицо, выбираемое из обывателей для выполнения полицейских обязанностей.
13. РГАДА. Ф. 931. Оп. 3. Д. 577. Л. 244-244об.; Там же. Д. 578. Л. 212об.-213, 274-274об.
14. Там же. Д. 585. Л. 144-144об.
15. Там же. Д. 616. Л. 75, 159об.-160.
16. Там же. Д. 624. Л. 282.
17. Там же. Д. 571. Л. 132-132об.
18. Там же. Д. 579. Л. 268об.
19. Там же. Д. 625. Л. 207.