Новости

21.09.2016 15:15
Рубрика: В мире

Первый лапотник в округе

Корреспондент "СОЮЗа" отправилась в Бобруйский район за лаптями
В деревне Петровичи Бобруйского района шутят: "Наш дед Саша кого хочешь в лапти обует". И правда, природной смекалки и ловкости 79-летнему Александру Гайшуну не занимать. Местные называют его лапотником, что нисколько не обижает народного умельца, напротив, ему это очень даже по душе.
Александр Гайшун: Я свои первые лапти сплел, когда мне было десять лет. Фото: Ольга Кисляк Александр Гайшун: Я свои первые лапти сплел, когда мне было десять лет. Фото: Ольга Кисляк
Александр Гайшун: Я свои первые лапти сплел, когда мне было десять лет. Фото: Ольга Кисляк

В старину хороший лапотник был весьма уважаемым человеком. Гайшун и сам в лаптях ходит, и всю родню свою ими обеспечил, и здешний фольклорный коллектив "Спадарушка" в лыковую обувь обул.

В Петровичах хату дедушки Гайшуна покажет каждый. Да и самого мастера сразу в толпе вычислишь - по обувке. В доме Александра Анатольевича повсюду плетеные корзины, лапти и клубки лыка. При мне пенсионер разматывает один из клубков и трижды загибает лыковую ленту:

- Это будет подошва. Я меряю так: три кулака и два пальца - будут лапти 40-го размера. Как определились с длиной, начинаем плести. С носка. У нас всегда так делали. Хотя знаю, что в России так называемые "косые" лапти - клетки переплетаются наискосок - плетут с пяты. Что еще важно, лыко должно быть высушенным и вымоченным.

Лапти Александр Анатольевич плетет уже лет 7. Когда работал - был и пожарным, и слесарем, и каменщиком, - времени не хватало. Семья, дети, хозяйство внимания требовали. А на старости, говорит, один остался.

Вот и вспомнил про ремесло, которому мать в детстве научила:

- Один сын в городе остался, другого нет, погиб молодым. Два года назад не стало любимой супруги... Так что лапти для меня - и способ время скоротать, и воспоминания молодости, и порой пусть небольшая, но прибавка к пенсии.

Лыковые лапти на базар не возит. Но, по словам методиста централизованной клубной системы Бобруйского района Ирины Гомоновой, мастер принимает участие во всех фестивалях, которые проводятся в районе, области. Обратно возвращается без лаптей - необычную обувку раскупают мгновенно.

Сам пенсионер пару лаптей может изготовить за два часа. Раньше, говорит, в их большом селе в каждой хате лапти плели. И хотя жива их деревня - более сотни людей, лапотники перевелись. Старикам некогда, молодым - неинтересно. Дескать, кому теперь лапти нужны... Но Александр Анатольевич уверяет: это прекрасная обувка.

- С виду они кажутся неудобными да неказистыми. А на самом деле быстро принимают форму ноги, мозолей не натирают.

И хотя жива их деревня - более сотни людей, лапотники перевелись. Старикам некогда, молодым - неинтересно

Лапти у Гайшуна прочные, но мягкие. Потому что плетет он их не из лозы, а из лыка. В этом большая разница. Лоза - это ивовые прутья, а лыко - липовая кора. Кору липы собирает с июня по сентябрь. Сушит на чердаке. На открытом воздухе нельзя: пересохнет и потрескается. В непроветриваемом помещении - тоже: наберет влаги, появится специфический запах. Как высохнет, размачивает в теплой воде. И уж после скручивает липовую ленту в клубок. А еще в этом деле не обойтись без спиц - прочных деревянных колышков, которые мастер делает исключительно из ореха. С их помощью плетет боковины и пятку.

Александр Анатольевич рассказывает:

- Лента лыка толстая, потому лапоть выходит прочный. Не чета тем, что плетут, например, из камыша. Я встречал однажды такие - на республиканском фестивале-ярмарке. Выглядят, как домашние тапочки. На ощупь мягкие. Но как их носить? На другой день развалятся. Разве что как сувенир на стенку повесить.

Как выяснилось, есть еще одна очень важная вещь в лапотном ремесле - обора. Это бечевка, которой подвязывают лапти. Она делается из натурального льна. И процесс ее изготовления намного длиннее и сложнее, чем плетение самих лаптей. Лен сперва собирают, треплют, вычесывают, чистое волокно откладывают в сторону, а из коротких остатков на веретене или пряхе крутят нитку. И уж только после этого из нити вьют обору. Сделаешь что-то не по технологии, объясняет мастер, обора выйдет непрочной и будет рваться.

- Я свои первые лапти сплел, когда мне лет 10 было. Голодные послевоенные годы. Отца нет, нас, детей, у мамы четверо. Вот она однажды и говорит: мол, давай-ка, Сашка, учись сам обувь делать. И себе, и младшему брату, и сестрам. Научился. Помню, в школе после звонка на урок бежал в класс, а один из старшеклассников смеха ради наступил мне на развязавшуюся обору. Я шлепнулся и въехал в класс на животе. Нос разбил. Вот тебе и плохая обора. Кстати, после войны обору в нашем селе не столько из льна плели, сколько из крапивы и конопли.

Сегодня искусству плести лапти у Гайшуна учатся местные жители. Директор Петровичского Дома народного творчества Юрий Бобиков уже перенял все тонкости ремесла:

- Мастер прекрасный есть, сырья в округе хватает, вот я и решил лапотником стать. Ведь это очень важно - сохранять традиции, передавать их детям и внукам. Это наша культура, корни.

К слову, здешние мастерицы возродили старинное бранное ткачество, дают мастер-классы, как правильно "положить" узор с помощью специальной дощечки-бральницы, как обрабатывать лен, лозу. В местном Доме культуры собрано более 100 экспонатов домашнего обихода и утвари, есть даже действующий ткацкий станок. А еще сельчане из Петровичей и окрестных деревень вместе отмечают народные праздники и обряды, соблюдая все правила, как когда-то делали их предки.

Прямая речь

Галина Чернова, начальник отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи Бобруйского райисполкома:

- В Беларуси совсем немного людей, которые с детства помнят, как правильно плести такую обувь. Александр Гайшун - единственный мастер на весь район, а может, и на всю область. Чтобы традиция не умерла, мы и решили возродить это ремесло. Теперь наш умелец дает мастер-классы всем желающим на районных, областных, республиканских фестивалях, форумах и праздниках.

В мире экс-СССР Беларусь