Новости

26.09.2016 19:53

Срок без права на ошибку

Неоднозначное толкование статьи УК РФ об организации преступного сообщества приводит к ужесточению наказания за менее тяжкие преступления
Текст: Антон Пегов (адвокат, кандидат юридических наук)
По данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, за последние семь лет в нашей стране в 2,5 раза выросло число осужденных по ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества). Юристы и правозащитники убеждены: этот рост во многом объясняется несовершенством действующей редакции ст. 210 УК РФ, обвинение по которой можно использовать для неправомерных действий. В том числе для оказания давления на обвиняемых, продления срока следствия или срока содержания под стражей, помещение в СИЗО лиц, к которым, по идее, такая мера пресечения не может быть применена, и т.д.

Ст. 210 УК РФ изначально задумывалась как эффективная норма для борьбы с неформальным институтом воров в законе, а также с лидерами криминального мира, подконтрольным им ОПГ и "повязанными" с ними коррупционерами от власти. Разработка данной нормы пришлась на период действия ельцинского указа об усилении борьбы с бандитизмом и оргпреступностью, в результате чего указанная статья и попала в Уголовный кодекс 1996 года.

Однако правоприменители быстро обнаружили, что такую норму очень удобно использовать практически в любой категории дел.

В результате в настоящее время воров и криминальных авторитетов по ст. 210 УК осуждают довольно редко. Зато под нее "попадают" обвиняемые в совершении экономических, а иногда и должностных преступлений. С легкой руки журналистов ст. 210 УК РФ уже окрестили "пыткой 210".

- Наиболее просто "пристегнуть" эту статью УК РФ к многоэпизодному групповому мошенничеству, незаконной банковской деятельности, незаконной организации азартных игр, незаконному сбыту наркотиков. Что, в принципе, и делается с большим успехом, - считает координатор "горячей линии" Gulagu.net, член Межрегиональной общественной правозащитной благотворительной организации "Комитет за гражданские права" Антон Дроздов. - При этом правоприменители далеко не всегда обращают внимание на тот факт, что если соучастники заранее объединились, но не создали организационной структуры с управлением и субординацией, - это будет не сообщество, а ОПГ. А специальной ответственности за создание ОПГ и участие в ней нет.

Подтверждая высказываемый экспертами тезис об удобстве инкриминирования ст. 210, Дроздов продолжает: "Были случаи, когда органы предварительного следствия, осознавая временные рамки процессуального положения законности тяжкого преступления (например, ст. 159. ч. 4), обнаруживали мифический состав ОПС. Такие действия, например, позволяют обратиться к руководителю органа или прокурору с просьбой о выделении дополнительного времени для проведения якобы необходимых или неотложных процессуальных действий. А так как ст. 210 УК РФ является сама по себе особо тяжкой, за которую максимальный срок наказания предусмотрен свыше 10 лет лишения свободы, то нередко сроки предварительного следствия продлеваются. В итоге обвиняемые, которых органы следствия будут пытаться сделать особо опасными преступниками, называя их ОПС, могут необоснованно провести в СИЗО несколько лет".

Поднявшие тему несовершенства действующей редакции ст. 210 УК РФ средства массовой информации в качестве показательного примера рассматривают дело первых российских хакеров, приговоренных к длительным тюремным срокам.

Еще летом этого года Замоскворецкий суд Москвы вынес беспрецедентный приговор, признав семерых молодых людей виновными в совершении мошенничества в сфере компьютерной информации и назначив им наказание в виде лишения свободы на срок от 5,5 до 8 лет каждому. В результате семь молодых людей: Илья Брагинский, Валерий Горбунов, Роман Кулаков, Артем Пальчевский, Владимир Попов, Дмитрий Федотов и Сергей Шумарин были взяты под стражу и сейчас находятся в местах лишения свободы.

По данным СМИ, все они были признаны участниками ОПС, и этот вывод следователи сделали, основываясь на показаниях человека, в отношении которого велось отдельное делопроизводство, - осужденного на 4,5 года некоего Д. Шишкина, заявившего о том, что фигуранты дела N1-2/2016 причастны к совершению ряда преступлений, и расписавшего их роли. Обвинение по ст. 210 УК РФ в данном случае стало лишь приложением к прочим обвинениям и было основано на показаниях лица, согласившегося на сделку со следствием и признавшего свою вину. В отношении него велось отдельное делопроизводство, и, как писали СМИ, Конституционный суд уже отмечал, что вынесение приговора по делу, выделенному в отдельное производство, не может влиять на выводы суда о вине фигурантов основного дела.

Примечательно, что ст. 210 УК РФ не содержит определения преступного сообщества, а лишь говорит о возможном существовании у ОПС структурных подразделений. Определение ОПС дает Пленум Верховного суда РФ, постановивший, что "преступное сообщество отличается от иных видов преступных групп более сложной внутренней структурой, наличием цели совместного совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а также возможностью объединения двух или более организованных групп с той же целью".

Эксперты полагают, что признаков ОПС в деле нет, а люди осуждены по этой статье на том основании, что ими действительно была создана некая группа

Еще один документ - определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ - указывает, что "для данной формы организованной преступности характерно наличие организационно-управленческих структур, общей материально-финансовой базы, образованной в т.ч. из взносов от преступной и иной деятельности, иерархии, дисциплины, установленных правил взаимоотношения и поведения участников".

Некоторые эксперты полагают, что описанных признаков ОПС в деле нет, а люди осуждены по указанной статье на том основании, что ими действительно была создана некая группа, пусть и не попадающая под определение ОПС.

Уже в скором времени Московский городской суд должен будет рассмотреть апелляционную жалобу по указанному делу и, возможно, его решение послужит основой для начала работы по совершенствованию действующей редакции ст. 210 УК РФ.

Да, в этом случае правоприменители могут лишиться удобного инструмента для воздействия на обвиняемых, однако при этом указанная норма УК РФ сможет наконец использоваться для борьбы с организованным криминалитетом и "повязанными" с ним коррупционерами от власти, что особенно актуально на фоне явной активизации борьбы с коррупцией в нашей стране.

А граждане, совершившие менее тяжкие преступления, смогут рассчитывать на объективность следствия, а значит, и на реальное наказание за содеянное.