Новости

29.09.2016 00:08
Рубрика: Культура

Шпионаж как искусство

Почему в начале прошлого столетия в России не ловили шпионов?
В издательстве Университета Дмитрия Пожарского вышла любопытная книга о малоизвестных страницах деятельности некоторых европейских, азиатских и средневосточных разведок против Российской империи. Увесистый том "Иностранный шпионаж и организация борьбы с ним в Российской империи 1906-1914 гг." Вадима Зверева готовился не один год, автор тщательно собирал материалы и, что немаловажно, привлекал не только архивные источники, но и периодику, что до него никто не делал. Так что шпионаж представлен не только глазами историка, но и журналистов, редакторов и издателей прошлого.

Кроме того, в те годы русская периодическая печать без разбора печатала распоряжения по войскам и флотам, результаты военных маневров и смотров, корабельный состав, сведения о состоянии, ремонте и модернизации флота. Для силовых ведомств европейских и азиатских держав это был уникальный источник разглашения сведений об оборонной мощи России.

Автор книги - доцент Омской академии МВД России, полковник полиции, написал немало научных трудов по проблемам иностранного шпионажа в царской России. Ожидается, что она станет одной из главных премьер грядущей ярмарки "умной" литературы Non/fiction, которая пройдет в Москве в ЦДХ на Крымском Валу с 30 ноября по 4 декабря.

Рыболовы и коммивояжеры

Военный шпионаж, рассматривавшийся сначала как ремесло, а позже ставший искусством, берет свое начало в глубокой древности. Ни одно крупное государство, стремившееся занять значимое место на мировой авансцене, никогда не отказывалось от услуг шпионов. От каких стран исходила угроза в начале прошлого века? Автора интересуют Германия, Австро-Венгрия и Британия - на западе, а также Япония на востоке. В первую очередь, хорошо разбиравшимся в вопросах шпионажа противником была Германия.

Закон о шпионаже сильно изменился и суды стали выносить более суровые приговоры

Кроме подробностей о деятельности шпионов, книга содержит немало любопытных фактов о жизни России перед Первой мировой войной - ее экономический и социальный портрет. К примеру, в конце XIX - начале XX в. наблюдалось активное перемещение немцев из Германии и Австро-Венгрии на территорию Российской империи. Так, в окрестностях Санкт-Петербурга с населением 2740 000 человек к 1910 г. проживало 93 тыс. немецких поселенцев. Еще один любопытный факт, о котором упоминает Зверев: 1 августа 1914 г. в рядах русской армии, насчитывавшей около 1 400 000 солдат, служило 300 тыс. немцев, это значит, что каждый пятый военнослужащий имел германские корни. Конечно, не все эти, как сейчас сказали бы, мигранты были шпионами.

Кстати, переезд немецких помещиков и крестьян проходил по инициативе или с согласия русских императоров. С помощью немцев было решено "окультурить" русское крестьянство. В Россию одни приезжали осваивать необработанные земли - вскоре их начали называть колонистами, другие открывали фирмы. Многие из колонистов селились в пределах приграничных военных округов России, где были сосредоточены портовые города, военные крепости и другие объекты, интересные для иностранной разведки. Ехать дальше было затратно и мучительно долго.

Британцы, к примеру, не только вполне официально и разрешенно ездили по окраинам России с целью туризма и даже охоты, но и в качестве "легенды" использовали работу "Британского Библейского общества", которое имело свое представительство в Санкт-Петербурге. Организация вела себя весьма дружелюбно: ее основной деятельностью был перевод Библии на языки мира. Но это было всего лишь "прикрытием".

Японцы оказывались у дальневосточных берегов России тоже, на первый взгляд, с мирными целями - маскируясь под рыбаков, они не спеша изучали систему береговых укреплений Владивостока. Кроме рыболовства коммерческим прикрытием служили брадобрейство, торговля, коммивояжерство и даже проституция. Китайскими шпионами были в основном переводчики. Во время Русско-японской войны они находились постоянно при начальстве, сидели в канцеляриях вместе с писарями и очень хорошо знали все, что происходило в армии на тот момент.

Десять лет в Сибири

В период с 1911 по 1913 г. русская военная контрразведка арестовала в Варшавском военном округе 61, в Виленском - 27, в Киевском - 26, в Одесском - 14 и в Петербургском военном округах - 9 иностранных разведчиков.

Как карался шпионаж в России? После подтверждения вины подсудимых, вне зависимости от их национальной принадлежности и подданства, их ждала каторга или заключение в тюрьму. 5 июля 1912 года закон о шпионаже сильно изменился и суды стали выносить более суровые приговоры изменникам родины и иностранцам. Если раньше срок заключения составлял от 2 до 6 лет, то теперь чаще всего подсудимых приговаривали к срокам в 4, 6, 8, 10 лет каторги.

Как считает автор, шпионаж в России в начале прошлого столетия получил невероятный размах. А жандармы, военные, законодатели и простые обыватели пребывали в полном неведении. Да и в самом царском окружении не было единого мнения насчет шпионов. Большинство руководителей министерств и ведомств делали выбор в пользу ликвидации внутренних угроз - подавления революционного движения и протестных настроений.

Книга задумывалась как научная монография, а читается как увлекательный детектив.

Кстати

Из книги Вадима Зверева "Иностранный шпионаж и организация борьбы с ним в Российской империи 1906-1914 гг."

"Угощал писарей водкой..."

...Вместе с упоминанием роли румынской разведки, констатирующим лишь эпизод ее посильного участия в изучении русской военной организации, с 1908 по 1913 г. все чаще стали поступать тревожные сообщения о намерениях и реальных шагах военного ведомства Турции заполучить информацию об армейских приготовлениях на юге Российской империи. Наместник Николая II на Кавказе 16 апреля 1908 г. уведомил Департамент полиции МВД, что несколько дней тому назад турецкий вице-консул (по другим источникам - старший секретарь турецкого консульства) в Карсе Гасан-Бей принял из Константинополя шифрованную телеграмму, в которой ему предложено "во что бы то ни стало приобрести военную карту крепости Карс и ее окрестностей".

Первое упоминание о Гасан-Бее и шпионской составляющей в его дипломатической работе мы находим у профессора В.М. Гиленсена. Сказав о наблюдении за турецким вице-консулом почти все, он обошел стороной подробности его агентурной разработки. Между тем встретившиеся нам неопубликованные архивные материалы позволили заполнить образовавшийся научный пробел.

Как выяснилось, озадаченное неоднократными поездками Гасан-Бея к крепостной эспланаде Карской крепости руководство кавказского районного охранного отделения взяло его в агентурную разработку. 7 декабря 1912 г. заведующий секретной агентурой в Турции доносил начальнику Особого отдела Департамента полиции МВД полковнику А.М. Еремину о преступной деятельности дипломата. Из "Сводки агентурных сведений по Тифлису за январь 1912 г.", составленной секретным сотрудником "Компасом", следует, что турецкий генеральный консул "усиленно занимается панисламистской пропагандой и собиранием сведений о... русских войсках на Кавказе, о мобилизации, как на Кавказе, так и в пределах внутренней России".

По данным чиновника для пограничных сношений при наместнике царя на Кавказе действительного статского советника Кохановского от 7 сентября 1909 г., разведку против России ведет некий Али-Бей (под этим именем скрывался швейцарский подданный А.Ф. Лагранж). Числясь капитаном турецкого Генерального штаба и являясь тайным агентом у англичан, он был призван наблюдать за действиями русской армии на Кавказе, в Мерве и Кушке. В это же время с целью военной разведки на юге России находились офицеры турецкой армии Юнберт Бей и Ниазим Бей.

Как следует из рапорта, состоящего в распоряжении главнокомандующего войсками Кавказского военного округа капитана Н. Адатова, от 12 апреля 1910 г. за N 5 на имя окружного генерал-квартирмейстера, турецкое генеральное консульство в Батуме получает сведения о русских войсках. Единственным их поставщиком является агент турецкой разведки мулла Кадыр-Эффенди-Элемдар-Задэ - переводчик в русских мусульманских частях, расположенных в Кутаисской губернии.

В 1910 г. уже тифлисский полицмейстер доносил в 4-е делопроизводство (контрразведка) Департамента полиции МВД о том, что в Тифлисе взят под наружное наблюдение турецкий офицер Али-Тефик-Эффенди, подозреваемый в сборе военных сведений о русских силах.

Наконец, судя по донесениям агентуры начальника контрразведывательного отделения штаба войск Виленского военного округа ротмистра В.В. Беловодского от 12 ноября 1912 г., в Одессе и других городах России некто Масум Рузаев - "военный турецкий шпион" - "старался заводить знакомство с нижними чинами штабов и военных управлений, угощал писарей водкой, ввиду чего за ним было установлено наружное наблюдение"...

Культура Литература
Добавьте RG.RU 
в избранные источники