Новости

06.10.2016 13:45
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

Мастер и Мастерская

Григорий Козлов учит своих студентов ставить на сцене большие романы
В гостях у петербургской редакции "Российской газеты" побывал режиссер Григорий Козлов, художественный руководитель театра "Мастерская".
 Фото: Владимир Бертов/РГ  Фото: Владимир Бертов/РГ
Фото: Владимир Бертов/РГ

Его ученики за небольшое время сумели сделать театр популярным, репертуар - большим, интересным, разнообразным, занять особую нишу в культурном пространстве Северной столицы.

Григорий Михайлович, СМИ сообщали о ваших успешных гастролях в столице, Сибири, шолоховских местах. У вас все постановки выездные?

Григорий Козлов: Да, стараемся. По федеральной программе "Большие гастроли -2016" мы были в Иркутске, Улан-Удэ, возили шесть спектаклей. Ездили в Рязань, Ростов-на-Дону. В Москве летом показали три спектакля на двух площадках, там мы часто бываем. Очень хорошие гастроли. Для молодой труппы это проверка своих сил, возможностей, это большие сцены, ярусные театры. Везде у нас остаются зрители, и когда они приезжают в Питер, приходят на наши спектакли. Бываем на фестивалях - в Могилеве, Ереване, Пскове. На фестивале "Голоса истории - 2016" в Вологде наш спектакль "Дни Турбиных" получил приз "За лучший актерский ансамбль".

Вашему театру шесть лет, вы организовали его со своим третьим выпуском. Труппа с тех пор приросла еще вашими учениками?

Григорий Козлов: Да, потянулись… Прибавился курс, выпустивший "Тихий Дон", "Братьев Карамазовых". Сейчас у нас студенты третьего курса, репетируем "Мастера и Маргариту". Каждый курс имеет опыт постановки большого романа.

Какие спектакли вы рекомендуете посмотреть людям, не бывавшим в вашей Мастерской"? С чего начать знакомство?

Григорий Козлов: Я не могу советовать, но если вы настаиваете, начать надо с того, мне кажется, с чего наш театр начинался: "Идиот" и "Яма" ("Два вечера в веселом доме").

Как вы относитесь к жанру спектаклей, которые длятся по четыре-пять часов? Некоторые даже на два вечера разбивают. Многие зрители удивляются: разве это будут смотреть, кто выдержит? Вот и ваши "Братья Карамазовы" идут пять часов, а "Тихий Дон" - восемь.

Григорий Козлов: Спектакль должен идти ровно столько, сколько смысла в него вложено. Есть спектакли - час двадцать, без антракта, как кино, есть длинные. И те, и другие имеют право на жизнь. Если люди на них ходят, значит, они нужны. Мы никого не загоняем в зал, но он полон, и есть своя публика, - это приятно. Знаю людей, которые смотрели "Идиота" по многу раз, в трех составах (у нас три Мышкиных, и все три артиста получили  за эту роль премию имени Стржельчика), людей, которые по десять раз смотрели "Тихий Дон".

И без премий общества зрителей "Театрал" ни одна ваша постановка не остается… Еще "Золотой софит" и "Прорыв" неизменно отмечают наградами. Многих удивило, как вы в 2015 году согласились взять на себя еще и руководство Псковским театром драмы - при вашей занятости в петербургском театре, своем детище, и собственной мастерской в театральном институте! Вы знали, что это ненадолго? Все-таки нынешним летом отказались от Пскова.

Григорий Козлов: Мой ученик Саша Кладько был в Псковском театре главным режиссером, я помогал ему осуществлять общую политику, теперь он худрук. Кладько - уже опытный режиссер, труппа хорошо приняла его, сейчас там несколько премьер готовят режиссеры Борис Бирман, Олег Куликов, Наталья Лапина, сам Кладько. Я, может, что-то сделаю, если время будет.

Когда-то вы ставили спектакли в Новосибирске, Красноярске. А теперь не выбираетесь никуда на постановки из Питера?

Григорий Козлов: И в Омске ставил, в Лозанне, Финляндии, Южной Корее… А сейчас времени нет. Я бы очень хотел сделать что-то в Новосибирске, Красноярске, Иркутске. И в Магнитогорске - у меня есть курс магнитогорский, один парень у нас остался здесь, в Питере. Меня всегда звали в Москву, и сейчас переговоры идут. С удовольствием поехал бы! Но я привязан к своему детищу… Красноярск даже снится мне, там я ставил один из первых своих спектаклей - "Фрекен Жюли", а "Вишневый сад" шел в театре имени Пушкина лет 10, это много.

Были еще спектакли-долгожители в вашей биографии?

Григорий Козлов: "Лес" в театре "На Литейном" идет с 1999 года. Актеры получили Государственную премию, уже нет в живых Алексея Девотченко, игравшего Счастливцева, нет Иоффе, Меркурьева... И спектакль "P.S. капельмейстера Иоганнеса Крейслера…", где играл Девотченко, в Александринском театре, тоже, кстати, получил Государственную премию. Алексей много лет играл моноспектакль "Концерт Саши Чёрного для фортепиано с артистом".

Хорошо ли такое творческое долголетие, когда спектакли не сходят со сцены по 10 и больше лет?

Григорий Козлов: Мы много играем, уже 8 лет, "Идиота" Достоевского и "Яму" Куприна. Не все постановки выдерживают испытание временем. Бывают и такие, у которых недолгая жизнь, но это не значит, что они плохие, просто так сложилось. У меня "Саломея" в Омске коротко прошла (декорации сложные) и "Маленькие трагедии" в Александринке (там артисты уходили).

Вам в прошлом году вручили премию имени Георгия Александровича Товстоногова с формулировкой "За выдающийся вклад в развитие театрального искусства". Нынче "Золотой софит" впервые решил  не присуждать ее. Как, по-вашему, почему? Перевелись режиссеры?

Григорий Козлов: Мне неловко говорить об этом, нескромно как-то. Я могу рассуждать, что, наверное, премию давали за создание театра со своими учениками. Передо мной ее получали Сергей Женовач, Семен Спивак - у них тоже театры из учеников своих мастерских.

Какими учениками, ставшими  крепкими режиссерами, вы гордитесь?

Григорий Козлов: Их много, все хорошо работают в Петербурге и в провинции. Многие преподают, с нашим институтом связи поддерживают, что очень приятно. Саша Кладько, Руслан Кудашов, Наташа Лапина, Галя Бызгу,  Катя Гороховская, Егор Чернышов, Митя Егоров, Маша Романова, Рома Габриа, Максим Диденко, Поля Неведомская… Боюсь, забыл кого-то! Тимур Насиров - в Новосибирске, Антон Безъязыков в Кемерове - и ошибается, и такие спектакли ставит, что просто полет! В Калуге, Таллине, Пскове работают ребята, кто-то возглавляет театры. Многие ставят спектакли в нашей "Мастерской". Диденко и Егоров выпустили у нас "Молодую гвардию", Лапина - "Письмовник", Андрюша Горбатый поставил "Ивана и Черта".

У вас много фанатов среди зрителей, ученики вас обожают, и критики восторженные рецензии пишут. А есть ли недоброжелатели?

Григорий Козлов: Думаю, что есть. Бывало, и критики ругали.

Вспомним питерский ТЮЗ, там вы задержались надолго. Это счастливое время в вашей жизни?

Григорий Козлов: Разное. С "Преступления и наказания" в 1994 году я там был очередным режиссером, и только пять последних лет - художественным руководителем. С большой любовью и благодарностью вспоминаю то время, обожаю, боготворю артистов, но мне всегда хотелось построить свой театр с нуля. Считаю, что мне необычайно повезло, когда я уже смирился, что ничего не будет. Каждому курсу говорил, что мы создаем новый театр. Получалось, что был обманщиком. И вдруг все пошло, на наши спектакли откликнулись зрители, критики, театральная общественность, власти.

Достигли вершин, а что дальше?

Григорий Козлов: Не бывает в театре постоянно "все хорошо". Все время что-то происходит, много проблем, кризисы, рутина (это самое страшное в театре). Но у нас хорошая компания. Сейчас есть две площадки - на 300 и 100 мест, хотелось бы третью, побольше, мест на 500-600.  Мы уже испытали успех, залы всегда полные, а когда приезжаем в Иркутск или  Рязань, играем в большом, ярусном театре, и ребята берут зал своей энергетикой. Так что все только начинается.

Еще какие желания есть?

Григорий Козлов: Деньги на постановки дают, спасибо, а хотелось бы выпускать спектаклей больше, не шесть в сезон. Дадут на шесть, а мы сделаем из них десять. Если это осуществится, то ребята будут побольше зарабатывать. Администрация Невского района нам помогает, квартирные проблемы непитерских ребят решают. Театр молодой, я один ветеран.

От вас актеры не уходят в другие театры?

Григорий Козлов: Некоторые ребята работают параллельно и в других театрах. Это нормально. Я сразу сказал: "Мы строим театр, но все свободны". Главное - не нарушать график спектаклей. Я сам когда-то, кстати, первый в городе, по чужим театрам ходил - с Лёшей Девотченко, Что, теперь другим мешать буду? И в кино снимаются многие ребята, их узнают, я радуюсь этому. Включаю телевизор - все время кто-то из наших на экране.

Вы замечаете  разницу между театральным Петербургом и театральной Москвой? В столице легче состояться?

Григорий Козлов: Не знаю, что вам сказать. Мы приезжаем в Москву, у нас залы битком. И в других городах. Приехали в Тбилиси, играем "Старшего сына" - пол-зала зрителей, но сарафанное радио сработало, и на следующий вечер - битком, овации. Не надо чувствовать себя ущербным (Москва, не Москва…), успешным, неуспешным, главное - быть честным, чтобы совпадало то, о чем  хорошо, умно говорят, и то, что делают. Есть разный театр, у каждого свой зритель.

Наша "Мастерская" заняла свою нишу. Когда мы получали помещение, мне многие говорили: "Зачем тебе это надо? Никто не поедет к вам так далеко…". Я сказал: "Если мы будем честно работать, и из других районов поедут!". И  в зале люди разного возраста, много молодежи, что в кайф, есть и солидные.

Как приняли ваш "Тихий Дон" на родине Шолохова?

Григорий Козлов: Играли в Ростове-на-Дону, зрители очень хорошо воспринимали. А уже в Питере к нам приходил внук Шолохова, похожий на деда, со своей женой, похожей на Аксинью. Он директор музея, у него много дел, поэтому сказал, что только первый акт посмотрят, но в результате они остались на весь день, а потом мы долго говорили о спектакле. Значит, их задело.

Что вы сейчас репетируете?

Григорий Козлов: "Тартюфа", в конце декабря должны выпустить. Получили грант на постановку от Министерства культуры. Я обычно репетирую несколько вещей, что-то одно выходит на первый план. Планов громадье, надо постепенно реализовать их. Задумал "Утиную охоту" Вампилова, "Антигону" Софокла и "Живи и помни" Распутина.

Мы еще в студенческое время поставили "Антигону", и она на фестивале в Румынии приз выиграла, а потом - в Греции, где были представлены "Антигоны" со всего мира. У нас был очень интересный ход. Не оставляет нас та работа, не хочется расставаться с ней… Как и "Живи и помни" - я один отрывок делал с ребятами и тогда перечитал повесть, это же великая история, трагедия, и так мне захотелось поставить спектакль…

И другие режиссеры работают: Катя Гороховская ставит "Любовные письма" американского драматурга Альберта Гурнея, Андрей Горбатый взял пьесу советского периода "Счастье мое". Макс Фомин готовит новое прочтение чеховской "Чайки", где сам сыграет Тригорина, а Катя Гороховская - Аркадину. Михаил Черняк, актер и режиссер Молодежного театра на Фонтанке, репетирует спектакль по японской новелле "Сказ о горе Нараяма". Наташа Лапина взялась за инсценировку романа Чингиза Айтматова "И дольше века длится день...". Андрей Гаврюшкин, поставивший "Кроткую" на малой сцене, репетирует "Преступление и наказание" в жанре моноспектакля с артистом Федором Климовым. Маша Романова готовит спектакль по современной пьесе "Жёны гениев". 

Культура Театр Драматический театр Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург
Добавьте RG.RU 
в избранные источники