07.10.2016 12:44
    Поделиться

    Политолог: Дума должна повысить свою политическую роль

    Нижняя палата парламента должна повысить свою политическую роль
    Перспективы работы новой Госдумы уже стали предметом дискуссий экспертов. Детальное обсуждение специфики отечественного парламентаризма еще впереди, но уже сейчас стоит обратить внимание на такие аспекты, как возможность возрастания политической роли VII Думы, включая ее влияние на социальную повестку, а также на более сбалансированное представительство в ее стенах различных интересов.

    Анализ показывает, что развитие парламентаризма в России сегодня во многом определяется теми же тенденциями, что и в странах зарубежной Европы. Наряду с профессионализацией парламентской деятельности к ним относится и воспроизводство традиционных моделей парламентского представительства. Главное отличие отечественного парламентаризма от аналогичного опыта зарубежной Европы на протяжении последнего времени заключалось в уровне политического влияния парламента: по этому показателю Госдума существенно уступала легислатурам не только парламентских, но и ряда президентских республик.

    Выборы 2016 года в позитивном смысле были лишены интриги, то есть не сопровождались громко артикулированным конфликтом, стороны которого, как правило, и осуществляют активную мобилизацию сторонников. При этом отсутствие конфликта было связано не с гармонией различных социальных интересов, а со слабостью несистемной оппозиции, претендующей на выражение интересов, альтернативных доминирующим. Этот политический сегмент потерпел очевидное поражение, масштаб которого вряд ли предполагали даже его оппоненты. Отсутствие выраженного и артикулированного конфликта свидетельствует о слабости и малоавторитетности тех политических сил, которые в настоящее время претендуют на статус оппонентов мейнстрима.

    Кроме того, уставшие за четверть века от перемен люди ценят стабильность. Потребность в большей эффективности институтов представительной демократии не уходит - напротив, становится еще более актуальной, поскольку именно выборы, партии, парламенты как раз и являются институциональными каналами коммуникации общества и власти. Знаменитая мысль о том, что демократия имеет массу изъянов, но все остальные формы правления еще хуже, действительно актуальна.

    Иными словами, очевидно - отечественному парламенту нужно вернуть одно из его важнейших функциональных измерений, выраженное в самом его названии: он должен стать действенной площадкой для артикуляции различных интересов, идей, программ, стратегий. Дума должна стать реальным участником политики, а не только ее антуражем.

    Возвращение реальной политики в стены Думы - востребованная и давно ожидаемая тенденция. Реализовать эту возможность можно двумя путями: либо посредством изменения Конституции, либо посредством масштабного укрепления персонального состава Думы. Наличие конституционного большинство позволяет "Единой России" вносить изменения в Конституцию, однако изменение системообразующих принципов, образующих архитектонику Основного Закона, может открыть "ящик Пандоры" и запустить малопредсказуемую цепную реакцию.

    Существенно более предпочтительным представляется укрепление политического влияния Думы через значительное обновление ее состава, что, собственно, и произошло 18 сентября. По сути, именно на масштабную и качественную ротацию были нацелены фактическое усиление конкурентности выборов в целом, масштабное предварительное голосование в "Единой России" (которое не смогли преодолеть многие известные кандидаты, в том числе с богатым парламентским опытом), реальный поиск заслуживающих доверия кандидатов. Наиболее существенными стали изменения в случае "Единой России", которая увеличила свою численность почти на треть по сравнению с предыдущим созывом и одновременно обновила свой состав почти на две трети. Ставка была сделана на привлечение профессионалов, состоявшихся в своей профильной деятельности и имеющих достойную репутацию. Согласно проведенному Фондом ИСЭПИ анализу, в составе фракции ЕР из 343 депутатов - 197 избраны впервые (57 процентов); в КПРФ из 42 парламентариев - 8 новичков (19 процентов); в ЛДПР из 39 мандатов - 10 у новичков (26 процентов); из 23 справедливороссов - 3 новичка (13 процентов). В целом по VII созыву обновление составило 50,9 процента: 218 депутатов впервые получили мандаты. Более того, только 11 депутатов (2 процента) имеют опыт парламентской деятельности в период до 2011 г.

    В целом по VII созыву обновление составило 50,9%: 218 депутатов впервые получили мандаты

    В контексте масштабной ротации депутатского корпуса в целях его "перезагрузки" и принципиального переформатирования стоит рассматривать и приход в Думу нового председателя. Вячеслав Володин в качестве главы палаты имеет тот неоспоримо значимый аргумент, что Дума во главе со столь опытным политиком может существенно нарастить свое политическое влияние, усилить свою политическую роль и стать по-настоящему действенным институтом публичной политики. В рамках последней востребованы навыки публичной дискуссии и дипломатии, готовность и способность работать в конкурентной среде, умение находить общий язык с оппозицией. Тот факт, что кандидатуру Володина - вопреки традиции - представил президент, обратившийся ко всем фракциям с просьбой о консолидированной поддержке, свидетельствует о его оценке сложившейся политической системы, состоявшихся выборов и той роли, которую сыграл Володин в их организации.

    Из всех представленных в парламенте на протяжении прошедших двух десятилетий социально-профессиональных групп наиболее масштабным было участие той категории, которая в рамках общеевропейского исследования была определена как "предприниматели и управленцы" (их удельный вес во всех прежних созывах Госдумы был порядка 30%). Подчеркнем, что речь идет о крупном бизнесе и топ-менеджменте - представительство среднего и малого бизнеса в Госдуме традиционно колеблется в рамках статистической погрешности. Присутствие представителей крупного отечественного бизнеса и управленцев в Думе не только стабильно нарастало от созыва к созыву (от 28 процентов в 1993 г. до почти 40 процентов в 1999 г.), но отмечалось также в 2003 г., то есть уже после начала дела "Юкоса". Неудача на выборах 2003 г., ориентированных на представительство интересов бизнеса партий, не привела к существенному снижению его представительства в Думе. Активность крупного бизнеса в высшем законодательном органе России обусловлена заинтересованностью крупных экономических структур в позитивных результатах законотворческой деятельности и решающей ролью парламента не только в принятии законов, но также в распределении бюджетных средств, что превращало его в сферу корпоративного лоббизма. В европейских странах среднее значение данного показателя существенно ниже - около 12 процентов (хотя в отдельных странах в течение кратковременных периодов отмечались отдельные всплески этого показателя; так, высокий удельный вес менеджеров и предпринимателей был зафиксирован в 1990-х гг. в Великобритании - 30-35 процентов); во Франции конца 1990-х гг. - 25 процентов).

    Что касается участия партий в парламенте, то европейские политические партии на протяжении всего ХХ в. были и остаются доминирующим субъектом парламентского рекрутинга. Именно партийная карьера выступает важнейшим механизмом рекрутирования парламентариев в Германии, Великобритании, Франции, Италии, Австрии и других европейских странах. В отечественном парламенте при смешанной системе выборов партии играли более скромную роль, которая заметно возросла при переходе к пропорциональной системе голосования, однако роль функционального представительства в России по-прежнему оставалась доминирующей.

    Относительно связей отечественных депутатов с регионами можно констатировать, что с точки зрения плотности и качества этих связей этот показатель в отечественной Думе на протяжении двадцати лет был несколько ниже среднеевропейского. В парламентах Германии, Франции, Италии от половины до трех четвертей депутатов имеют опыт работы на региональном и/или местном уровне до вхождения в состав национального парламента, тогда как в условиях отечественной пропорциональной системы возможности продвижения региональных интересов были скромнее.

    Неоптимальность ранее сложившегося доминирования в Думе представительства интересов крупного бизнеса и управленцев была очевидна в связи с тем, что система представительства тогда выполняет свою задачу в полной мере, когда репрезентирует не только интересы экономически и политически влиятельных групп, а многообразие общественно значимых интересов. Применительно к VII созыву можно констатировать более сбалансированное соотношение различных форм представительства: некоторое сокращение функционального в пользу партийно-политического и территориального, о чем свидетельствует возрастание числа связанных с регионами депутатов (что повысит роль территориальной репрезентации), умеренное расширение партийно-политического сегмента и очевидное сокращение участие бизнеса и управленцев во фракции "ЕР". Последнее по счету обстоятельство отличает данную фракцию от трех остальных (КПРФ, ЛДПР, СП): в связи с заметным сокращением численности фракций осталось преимущественно партийное ядро, а партийные спонсоры сохранили свои места в списках и даже увеличили свой удельный вес на фоне сокращения общей численности фракций.

    Таким образом, в качестве заметных позитивных характеристик Думы VII созыва можно отметить возможность возрастания ее политического влияния (благодаря качеству и масштабу ротации ее состава) и более сбалансированное представительство различных интересов в ее стенах. Эти тенденции, несомненно, стали результатом существенной коррекции процедуры и механизмов выборов в пользу усиления их реальной конкурентности. Важнейшая предпосылка дальнейшей эволюции в данном направлении - выстраивание эффективных каналов обратной связи парламента с институтами гражданского общества, расширение возможностей и повестки их сотрудничества.

    Поделиться