Новости

09.10.2016 21:10
Рубрика: Экономика

Монополия во хмелю

Производство и продажу спирта хотят отдать государству
Pro

Павел Шапкин, руководитель Центра разработки национальной алкогольной политики:

Введение госмонополии на производство и продажу этилового спирта можно назвать положительным моментом. Тем более что она уже существует, по сути, в виде достаточно жесткого государственного регулирования производства.

В конце прошлой недели в Госдуму внесен законопроект, в котором депутаты предлагают ввести госмонополию. И с 1 января 2017 года деятельность по производству и обороту этилового спирта будут осуществлять только организации, в уставном капитале которых доля (вклад) участия Российской Федерации составляет более 50 процентов.

Кстати, подчеркну, что 60 процентов спирта в стране у нас и так производится при активном участии государства. И если говорить про госмонополии, то я все-таки больше за то, чтобы она распространялась на предприятия, которые производят непищевой спирт. Для того чтобы в конце концов стало понятно, что вообще с ними надо делать, так как сегодня многие из этих предприятий, по сути, брошены на произвол судьбы.

Если говорить о госмонополии на спирт, то я считаю, что закон все-таки должен быть одинаков и для госкорпораций, и для частных производителей.

Что же касается формы собственности на производство, то я сторонник госмонополии на государственную оптово-розничную торговлю спиртом. Устанавливать на само производство особого смысла нет.

Подчеркну, что инициатива о госмонополии на спирт уже не первый раз продвигается в Государственной Думе. Есть интересные варианты предложений, например, в которых прописана госмонополия на торговлю, в том числе и на оптово-розничную.

К этому варианту, кстати, есть заграничные примеры, можно назвать страны Скандинавии, США и Канаду. При этом в Скандинавии монополии на само производство тоже нет.

Элементы монополий есть, например, в Германии, где госкорпорации выкупают у производителей спирт за более высокую цену, чем та, по которой они бы могли продать его на открытом рынке. Вспомним то, что раньше существовало в дореволюционной России, - шел выкуп спирта у частников, затем его чистили и продавали уже на рынке.

Отдельный момент в том, что целью введения монополии ставится пополнение доходов бюджета. Исходят авторы инициативы при этом из того, что 80 процентов продаваемой водки является нелегальной. Честно говоря, в этой цифре у меня лично большие сомнения, особенно после внедрения системы ЕГАИС на кассах, она теперь нелегальную водку вообще не пускает к продаже в розницу.

И все же с точки зрения развития коммуникаций создание такой глобальной системы очень полезно. С точки зрения государственного регулирования рынка это тоже прогресс. Поэтому госмонополия на спирт в целом тоже может толкнуть отрасль вперед.

Contra

Вадим Дробиз, Директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя:

Около 65-70 процентов мощностей по производству спирта уже консолидировано в государственных руках. Так что вопрос, кто хозяин на этом рынке, практически уже решен. Стоит ли теперь ломиться в открытую дверь? Цель, которую преследуют в России, - навести порядок на спиртовом и водочном рынке. Но есть пример ряда других стран, где спирт - государственный, и он одновременно с этим производится нелегально на тех же самых заводах. Хотя там как раз работает государственная монополия. Когда большое количество населения находится за чертой бедности, а легальная водка слишком дорогая, нелегальный спирт все равно будет производиться. То есть все зависит от ставки акциза, цен и уровня жизни населения и его доходов. Самое интересное, что законодатели считают экономическую выгоду в 500 миллиардов рублей. Откуда это возьмется, если большая часть спирта уже производится предприятиями с преобладающим участием государства в капитале? Эффекта в тех объемах, в которых он заявлен, ждать не стоит.

Есть легальный рынок водки, с нее уже уплачивается акциз. При этом экспертное сообщество оценивает, что до 2016 года государство реально теряло большие средства на рынке, нелегальной водки было продано 250 миллионов литров. А в этом году нелегальная водка не продается. То есть получается, что от нелегального рынка государство с этого года ничего не теряет, так как уже работает ЕГАИС. Так что госмонополия не может что-то легализовать или нет. Если население готово покупать по 50 рублей "самопал", а государство легальную продает по 200, то население все равно найдет, где купить. А производители, пусть и кустарные, найдут спирт, чтобы сделать водку. Или сделают спирт сами.

Тему госмонополии нужно развивать в сторону акцизов, увеличить которые предложено в проекте Основных направлений налоговой политики на 2017-2019 годы. Например, обратить внимание на безалкогольное пиво. Его производят около 100 миллионов литров в год, это 1,5 процента от пивного рынка. Сколько государство заработает? Допустим, по 5 рублей с литра, это акциз. Получится 500 миллионов рублей в год. С одной стороны, сумма, с другой, не такая уж и большая. Еще смешнее с сидром и медовухой, их еще меньше производят. И акциза получится - курам на смех, несколько сот миллионов рублей. С тихими винами то же самое, выигрыш лишь несколько миллиардов рублей. А только с водки в этом году объем акцизов вырастет миллиардов на 30. Складывайте и сравнивайте цифры. И сразу станет ясно, где государству следует проявить свою "монополию".

Экономика Товары и цены Законодательная власть Госдума Госрегулирование оборота алкоголя Алкоголь и табак