Анджей Вайда: классик и экспериментатор

Журнал
    10.10.2016, 20:42
Накануне не стало выдающегося польского режиссера Анджея Вайды, автора около пятидесяти киноработ. Выпускник Лодзинской киношколы 1954 года, он стал одним из основных режиссеров "Польской школы кинематографа" - течения в польском киноискусстве пятидесятых-шестидесятых годов, объединяющего таких мастеров, как Войцех Хас, Януш Моргенштерн, Анджей Мунк, Ежи Кавалерович и другие. Именно его дебютная картина "Поколение" (1954) о поляках времен Второй мировой войны положила начало этому направлению и задала стилистику и проблематику всей дальнейшей работы режиссера.

Вайда продолжил разрабатывать военную тему в следующих своих фильмах - "Канал" (1957) и "Пепел и алмаз" (1958). Последний фильм в этой трилогии становится неотъемлемой частью польского кино и безусловным шедевром Вайды. Речь в нем о молодом бойце подпольной партизанской армии, который пытается найти себе место в уже мирной стране. Лента начинается с совершенного им случайно "неправильного" убийства, а заканчивается не менее нелепой его собственной гибелью на свалочном полигоне под звуки полонеза Огинского "Прощание с Родиной".

Главную роль в ней сыграл ставший легендарным Збигнев Цыбульский, который визуально всегда будет восприниматься в образе молодого мужчины в темных очках. И к нему, и к его герою будут относить слова из давшего название фильму стихотворения Циприана Норвида о пепле, из которого блеснет алмаз.

В шестидесятом году Вайда отходит от военной темы и снимает "Невинных чародеев" - городской фильм в стиле "новой волны". Как и в "Пепле и алмазе", название имеет стихотворный источник - старинные строки Адама Мицкевича. Фильм показывает молодого врача (Тадеуш Ломницкий) и встреченную им девушку (Кристина Стыпульковска), простодушно затевающих циничную игру, но на деле проявляющих друг к другу бережность, нежность и настоящий интерес.

В конце шестидесятых уже зрелый режиссер обращается к теме "кино о кино" и снимает "Все на продажу" (1968), где его альтер-эго, также режиссер (Анджей Лапицкий), создает фильм о безвременно погибшем актере Збигневе Цибульском. Причем занятые у Вайды артисты играют самих себя, а молодой Даниэль Ольбрыхский занимает место ушедшего Цибульского не только в отдельном фильме, но и во всем польском кинематографе.

В семидесятых у Вайды можно отметить поворот к литературе: он делает три экранизации классических произведений. В 1970-м выходит "Березняк" по одноименной повести Ярослава Ивашкевича, в котором изображается умирание одного брата и воскресение к жизни другого (Даниэль Ольбрыхский и Ольгерд Лукашевич). И режиссер, и исполнитель мужской роли (Ольбрыхский) были отмечены соответствующими призами на Московском международном кинофестивале 1971 года. А в 1979-м выйдет проникнутая ностальгией картина "Барышни из Вилька" - по еще одной повести Ивашкевича.

Если в этих двух лентах прошлое поэтизировано, то в грандиозной картине "Земля обетованная" по роману Владислава Реймонта оно показано без какого-либо флера в жесткой "американской" манере. Это рассказ о судьбе трех друзей - польского аристократа (Ольбрыхского), немца (Анджея Северина) и еврея (Войцеха Пшоняка), начинающих свое дело в промышленной Лодзи 80-х годов XIX века. Если им удается построить общую фабрику, то скорее за счет практически неизбежной внутренней деградации. Манеру режиссера в этом фильме в полной мере можно охарактеризовать как экспрессионистскую и барочную: он строит повествование на контрастах и не боится сильного драматического воздействия на чувства зрителей, показывая достаточно тяжелые сцены (как, например, с местью рабочего, буквально колесующего распущенного начальника). В фабричной Лодзи шляхтич Боровецкий сумел вписаться в новый мир за счет отказа от старых традиций, включая разрыв помолвки ради женитьбы на более богатой невесте и жестокое отношение к рабочим как винтикам его фабрики.

В дальнейшем Вайда продолжает снимать разноплановое кино (от адаптаций произведений Достоевского до исторических картин). Он берется за экранизации Булгакова, Джозефа Конрада и Достоевского. В 1971 году ему попадается перевод "Мастера и Маргариты", и он показывает иерусалимскую часть романа в декорациях современного города. Фильм изначально делался для немецкого телевидения как пасхальный фильм, поэтому в нем появляются вполне современные детали: Левии Матвей в исполнении Ольбрыхского становится репортером. В 1976 году Вайда создает "Теневую полосу" по одноименной автобиографической повести англоязычного поляка Конрада - скорее самопознание, чем просто морское странствие. По Достоевскому он снимает целых два фильма. Во-первых, это "Бесы" (1988) по пьесе Камю с Изабель Юппер и Омаром Шарифом в ролях. Во-вторых, это оригинальная трактовка "Идиота" в картине "Настасья" (1994), снятой в манере театра кабуки.

Кроме того, Вайда продолжает обращаться к истории. К французской в фильме "Дантон" (1982), где показывает противостояние революционеров: живого Дантона (Жерар Депардье) и жестоковыйного Робеспьера (Войцех Пшоняк), закончившееся казнью Дантона. Последний все же успевает предсказать гибель противника. В 1990 году мастер снимает в манере документального кино "Корчака" с Пшоняком в главной роли. Он также дополняет кинообразы национальной истории масштабной картиной "Пан Тадеуш" (1999) по одноименной поэме Адама Мицкевича, снятой точно в пандан к более раннему "Пеплу". Время действия в ней примерно то же, и неизменно присутствует один из его любимых актеров Ольбрыхский. По размаху фильм, как и лежащую в его основе поэму, можно назвать "энциклопедией старинной польской жизни".

А одним из недавних фильмов Вайды стала "Катынь" (2007) о расстреле польских военных. Картина посвящена памяти погибшего вместе с ними отца Вайды.

Помимо кино, Анджей Вайда занимался также театральной режиссурой: в Москве, в частности, на сцене театра "Современник" им поставлены "Бесы" Камю по Достоевскому. Его последней работой, выдвинутой на "Оскар" от Польши, стали "Послеобразы" о последних годах жизни художника Владислава Стржеминского, живущего в повоенной Польше. На экранах она появится в следующем году.