Новости

23.10.2016 21:58
Рубрика: В мире

Нейтралитет до гробовой доски

В Швеции появилось кладбище без религиозных и национальных символов
Первое в мире кладбище, где при захоронении не учитывается ни национальная, ни религиозная принадлежность усопшего, появилось в шведском городе Борлэнге. По данным соцопросов, 8 из 10 шведов считают себя нерелигиозными, поэтому новое место захоронения в СМИ прозвали "кладбищем для атеистов". Но автор идеи - шведский учитель Иосиф Эрдем - настаивает: это новая ступень в достижении равенства людей не только в жизни, но и после смерти.
Скорее всего, так без крестов и национальных символов будет выглядеть шведское кладбище. Фото: Reuters Скорее всего, так без крестов и национальных символов будет выглядеть шведское кладбище. Фото: Reuters
Скорее всего, так без крестов и национальных символов будет выглядеть шведское кладбище. Фото: Reuters

Идея равенства в обществе и толерантного отношения ко всем людям, вне зависимости от возраста, пола, происхождения и вероисповедания в Швеции, действительно, возводится в абсолют. Поэтому когда в апреле этого года Эрдем впервые озвучил планы создания нейтрального кладбища, новость не вызвала ажиотажа ни в СМИ, ни в обществе - дескать, так и должно быть.

"Сегодня многие люди не являются приверженцами христианства, ислама, иудаизма или другой религии, - пояснил шведским журналистам свою точку зрения Эрдем. - А они тоже должны иметь место погребения. Многие люди сейчас придерживаются нейтралитета в вопросах религии. Поэтому Швеция может стать в этом смысле примером для других стран".

Чтобы "нейтральное кладбище" стало реальностью, пришлось соблюсти ряд формальностей. Эрдем направил официальный запрос местному представительству Церкви Швеции, поскольку для нового погоста необходимо было выделить территорию рядом с церковью Стура Туна в Борлэнге. Церковь одобрила проект. Собственно, на этом все, что связано с религией, и закончилось.

Пока на территории кладбища нет ни одной могилы. Однако, по словам Эрдема, уже поступило несколько запросов на погребение. К примеру, один из жителей Борлэнгэ швед Гуннар Линдгрен в комментарии шведскому телеканалу SVT рассказал: "Я бы не хотел, чтобы на моей могиле была установлена плита, за которой надо ухаживать. Кроме того, я не хотел бы церковного обряда на похоронах, потому что не являюсь верующим - и этот вариант мне очень походит".

Вместе с тем Эрдем подчеркнул, что "нейтральное кладбище" предназначено не только для атеистов, но и верующих, которые согласны на погребение без религиозных и национальных символов. По его словам, несколько представителей местной общины курдов-иезидов также обратились с запросом на погребение в этой части погоста.

Кстати, по данным различных социсследований, проводившихся в последние годы, Швеция - наименее религиозная из всех стран Запада. В королевстве с населением 9,5 миллиона человек, только 6,3 миллиона считают себя членами Церкви Швеции. При этом только пять процентов шведов регулярно посещают церковь.

Стоит также отметить, что пару лет назад в Швеции довольно остро стоял вопрос очередей на кладбище. По статистике похоронных бюро королевства, с момента смерти до церемонии отпевания в среднем проходит 23 дня. В случае кремации, которая широко распространена в Швеции, этот промежуток может составить порядка 64 дней.

Взгляд

Место тишины и разговора

Великие могилы редко бывают толерантными. Самую толерантную из великих я видела в Калининграде. Созданное в 1924 году надгробие над ней охраняется как памятник культуры. Но душа печалится или возмущается. От того, что могила Иммануила Канта - без креста. Такой прообраз толерантного надгробия безжалостно ломает образ человека, которого в начале 19 века похоронили в профессорском склепе возле собора и над могилой которого изначально стоял не просто крест - часовня. Букет белых хризантем, купленных после чтения захватывающих "Кантианских вариаций" Мераба Мамардашвили и не менее захватывающей "Метафизики нравов", пришлось перекидывать на бескрестную могилу философа через спозаранку закрытый забор.

Как никогда верным казалось утверждение, что права человека хороши в дополнении с правами культуры и правами умерших поколений. Заявляйся во всей полноте последние, труднее было бы разрушить Пальмиру, назвать ресторан "Чехов" и поставить над могилой Канта надгробие без креста.

Инициатива родившегося в турецком Курдистане и живущего в шведском Борлэнге учителя Иосифа Эрдема утверждает вслед за жизненной посмертную толерантность. На могилах отсутствует любой посмертный знак, кроме имени.

Имя человека может многое сказать в деревне, где все друг друга знают, и то в ближайшие два десятилетия. А уже в маленьком городе и спустя 50 лет имя станет мало или ничего не говорящим. А кладбища - это не только места тишины, но и места разговора. Пройдитесь по старым московским кладбищам. "Прохожий, помолись за меня", -не раз окликнет вас надпись на каменном кресте, а следующее надгробие неожиданно уточнит, что лежащий под ним погиб в Китае во время восстания боксеров. И так читаешь надгробия, как книги, как невероятные истории человеческой жизни.

Мы дорожим светским, но священным знаком - красной звездой на могиле ветеранов Великой Отечественной войны. И религиозная символика означает не просто принадлежность к какой-то конфессиональной группе, но более широкий - ценностный - предел человека, не из одного тела и дат присутствия на земле состоящего.

Этот ценностный предел, обозначенный более 2000 лет назад, не исчезает. И нет ревности и неприязни у глубоко верующего мусульманина или иудея к христианским знакам, как и наоборот. Они могут считать религиозные воззрения друг друга не до конца достоверными, но сам ценностный горизонт у человека отнять не смеют. Могила с одним именем - отнимает у умершего человека горизонт и диалог с живыми людьми.

Этика утверждает, что человек как таковой начался не с использования орудий труда и не с рисунков на стене пещеры, а с установки хоронить мертвых.

Мы рассматриваем культуру могил в лучших музеях мира и понимаем, что это был диалог - с духами, с живыми людьми, с Богом, с надеждой человека. Сужать этот диалог человек в частном порядке почему-либо вправе. Но и осознавать, что это шаг видового и культурного регресса, обязан.

Елена Яковлева

В мире Европа Швеция