Новости

27.10.2016 19:58
Рубрика: Власть

Моногород просит мультипомощи

Социально-экономическая ситуация в моногородах остается сложной, несмотря на масштабную поддержку.

По оценке первого вице-премьера Игоря Шувалова, в "красной зоне" находятся около 100 моногородов из 319. Чтобы город был отнесен к "красной зоне", в нем должны наблюдаться пять признаков напряженности: прекращение работы или процедура банкротства градообразующего предприятия; предстоящее увольнение 10 процентов его сотрудников; неблагополучный прогноз конъюнктуры рынка для предприятия; двукратное превышение уровня регистрируемой безработицы; негативная оценка ситуации жителями. В "красной зоне" особо выделяются около двадцати городов, находящихся в самом тяжелом положении. Среди них муниципалитеты в Карелии и Кемеровской области, Тольятти, моногорода в Башкирии и Коми. Больнее всего кризис затронул градообразующие предприятия автопрома, транспортного машиностроения и старые металлургические заводы, в других отраслях спада нет.

"Проблема моногородов двоякая, - говорит доцент Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Александр Савченко. - С одной стороны, создана мощная инфраструктура и очень качественный человеческий капитал, а с другой - когда кончается какой-то технологический цикл, у властей возникает вопрос: чем людей занять?" Примером успешного решения проблемы моногородов Савченко считает Комсомольск-на-Амуре: "Оттуда уезжали люди с высшим образованием, там было всего два завода. Требовалось найти альтернативу. И как только в Комсомольске-на-Амуре стали появляться новые возможности для трудоустройства, мы закрепили там кадры. Создание в этом городе крупного технопарка проблему решило".

Ситуация в моногородах остается сложной, несмотря на масштабную поддержку

Правительство намерено расширять поддержку депрессивных территорий. Первый вице-премьер Игорь Шувалов пообещал при поддержке моногородов применять ввиду ограниченности ресурсов проектный метод "хотя бы на три года". Поддержку получат не только самые проблемные моногорода, но и относительно благополучные, если сумеют защитить свои инвестпроекты. На создание новых рабочих мест, привлечение инвестиций и обучение Фонду развития моногородов в 2016 году выделено 7,2 млрд рублей. Предусмотрена помощь и по линии минэкономразвития через программу поддержки малого и среднего предпринимательства. Моногорода с населением до 50 тысяч человек получат субсидии 120 млн руб., от 50 тысяч до 300 тысяч человек - 230 млн руб., свыше 300 тысяч человек - 450 млн руб.

Как заявил Игорь Шувалов, "правительство не будет жадничать" при создании в моногородах территорий опережающего развития (ТОР). Имеется в виду предоставление этим территориям налоговых и прочих льгот (резиденты ТОР получают 5-процентную льготу по налогу на прибыль для первых пяти лет работы, а также 10 - 18 процентов для последующих пяти лет; можно также в три раза снизить размер отчислений в социальные фонды).

Статус ТОР уже получили города Гуково в Ростовской области, Юрга в Кемеровской, Усолье-Сибирское в Иркутской и Набережные Челны в Татарстане. Предполагается, что в Гуково, например, будут созданы до 5 тысяч новых постоянных рабочих мест, а в Набережных Челнах до 10 тысяч.

Центр готов разделить с местной властью и бизнесменами ответственность за экономику проблемных территорий

На статус ТОР сейчас претендуют около 20 моногородов. В том числе, например, Дальнегорск, чьи власти просят правительство дать послабления и льготы местным предприятиям - горно-металлургической компании и металлургическому комплексу. Намерен добиваться включения в список территорий опережающего развития и Байкальск. Напомним, после закрытия градообразующего предприятия - Байкальского целлюлозно-бумажного комбината - большинство жителей города потеряли работу. Трудоустроить в Байкальске бывших работников ЦБК пытается правительство Иркутской области. Оно объявило о предстоящем создании нескольких новых производств, в том числе завода электроосветительного оборудования, на котором смогут найти работу около тысячи человек.

Отказаться от моногорода как от наследия устаревшей советской экономики Россия уже не может, но диверсифицировать производство в таких городах вполне реально. Например, в Пикалеве, где в 2009 году наблюдалась вспышка социальной напряженности из-за остановки глиноземного, цементного и химического предприятий, построены швейные цеха, где заняты около 300 человек. Уровень безработицы в Пикалеве сейчас составляет 0,74 процента и является одним из самых низких в регионе. Власти Ленинградской области намерены обратиться в правительство с заявкой на присвоение Пикалеву статуса ТОР.

Федеральный центр готов разделить с местной властью и бизнесменами ответственность за экономику проблемных территорий. Потому что ни губернаторы, ни владельцы предприятий самостоятельно с этим не справятся. Губернатор не способен одним напряжением воли спасти градообразующее предприятие от остановки, выплатить долги по зарплате и предоставить работу всем, кто ее лишился. Не может это гарантировать и бизнесмен. Ни тот, ни другой не умеют творить чудеса. Губернатор даже под угрозой увольнения. Бизнесмен даже под угрозой национализации своего предприятия. Потому что причины, вынуждающие власть временами переходить от системного управления к ручному, не сводимы к чиновничьей нерадивости или к социальной безответственности бизнесменов. Экономическая ситуация развивается по своим объективным законам, и не все тут зависит от воли конкретных людей. Как ни пугай губернаторов отставками, а привлечь инвесторов для создания альтернативы градообразующим предприятиям им далеко не всегда удается. Сколько ни тверди бизнесменам про социальную ответственность, а склонять их к нерыночным решениям можно раз, другой, но не постоянно. Чудеса ручного управления невозможно поставить на поток. Особенно в нынешней экономической ситуации.

Власть Позиция
Добавьте RG.RU 
в избранные источники