Новости

30.10.2016 22:52
Рубрика: Культура

Сентиментальная ценность

Второй год тенденция книгоиздания такова, что продажи электронных книг падают, а бумажных растут. Слухи о смерти "бумаги" оказались преувеличенными.

В 2010 году мировые аналитики предсказывали, что бумажная книга полностью исчезнет с рынка через пять лет. Основатель одного из самых престижных исследовательских институтов Америки MIT Media Lab Николас Негропонте (кстати, родной брат бывшего директора Национальной разведки США) в августе 2010 года сделал нашумевшее предсказание: "The Physical Book Is Dead In 5 Years" ("Бумажная книга умрет через пять лет"). "Люди будут говорить "нет, нет, нет", - иронизировал Негропонте. - Я знаю, как вы любите свои библиотеки. Но это случится".

И причины для предсказания были. По данным газеты The New York Times, в период с 2008 по 2010 год продажи электронных книг взлетели на 1260 (!) процентов. Мир охватила паника в связи с будущим печатной книги. В 2011 году объявила о своем банкротстве вторая по величине книготорговая сеть США Borders Group. Читатели с энтузиазмом осваивали электронную игрушку - "ридеры". Этот процесс охватил и Россию. Я помню, как продвинутый российский литератор со вкусом рассказывал мне, что он занят "собиранием своей электронной библиотеки". Речь, таким образом, шла не только о том, чтобы скачивать книжные новинки и знакомиться с ними быстро и дешево (в России еще и бесплатно), "пролистывая" указательным пальчиком по экрану, но и о более фундаментальном изменении отношения к книге. Зачем загромождать квартиру библиотекой, пыльной и громоздкой, если вся она помещается в электронной штучке? Я помню, что мне тоже это казалось весьма убедительным, и я спрашивал коллегу, какой "ридер" предпочтительнее. Он объяснял, что покупать стоит "чернильный", то есть такой, где освещение текста происходит за счет внешнего света, как в настоящей книге.

В 2010 году весь мир охватила паника в связи с будущим печатной книги

Не знаю, почему я тогда не купил себе этот "ридер". Уж точно не из консервативного упрямства. Это потом я узнал, что существует даже научная формулировка этого важного отличия бумажной книги от электронной - "сентиментальная ценность". В это понятие входит все то, что любители "бумаги" обычно истолковывают в чувственных категориях: "шелест страниц", "запах переплета" и тому подобное. Все это замечательно, но это не может служить серьезным аргументом в пользу бумажной книги, как когда-то не сработали аргументы в пользу книги рукописной: мол, она священна, она от Бога, а печатная - от дьявола.

Собственно, так и вышло. Книга действительно утратила сакральный характер и стала "товаром" для всех. Как известно, самым ходовым печатным товаром до сих пор является Библия, совокупный тираж которой, говорят, достиг шести триллионов экземпляров, непонятно только, кто эти триллионы подсчитывал. Поскольку именно Библия Гутенберга традиционно считается первой печатной книгой, можно сказать, что условный "Гутенберг" не просто выполнил, но и многократно перевыполнил свою задачу по десакрализации Главной Книги. В свете этого утрата книгой таких преимуществ, как "шелест страниц" и "запах переплета", - это сущие пустяки. Тут уже не Бог с дьяволом соперничают, а всего-навсего - душевный консерватизм с мировым прогрессом. Кто-то, возможно, и веники любит больше, чем пылесосы, и ручную стирку предпочитает, а я, например, с некоторого времени стараюсь ходить пешком. И так мне хорошо! Но машин вокруг меня почему-то все прибавляется и прибавляется.

Тем не менее в книжном бизнесе происходит то, что происходит. Во всяком случае - пока. Печатная книга не только не желает умирать, но и второй год идет в наступление.

Согласно статье The New York Times, в 2014 году сегмент электронных книг в США остановил свой рост и зафиксировался на планке 20%, а в 2015 году снизился на 10%. По сообщению нашего интернет-журнала "Секрет фирмы", данные о продажах 50 крупнейших мировых издателей, опубликованные неделю назад, говорят, что выручка от продажи бумажных книг растет два года подряд, в 2014-2015 годах доходы эти увеличились на невероятные 22%.

"Таким образом, - заключает журнал, - закончился полный технологический цикл: от изобретения и массового распространения революционной технологии до относительного насыщения рынка. Электронные книги стали многомиллиардным бизнесом, изменили рынок, но не подчинили его себе".

Причин этому много, в том числе и сугубо экономических. Но в основе все равно лежит человеческая психология. Например, как ни странно, электронная книга проиграла бумажной битву за учебники. Согласно опросам студентов, только один из пяти готов пользоваться цифровым текстом, остальные четверо предпочитают старорежимные учебники за "простоту использования и возможность черкать на полях".

Е-книга, в том виде, в каком она возникла, "могильщиком" бумажной не стала

"Бумага" одерживает победу и на рынке детской и подростковой литературы, что вроде бы удивительно: ведь новое поколение не отрывается от экранов. Ан нет, вышло наоборот: "люди, выросшие во времена тачскринов и электронных книг, предпочитают читать бумажные издания, а старшие родственники, нагоняющие прогресс, легко переходят на цифровое чтение".

Есть только одна область, в которой электронные книги однозначно побеждают печатные. Это невысокая жанровая литература, которая публикуется самостоятельно. Проще говоря, рукодельная продукция гигантской армии любителей, которые, поверьте, были бы счастливы издаваться на бумаге и в серьезных издательствах, но не могут туда пробиться.

Что дальше - неизвестно. Мир развивается слишком непредсказуемо. Пока же можно сказать: е-книга, в том виде, в каком она возникла, "могильщиком" бумажной не стала. Ошибся Негропонте.

Культура Литература Литература с Павлом Басинским
Добавьте RG.RU 
в избранные источники