Убийство в северо-восточной Сибири

Рецензии
    03.11.2016, 18:53
О существовании такого экзотического феномена, как якутское кино, широкая общественность узнала совсем недавно - когда фильм "Мой убийца" был принят на рассмотрение премией "Золотой глобус". Не хотелось бы никого разочаровывать или обижать, но скажем сразу: расстояние между "Золотым глобусом" и "Моим убийцей" примерно такое же, как между Лос-Анджелесом и Якутском.
 Фото: kinopoisk.ru  Фото: kinopoisk.ru
Фото: kinopoisk.ru

Было бы слишком жестоко утверждать, что эта картина плохая. Она самобытная и в своей самобытности даже симпатичная. Просто наблюдаемая в последнее время в некоторых кругах мода огульно одарять якутское кино щедрыми авансами на самом деле является очередным примером склонности выдавать желаемое за действительное. Оно и неудивительно, так как любому сочувствующему российскому кинематографу, исстрадавшемуся от безрадостной реальности оного, очень уж хочется поверить в какую-нибудь красивую сказку. Например, о том, как где-то на северо-востоке Сибири бедные, но талантливые люди творят прекрасное искусство, пока в Москве и Питере крупные воротилы спускают тонны денег на бездарный ширпотреб. И вот наконец частичка того самого прекрасного искусства добралась до столиц и прочих городов и весей.

"Мой убийца" - детектив о расследовании убийства молодой девушки. Поначалу с делом все ясно, как полярный день: основной подозреваемый признается, свидетель его опознает, улики налицо. Но главный герой, молодой следователь, находит нестыковку в показаниях предположительного душегуба, а следом обнаруживается все больше и больше странностей. В конце концов поиски истины приведут в район месторождений золота, по большей части ради того, чтобы рассказать о проблемах ключевой для республики отрасли. Рассказать - буквально: в одной из сцен какой-то мужик устраивает сыщику экскурсию по предприятию, перечисляя и разъясняя причины, по которым сфера золотодобычи находится в упадке.

Все это, конечно, очень познавательно, но вряд ли интересно среднестатистическому зрителю-неякуту. И в этом, пожалуй, состоит основная беда якутского кино. Его снимают якуты для якутов на якутском языке. Русские персонажи там тоже есть, но они либо совсем незначительны, либо неприятны, а чаще - и то, и другое вместе. Тех, кто имеет за два часа больше пары минут экранного времени, можно пересчитать по пальцам одной руки Фрэнки "Четыре пальца": начальник полиции, которому важнее раскрыть убийство сына депутата и уйти в отпуск, чем потратить чуть больше времени на убийство простой девушки; полицейский, за взятки закрывающий глаза на незаконную добычу драгметаллов; уже упомянутый "экскурсовод"; наконец, медэксперт со странностями. Одну яркую речь последнего, когда он восторженно докладывает о предсмертном рационе только что вскрытого им трупа, даже не лишним будет привести: "Знаешь, что он ел? Рыбный пирог! А знаешь, с чем? С соусом! А знаешь, с каким? С укропным!".

Сама фабула "Моего убийцы" скучновата, но более-менее сносна, однако в целом сценарий слеплен неумело, в нем много бесполезных деталей, натянутые диалоги (как вы могли понять по примеру выше) и скомканная развязка. Визуальный ряд изо всех сил старается скрыть ничтожный бюджет за псевдонуарной игрой с цветовой гаммой и освещением, а также за видовыми планами, живописующими чудесные виды сибирской природы, и эти попытки столь же похвальны, сколь тщетны. Об актерской игре лучше вообще умолчать, хотя Вячеслав Лавернов в титульной роли еще вполне ничего. И над всем витает въедливый запах сырости, кустарности и самодеятельности. Что не так критично, скажем, для хоррора, который в Якутии очень любят. Но в любом случае это не позволяет говорить о фильме как о чем-то конкурентоспособном в широком прокате. Даже в ситуации, когда ближайший аналог у него среди отечественных картин этого года - бездарнейшее "Чистое искусство".

2.5

Добавьте RG.RU 
в избранные источники