Новости

11.11.2016 11:25
Рубрика: Общество
Проект: В регионах

Мать не в чести?

Почему при разводе родителей суды на Кубани все чаще стали отдавать ребенка отцу
Если раньше при разводе родителей дети практически всегда оставались с матерью, то сейчас стараниями родственников, а порой государственных служб и ведомств их все чаще стали передавать на воспитание отцу.
Когда в семье начинают делить детей, вся жизнь становится вверх дном. Фото: Владимир Аносов/РГ Когда в семье начинают делить детей, вся жизнь становится вверх дном. Фото: Владимир Аносов/РГ
Когда в семье начинают делить детей, вся жизнь становится вверх дном. Фото: Владимир Аносов/РГ

В редакционной почте сразу несколько таких историй. Причем лишенцами стали не какие-то асоциальные женщины, а добропорядочные и любящие мамы. Что это? Стечение обстоятельств либо тенденция?

Женя, Женечка и Алеша

Родители трехлетнего Алеши - тезки. С папой Женей и мамой Женечкой он обитал на съемной квартире в станице Ленинградской, где трудились молодые родители. Сынишке едва исполнилось полгода, когда его мама, психолог по профессии, вышла на работу, чтобы пополнять семейный бюджет. Нянчить внука вызвалась свекровь, живущая в соседнем Крыловском районе. Сначала невестка забирала ребенка на выходные, но потом ее перестали пускать на порог. А вскоре и муж переехал к маме.

В августе 2014 года Ленинградский районный суд определил место жительства девятимесячного Алеши вместе со своей мамой. Однако решение не было исполнено: бабушка и дедушка удерживали у себя малыша, а его занятый на службе папа утверждал, что сыну с ними будет лучше. Мол, у бывшей супруги нет возможности достойно содержать ребенка. Кстати, на тот момент Евгений трудился в администрации Ленинградского района, где возглавлял один из отделов. Правда, после вмешательства детского омбудсмена уволился, однако спустя несколько месяцев вернулся на ту же должность. И хотя за неисполнение вердикта Фемиды чиновник дважды привлекался к административной ответственности, глава района и другие начальники никак на это не отреагировали.

А Евгений уже сам пошел в наступление: подал иск в тот же суд об узаконении места жительства ребенка по месту регистрации, то есть - в доме своих родителей. И хотя вступившее в силу решение не подлежит пересмотру по тем же обстоятельствам и тем же судом, 30 ноября прошлого года служители Фемиды, пересмотрев собственный вердикт, пришли к прямо противоположному выводу, определив место жительства Алеши с папой. Однако коллегия краевого суда в апреле уже нынешнего года отменила это решение.

Казалось бы, в борьбе за маленького Алешу была поставлена точка. Но сына родной матери так и не вернули...

- Мне было сказано, что никогда не увижу ребенка, если буду жаловаться, - говорит она. - Убедили, что нужно время, чтобы Алеша ко мне снова привык. Я встречалась с ним по выходным в Калининском районе, где живу в родительском доме. Бывший муж привозил сына, мы общались, гуляли в парке. Пыталась уговорить Женю оставить Алешу хотя бы ненадолго, но безрезультатно. Как психолог понимала, что нельзя травмировать ребенка, а вот бывший супруг заставлял сына называть мамой чужую тетю, настраивал его против меня. Месяц назад узнала, что президиум краевого суда принял к рассмотрению его кассационную жалобу, в которой он обвинил меня в уклонении от воспитания ребенка.

Основанием для отмены апелляционного решения, определившего место жительства Алеши вместе со своей мамой, стало заявление истца о том, что в апреле иск якобы был рассмотрен без его участия. Однако в тот день в здании крайсуда его видели все участники процесса, а вот сотрудник администрации района не только утверждает, что его там не было, но и предоставляет копию больничного листа под номером 1022304292537. Остается надеяться, что при повторном рассмотрении гражданского иска этот факт станет предметом отдельного исследования. Ну а "РГ" со своей стороны просит минздрав края проверить обстоятельства, связанные с выдачей больничного листа с указанным номером.

Попытка "Веры"

А вот в Армавире из-за родительского конфликта в судебный переплет угодила не только мама, но и женская организация "Вера", вставшая на защиту молодой женщины. Председатель организации Ирина Киракозова попыталась привлечь внимание общественности к фактам жестокого обращения отца с маленьким сыном, за что в итоге и поплатилась.

Марине 27 лет, а бывший муж почти вдвое старше. Восемь лет назад она стала его четвертой женой, родив в неравном браке двоих детей. В доме был достаток, муж возил на курорты и за границу, купил машину, хорошо одевал. Мать Марины считала, что дочке повезло, и отмахивалась от ее жалоб на педантичность супруга.

- Доходила до абсурда, - рассказывает она. - Муж специально оставлял ниточку на комоде, чтобы потом проверить, вытирала ли я там пыль. Устраивал скандалы, если не находил вещь на том месте, куда он ее положил. Но ради детей терпела, пока не увидела, как он избивает ребенка. Первый раз это случилось, когда сыну было 3,5 года. Потом подобное стало почти что нормой.

"Муж подкараулил в детсаду, избил и отобрал телефон. О случившемся заявила в полицию, но меня никто не защитил..."

Однажды он на ее глазах избил мальчика ремнем с пряжкой за то, что тот сильно хлопнул дверью. Марина сняла это на мобильный телефон. И таких сюжетов, по ее словам, несколько. Когда чаша терпения переполнилась, схватив детей в охапку, ушла из дома. Сняла квартиру, подала на развод, а видеозапись передала в правоохранительные органы. Правда, после этого она лишилась телефона.

- Муж подкараулил меня в детсаду, куда я пришла за детьми, где избил и отобрал телефон, - рассказывает Марина. - О случившемся заявила в полицию, но меня никто не защитил. Зато видеозапись с избиением ребенка суд не принял в качестве доказательства жестокого обращения с ребенком: мол, я не смогла предоставить устройство, с помощью которого проводилась съемка. Тогда обратилась за поддержкой в "Веру", которую, как и ее бессменного лидера Ирину Киракозову, в Армавире знают все.

Четверть века общественная организация отстаивает права женщин и детей. Так случилось и на этот раз. Причем Ирина Ивановна не только поддержала иск матери об определении места жительства малолетних детей с ней, но и написала в газету. Однако суд принял сторону отца, у которого сейчас и живут малыши. А следом все тот же суд удовлетворил иск бывшего супруга Марины к женской организации "Вера". Факт жестокого обращения с ребенком, который предала гласности Киракозова, признали "недостоверными сведениями", обязав принести извинения заявителю. Однако до сих пор никто - ни суд, ни прокуратура, ни полиция - так и не установили, кто же избивал мальчика в собственном доме, если отец этого, как он уверяет, не делал...

Лишнее звено

Чем руководствуются суды, определяя место жительства ребенка не с матерью, а с отцом, зачастую можно только догадываться. Когда детей отдают довольно обеспеченным папам, эти мотивы лежат на поверхности. Но ведь конфликты возникают и после развода обычных супругов, как это произошло у Полины и Александра из Краснодара.

Их дочери Лизе девять лет. Несколько лет назад девочка тяжело пережила развод родителей, по-прежнему любит обоих.

Саша уверяет, что жена слишком была занята своей работой, а на него якобы у нее не оставалось времени. Хотя у Полины есть своя версия. После развода Лиза осталась с мамой, а выходные проводила с папой. И вдруг Полина узнала, что он намерен забрать дочку. Она была уверена, что Прикубанский районный суд, куда Александр обратился с иском, откажет в его удовлетворении. Ведь согласно нормам международного права разлучать ребенка с матерью можно лишь в исключительных случаях. Тут ситуация другая: Полина - обеспеченный и состоявшийся человек с высшим педагогическим образованием и собственной трехкомнатной квартирой. Зачем, спрашивается, при таких обстоятельствах определять постоянное место жительства девочки не с ней, а с отцом и его новой супругой?

Но судья Ирина Остапенко отказалась удовлетворить ходатайство Полины о привлечении к рассмотрению иска детского омбудсмена. Благо неделю назад апелляционная инстанция поправила коллег, удовлетворив еще ряд заявленных мамой ходатайств..


Мнение

Татьяна Ковалева, Уполномоченный по правам ребенка в Краснодарском крае:

- В последние годы в адрес уполномоченного по правам ребенка в Краснодарском крае увеличивается количество обращений граждан по семейным спорам, связанным с определением места жительства ребенка после развода родителей. К сожалению, нередко бывшие супруги забывают, что, перестав быть мужем и женой, они остаются папой и мамой для ребенка. Сейчас мы пытаемся убедить Полину и Александра перейти от конфронтации к диалогу, при необходимости готовы привлечь к разрешению конфликтной ситуации опытного психолога. Мнением специалистов, работающих с детьми, пренебрегать никому не стоит. Никто не умаляет роли отца в жизни ребенка, однако психологи утверждают, что ребенок с матерью связан незримой пуповиной, которая испытывается на прочность трижды: при рождении, в три года и в подростковом возрасте. И все это время связь между матерью и ребенком остается очень сильной. Когда дитя лишают этой связи, его безопасный комфортный мир дает трещину, при расставании взрослых он не понимает, почему не могут больше жить вместе два самых дорогих ему человека. Поэтому родители должны знать, что в драме развода не они главные, а ребенок.

Вот почему я всегда советую бывшим супругам, отбросив собственные амбиции, перейти от войны к миру и перестать относиться к ребенку как к имуществу, подлежащему разделу.

Общество Семья и дети Филиалы РГ Кубань. Северный Кавказ ЮФО Краснодарский край ProРодитель Расследования Татьяны Павловской
Добавьте RG.RU 
в избранные источники