Новости

14.11.2016 13:00
Рубрика: Общество

Врачам все ясно

Комитет по охране здоровья Государственной Думы настроен на активную работу
В Государственной Думе седьмого созыва приступили к работе профильные комитеты. О том, какие первоочередные задачи стоят перед новым составом Комитета по охране здоровья, "РГ" рассказал его председатель Дмитрий Морозов.
Одним из первых новый Комитет ГД по охране здоровья рассмотрит законопроект о санавиации. Фото: Сергей Михеев/ РГ Одним из первых новый Комитет ГД по охране здоровья рассмотрит законопроект о санавиации. Фото: Сергей Михеев/ РГ
Одним из первых новый Комитет ГД по охране здоровья рассмотрит законопроект о санавиации. Фото: Сергей Михеев/ РГ

Дмитрий Анатольевич, какой портфель законопроектов остался в наследство новому составу комитета от предыдущего?

Дмитрий Морозов: Сейчас в портфеле комитета на разных стадиях рассмотрения 70 законопроектов. И мы уже инициируем новые. Для сравнения: Госдума прошлого созыва за 5 лет рассмотрела около 140 проектов, касающихся охраны здоровья, приняла 55 из них. Так что масштаб предстоящей работы нам понятен. Но состав комитета очень сильный: из 20 человек 18 - врачи, это люди активные, с большим опытом, знающие проблемы не понаслышке.

Какие из законопроектов вы считаете приоритетными?

Дмитрий Морозов: Назову лишь несколько. Например, законопроекты о трансплантации органов, о психиатрической помощи и защите прав пациентов, об охране здоровья детей, закон о санитарной авиации, который будем рассматривать в ближайшее время. Или законопроект по школьной медицине, который мы инициируем. Как человек новый в законодательной власти, я проанализировал практику предшественников - таких крупных законов каждый созыв принимал 5-7, не больше. И это для нашего комитета шанс сделать нечто важное для страны, а с другой стороны - высочайшая ответственность за то, чтобы сделать их профессионально, с серьезной экспертной поддержкой, привлечь к этому профессиональные ассоциации, профильные научные институты, медицинское сообщество.

Новый состав комитета
 очень сильный:
 из 20 человек 18 - врачи

Какие острые проблемы здравоохранения должны решить новые законы?

Дмитрий Морозов: Начиная работу в Думе, мы первым делом встретились с министром здравоохранения Вероникой Игоревной Скворцовой. Обсудили самые острые проблемы здравоохранения, приоритетные задачи в русле Стратегии его развития. Мы сконцентрированы на 4-5 позициях. Первая из них - завершить программу строительства перинатальных центров. В течение года надо пустить в строй около 20, и тогда мы покажем, чего добились в этой сфере, а тут достижения потрясающие. Я врач, всю жизнь занимался хирургией новорожденных, и когда начинал, у нас младенческая смертность была 14 промилле, а сейчас - 6 промилле, хотя мы перешли на другие критерии живорожденности и выхаживаем новорожденных весом от 500 граммов. Но это невозможно было бы сделать без выстраивания всей системы. И как только мы закончим ее формирование, перейдем к следующему этапу - будем настаивать на совершенствовании педиатрической помощи. Потому что эти детки требуют серьезного долечивания.

Но та же проблема - отсутствие реабилитации - есть и в нашем здравоохранении в целом.

Дмитрий Морозов: Совершенно верно. Базовые лечебные технологии уже выверены, врачам все понятно. Например, пациенту выполнили шунтирование коронарных артерий, и это прекрасно, но он требует дальнейшего лечения, иначе весь результат операции сводится к нулю. И сейчас мы обсуждаем, что необходимо вводить сертификат лечения после оказания высокотехнологичной медицинской помощи. Мне кажется, это весьма зрелые решения.

Какие еще проблемы ждут первоочередного решения?

Дмитрий Морозов: Важнейшее направление - информатизация здравоохранения. Тут мы завязли - от бумаг по-прежнему не удалось оторваться. Надо переходить на электронные формы, но у нас есть люди старших поколений, которые еще плохо работают с электронной формой. Но вопрос не требует отлагательства, руководством страны даны четкие задания по созданию "личного кабинета" пациента, и он в ближайшие годы будет создан, в этом нет сомнений. Каждый человек получит возможность зайти в свой электронный "личный кабинет", посмотреть свои анализы, рекомендации врача, записаться на прием и т.д. Или развитие санитарной авиации - на это необходимо изыскать средства. Это продвинет решение многих задач: поддержку авиастроения, создание вертолетных площадок и аэропортов, производство специальной портативной медтехники и т.д. Будем делать ставку на выездные формы лечения, а также на дистанционную медицину. Надо, чтобы любой человек, где бы он ни жил, знал, что у него есть все возможности получить качественную медицинскую помощь. Врачи у нас в регионах замечательные, главное - создать им для работы нормальные условия.

Однако федеральный бюджет на 2017 год претерпел серьезные сокращения, в том числе и по расходам на здравоохранение. Хватит ли средств, чтобы правильные законодательные решения были реализованы?

Дмитрий Морозов: Бюджет здравоохранения складывается из трех источников. Первый - федеральный бюджет, который действительно уменьшился. Второй - бюджет Федерального фонда ОМС, который значительно увеличился. И третий - региональные бюджеты. Так что консолидированный бюджет здравоохранения в следующем году будет больше почти на 200 миллиардов рублей. Кроме того, многие целевые программы будут получать субвенции, дотации и т.п. В трехлетнем бюджете по каждому году также есть прибавка, этот вопрос стоит на контроле президента и правительства.

Тем не менее и из регионов, и даже в Москве люди нередко жалуются на то, что в результате модернизации системы сократился коечный фонд, закрыты так называемые неперспективные больницы, а доступность медицинской помощи уменьшилась.

Дмитрий Морозов: Вопрос, конечно, серьезный. Но, во-первых, нам нужно четко определить, что входит в программу государственных гарантий бесплатной медпомощи. И выполнять ее полностью, без всяких оговорок - или давайте пересматривать ее так, как позволяют средства. Но прежде всего надо смотреть на результаты. Два года назад все обсуждали закрытие кардиологических отделений в Москве. Но ведь закрыли те, где не владели современными технологиями - например, не выполняли аортокоронарное шунтирование. В них пациенты с инфарктами лежали месяцами, а потом еще те, кто выжил, лежали в санаториях. Создали новые отделения - и результаты лечения инфарктов улучшились на 30 процентов, сейчас они среди лучших в Европе. Второе - многие ментально привязаны к койкам и коечному фонду. Я даже не говорю про сельские больнички, куда бабушки ложились зимой, чтобы просто полежать, отдохнуть, пообщаться. Бабушек жалко, но мы финансово такие стационары уже не тянем. Или ЦРБ, где не могут выполнять современные лапароскопические операции, и пациентов вынуждены везти в областной центр. Но мы предлагаем, во-первых, ввести законодательный запрет на ликвидацию или организацию медицинского учреждения без общественного обсуждения. Во-вторых, рассматриваем необходимость восстановить в здравоохранении вертикаль. Сейчас региональный министр не подчиняется федеральному, поэтому многие решения, казалось бы, не требующие никаких затрат, кроме здравого смысла, попросту виснут.

Мы предлагаем ввести законодательный запрет на ликвидацию или организацию медицинского учреждения без общественного обсуждения

Некоторые законодательные инициативы, мягко говоря, удивляют россиян. Вот приняли прекрасный закон по борьбе с курением, но уже слышим: не надо так жестко, надо смягчить. Или алкогольная политика - то принимаем ограничения, то говорят, что надо их отменить. Какую позицию будет занимать комитет, когда депутаты станут выдвигать подобные инициативы?

Дмитрий Морозов: Я надеюсь, от членов нашего комитета непродуманные популистские инициативы не будут исходить. Сейчас идет создание экспертных советов Госдумы, которые будут первыми оценивать каждый законопроект и давать рекомендации - вносить его или не стоит. Иначе Дума будет просто задыхаться, ведь по закону любой законопроект - даже тот, который явно будет отклонен, - должен пройти через все процедуры. Вот на днях мы рекомендовали к отклонению 8 подобных законопроектов. Комитет обязан иметь единую четкую позицию по серьезным вопросам здравоохранения. Постараемся быть интеллигентными, точными в экспертизе, в суждениях. Но при этом мы не отрицаем и право каждого на собственное мнение.

Досье

Дмитрий Анатольевич Морозов родился в 1971 году в Минске. В 1994 году с отличием окончил педиатрический факультет Саратовского государственного медицинского университета, а в 1996 году - клиническую ординатуру кафедры детской хирургии.

С 1996 до 2012 года работал на кафедре детской хирургии Саратовского государственного медицинского университета, с 2003 года - заведующим кафедрой и руководителем университетской клиники.

В 2000 году защитил докторскую диссертацию в Российском государственном медицинском университете им. Пирогова. С 2004 по 2010 год - проректор, затем заместитель директора по научно-исследовательской работе, а с 2010 года - директор НИИ фундаментальной и клинической уронефрологии Саратовского ГМУ.

В 2012-13 годах - заместитель директора Московского НИИ педиатрии и детской хирургии Министерства здравоохранения Российской Федерации.

С сентября 2013 года - директор НИИ детской хирургии, с октября 2015 года - руководитель отдела детской хирургии Научного центра здоровья детей.

С октября 2013 года - заведующий кафедрой детской хирургии и урологии-андрологии Первого Московского государственного медицинского университета им. Сеченова. Автор более 470 печатных работ, включая монографии, атласы и учебные пособия. Под его руководством подготовлены и защищены семь кандидатских и одна докторская диссертации.

Дмитрий Морозов: Будем привлекать к работе над законопроектами экспертное сообщество. Фото: Пресс-служба ГД
Общество Здоровье Законодательная власть Госдума Реформа здравоохранения
Добавьте RG.RU 
в избранные источники