Фото: Александр Корольков/РГ  Фото: Александр Корольков/РГ
Фото: Александр Корольков/РГ
14.11.2016 18:55
Рубрика: Происшествия
Проект: МЧС

Не сгореть на работе

В МЧС Москвы рассказали, как уберечься от пожара и всегда ли возможно определить его причину
В МЧС Москвы рассказали, как уберечься от пожара и всегда ли возможно определить его причину

Экспонаты объединили в небольшой собственный музей. Есть в нем, например, и печально знаменитые фидеры, замыкание в которых стало причиной пожара на Останкинской башне. Но музей, как рассказал корреспондентам "РГ" замначальника центра Юрий Хондожко, создавали не ради любопытства. Здесь каждый экспонат - предостережение, как уберечься от беды. И экспонаты порой неожиданные.

Юрий Петрович, а что в музее делают кулеры для воды и стиральные машины? Они-то постоянно, так сказать, соприкасаются с влагой, чему в них гореть?

Юрий Хондожко: У стиральных машин, бывает, загораются программаторы, электронные мозги. И пожары, начинавшиеся со стиральных машин, не так уж и редки. Возгорание происходит не там, где барабан и где влажно, а в верхней части, где находится блок управления.

Частая ошибка: баллон заполняют на морозе, а потом вносят в тепло. Газ расширяется, 
и происходит взрыв

А вот обычный кулер. Зачастую люди не задумываются, что он может стать причиной возникновения пожара. Происходит возгорание так: когда в емкости наверху заканчивается вода, на это часто не обращают внимание, особенно в офисах. При этом кулер не отключают от питания, а продолжают пытаться брать воду. Подставляют чашку и выбирают воду уже из самого кулера, где находится нагревательный элемент. И происходит перегрев. Такие пожары характерны для летнего периода.

Какие причины пожаров более типичны для зимнего времени?

Юрий Хондожко: Газовые баллоны. Ошибка пользователей проста и банальна: баллон заполняют на морозе полностью, а потом вносят в тепло. Газ расширяется, и происходит взрыв. Лет десять - пятнадцать назад это было просто бичем в городе. Куры-гриль, шаурма и прочие придорожные ресторанчики быстрого питания горели часто, пока использование газовых баллонов в этих заведениях не запретили.

Но помимо этого зимой есть вещи, которые запретить нельзя - это новогодние елки. Чтобы известное высказывание "Елочка, гори!" не стало явью и чтобы елочка действительно не загорелась, надо тщательно следить за тем, какие гирлянды вы применяете, какие бенгальские огни и на каком расcтоянии вы жжете. И еще совет: когда покидаете помещение, выдергивайте вилку из розетки, полностью обесточивая вашу новогоднюю красавицу.

Среди ваших экспонатов есть масляные обогреватели. Что людям нужно знать насчет них? Не накрывать?

Юрий Хондожко: Сами по себе масляные обогреватели безопасны, даже если вы накроете саму батарею покрывалом, то она или же одеяло не перегреются до того состояния, чтобы загореться. Однако у калориферов есть несколько слабых мест. Первое, когда они совмещены с теплогенераторами типа "ветерок". Там у вентилятора есть проводка, которая может стать причиной пожара, если будет перекрыт или ограничен доступ воздуха. Второе слабое место - программатор. Там есть микросхемы, провода, которые также могут загореться.

А вот у вас, вижу, сгоревший телевизор. Он тоже перегрелся?

Юрий Хондожко: Как показывает наш опыт, недостаточно, выключая телевизор, нажать на пульте так называемую кнопку "стендбай". Огонечек в телеприемнике все равно продолжает гореть, а значит электричество на него поступает, и при скачке напряжения это может привести к трагическим последствиям.

Может, достаточно обезопасить себя и свою квартиру, запитав все приборы от стабилизатора напряжения?

Юрий Хондожко: Нет, недостаточно. Любой стабилизатор - это тоже прибор со своими проводами, соединениями, микросхемами и подводкой тока. Там стоят катушки индуктивности, а значит есть опасность возгорания. Наиболее простой и единственно по-настоящему надежный способ обезопасить помещение от пожара - это, уходя, выключать из розеток все электроприборы. Других рецептов нет.

Я смотрю на ваш музей и могу сказать, что вы меня по-настоящему напугали.

Юрий Хондожко: Я сам много лет проработал в пожарной охране и тоже постоянно боюсь. Иногда кто-то из наших особенно молодых сотрудников забывает выключить вечером так называемый "пилот" и потом отмахивается: мы, мол, тут сами работаем в пожарной охране, чего с нами будет? Я им говорю: "Что будет? Зайдите в наш музей и посмотрите, что будет".

"Пилот" тоже в группе риска? Ведь он создан, чтобы при перегрузке сети перегорал только предохранитель.

Юрий Хондожко: И тем не менее бывали случаи, когда возгорание начиналось именно с "пилота". Причем дело даже не в том, китайский он или еще какой-то. Бывало от неплотного контакта между проводниками одной фазы происходил нагрев. Скажем, человек неплотно засунул вилку в розетку "пилота", и это приводило к оплавлению пластика, выгоранию контактных элементов и возгоранию линолеума или ковров рядом с "пилотом".

Всегда ли можно установить причину пожара и его очаг?

Юрий Хондожко: Всегда можно установить зону очага, откуда огонь начал распространяться. У нас есть специализированные лаборатории в центре, в том числе и передвижная. Эксперты имеют высокотехнологичное оборудование, разработанное в основном нашим ВНИИПО МЧС России. Есть специальные технологии, сложные формулы, по которым можно рассчитать и определить, откуда началось возгорание, даже в том случае, когда площадь пожара огромна и все кругом выгорело дотла.

У нас в центре собрана богатая фильмотека, где есть записи всех пожаров в Москве начиная с 1946 года. Все случаи записаны на пленку, и мы их храним.

Сколько может длиться экспертиза и процесс выяснения причин пожара?

Юрий Хондожко: По закону - до 20 дней. Но тут надо оговориться, что это срок, за который мы по запросу следователей или дознавателей должны подготовить экспертизу. А сам процесс выяснения причин пожара может длиться гораздо дольше. Этим занимается Следственный комитет и в конце концов суд, который устанавливает истину. Но и экспертизы могут длиться дольше, если их много и они сложные. В этом случае наши эксперты пишут ходатайства о продлении сроков.

Вы выезжаете на все пожары?

Юрий Хондожко: Нет, только на так называемые номерные пожары, которым присвоена определенная категория сложности, и там, где есть пострадавшие.

Прибыв на место, мы исследуем место пожара, можем подсказать следователям изъять те или иные предметы, элементы проводки, которые кажутся нам важными для будущего определения причины возгорания. Бывает, что следователи сами присылают нам на экспертизу те или иные материалы, изъятые ими с места пожара.

А вы уже определяете, был ли это поджог или несчастный случай?

Юрий Хондожко: Нет. Это определяет следователь и суд. Мы лишь определяем, с чего начался пожар, очаг, пути распространения огня, были ли на объекте огнеопасные материалы и жидкости. Вот эти вещи являются предметом наших исследований.

Сколько видов экспертиз вы проводите?

Юрий Хондожко: Много. Рассчитываем коэффициент дымообразования у любых видов материалов, их токсичность при горении, сопротивляемость к горению. Есть у нас установки, которые определяют эффективность пропиточных составов для древесины.

Имеются у нас приборы и для исследования проводки. Мы можем определить, в каком точно месте произошло короткое замыкание. Кроме того, есть приборы, которые измеряют скорость прохождения ультразвука в бетоне. Чем больше нагревался бетон, тем больше влаги из него выпарилось, а соответственно мы можем определить, где была какая температура при пожаре в бетонных зданиях. Определяем температурные поля на разных участках бетона и тем самым также локализуем зону очага пожара по скорости ультразвука.

Мы можем, например, по пеплу и уголькам от сгоревших бревен дома или бани установить, в каком месте начался пожар. У нас есть приборы, которые по сопротивлению углей с применением сложных формул могут установить, сгорело то или иное бревно, когда пожар уже разгорелся или когда огонь только занимался, а также, как долго бревно горело, был ли у него период тления или оно сразу горело.

То есть головешка головешке рознь?

Юрий Хондожко: Конечно, это целая наука. Допустим, рассчитать индекс распространения пламени, определить, насколько горюча та или иная жидкость или смесь. Скажем, после пожара в ресторанах следователи присылают нам соскобы с воздуховодов, где скапливается жир, смешанный с пылью. А мы должны установить, могла ли эта смесь способствовать распространению пожара, и если да, то насколько.

Или, скажем, чтобы определить, как и отчего сгорела баня, угольки для экспертизы размельчаются, закладываются в гильзу, прессуются, затем определяются определенные параметры по электропроводности. Потом по сложным формулам специальная программа в компьютере высчитывает нам необходимые результаты.

Но наряду с высокотехнологичным оборудованием наши эксперты продолжают пользоваться и книгой Бориса Мегорского "Методика установления причин пожаров". С 1947 года она не устаревает. Это - классика.

Или, скажем, при определении температурных зон бетона эксперты иногда продолжают наряду с умным прибором применять по старинке молоток Кошкарова.

Стучат по бетону и на слух определяют, где он звонче звенит, а где глуше.

Как определить, что причиной пожара стала непотушенная сигарета? Это довольно частая причина бытовых пожаров, а сигареты ведь в огне сгорают полностью.

Юрий Хондожко: У нас работают специальные инженеры-хромотографисты, которые по хроматограммам могут определить не только возгорание от сигарет, но и от восковых свечей, хотя в пожаре тоже сгорает весь воск. То есть они могут определить по остаточным микрокомпонентам или даже газам в зоне очага пожара, что за предмет или жидкость там находились. Это сложные высокотехнологичные экспертизы, но наши эксперты аттестованы их проводить.

Поэтому во избежание возгорания еще раз совет всем: отключайте все приборы из сети. Не ленитесь и не пренебрегайте безопасностью. А также не экономьте на негорючих материалах и пропитках.

Другие новости