Новости

В Москве открылась выставка, посвященная Алексею Косыгину
Жигули-"копейка", плащ "болонья", цветной телевизор и "тринадцатая зарплата", - всем этим советские люди обязаны Алексею Николаевичу Косыгину. Выставка "Феномен Косыгина" открылась в Фонде культуры "Екатерина".

Это модное место в центре Москвы, выбрано неслучайно. Екатерина Семенихина, в честь которой назван фонд, - запечатленная на известной фотографии, где советский премьер с годовалой девочкой, правнучка Косыгина. Поэтому выдержанная в стилистике цикла "Лидеры советской эпохи” Российского государственного архива новейшей истории выставка все же смотрится еще и очень домашней. Среди экспонатов - переписка с внуками: "Баба Клава и деда Леша. С праздником!” - пишет в 1961-м нынешний академик РАН Алексей Гвишиани.

Симпатичный, хотя и замкнутый человек, так говорят о нем многие. Эпоха учила держать рот на замке и политике предпочитать экономику. Наука эта - на фотографиях: от юных, наивных, до зрелых, на них человек, чей взгляд  выдержать трудно. Школу Алексей Николаевич прошел суровую, за это судьба подарила две спасительные записи в трудовой книжке.

"Косыгин дважды счастливо избежал очень тяжелых для себя последствий, - рассказал "РГ” научный руководитель Госархива Сергей Мироненко. - В 30-е годы, после того, как он уехал из Иркутска в Ленинград, там было расстреляно все руководство Иркутской области. А когда он покинул Ленинград, чтобы стать министром текстильной промышленности СССР, началось печально известное "ленинградское дело" и большинство из тех, кто с ним работал, были расстреляны".

Что же сделал Косыгин для страны? Вот автограф Сталина на постановлении о создании Совета по эвакуации при СНК СССР. Фамилия Шверника вычеркнута, а на ее место почерком вождя вписано: "Косыгин”. Он организовал "дорогу жизни". Благодаря возглавляемому им Совету на восток страны было перевезено две с половиной тысячи предприятий, десятки тысяч человек.

Баба Клава и деда Леша.  С праздником! - пишет в 1961-м нынешний академик РАН Алексей Гвишиани

Другой выставочный зал и экран с видеорядом: ностальгическая картина огромного поля, уминаемого комбайнами... Стенд с культовыми в свое время платьями из кримплена (производство синтетических тканей Косыгин организовал в 1955-м году), плащами "болонья”, которые очень понравились премьеру в Италии и НПО "Радуга” обеспечило ими всех девушек 60-х. А благодаря введенным премьером экономическим переменам, прибавился выходной - суббота и образовалась "тринадцатая зарплата”.

"Косыгин стоял у истоков договора с гигантским итальянским концерном FIAТ, в результате которого наши люди получили народную машину, - говорит Сергей Мироненко. - Косыгинская реформа - это осознание того, что Советский Союз не может существовать с застывшей экономикой, отсюда попытка внести в систему хозяйствования новые, даже рыночные элементы”.

Впрочем, советская система со скрипом поддавалась поправкам. В экспозиции есть потрясающее свидетельство "ручного управления". Это письмо Косыгину от директрисы детского сада, которая благодарит и сообщает, что после восьмимесячной переписки и его вмешательства в детсад прислали 30 скатертей и 100 метров тюля.

Что сделал Косыгин для мира? Специалисты отмечают: он был жестким, но с другой стороны очень умелым и обаятельным договорщиком. Эти его качества отлично ловят фотокорреспонденты Newsweek, расположившие на одной из обложек 1967-го года портрет Косыгина. Тогда случилась историческая ташкентская встреча, на которой Алексею Николаевичу удалось добиться примирения в многолетней и трудной истории Индии и Пакистана. К слову, все эти достоинства Косыгина-дипломата вызвали ревность Брежнева, который решил, что международная политика будет прерогативой генсека.

Даже те, кто о советских временах предпочитает вспоминать в жанре анекдота, Косыгина оценивают исключительно в светлых, любимым им в бытность министром текстильной промышленности тонах. Считается, что он не замешан в политических скандалах. Однако документальная выставка не обошла эпизода, который все же свидетельствует: Алексей Николаевич был человек системы и элиты, которая жила по своему собственному кодексу чести. Как известно, председателем Совета министров СССР он стал в 1964-м году после октябрьского пленума ЦК, на котором Хрущев был отправлен на пенсию. И Косыгину поручили объявить об этом. На выставке можно увидеть странички из конспекта одного из секретарей (хотя конспектировать было запрещено).  Есть историки, которые считают, что говорил Алексей Николаевич слишком жестко и не вполне объективно. Ему, как и многим, пришлось сделать выбор.