Новости

17.11.2016 16:00
Рубрика: "Родина"

Награды за убийство Столыпина?

На этот, казалось бы, абсурдный вопрос наводят малоизвестные документы охранных ведомств
Текст: Валентин Жиляев (кандидат исторических наук)
Минуло 105 лет с момента гибели Петра Аркадьевича Столыпина. Не имеющий до сих пор аналогов в нашей истории факт смертельного ранения председателя Совета министров 1 сентября 1911 г. в особо охраняемой зоне Киевского оперного театра заставляет еще раз проанализировать роль государственной охраны в этих событиях.
Д. Несыпова. Убийство Столыпина. Фото: репродукция/Родина Д. Несыпова. Убийство Столыпина. Фото: репродукция картины
Д. Несыпова. Убийство Столыпина. Фото: репродукция картины

Часы с цепочкой за усердие

Обратим прежде всего внимание на длинные названия двух дел, хранящихся в Санкт-Петербурге в РГИА. Первое: "Списки чинов полиции и охранной команды на выдачу наград во время пребывания Императора Николая II с семьей в гор. Киеве. Октябрь 1911 г. - 12 февраля 1913 г."1. Второе: "О награждении чинов отдельного Корпуса жандармов и других ведомств подарками из Кабинета Е.В. и за охрану пути во время путешествий Императора, и за службу в местах пребывания Императора в 1911, 1912 гг."2.

В самих делах любопытен запрос начальника Киевского губернского жандармского управления (ГЖУ) полковника А.Ф. Шределя от 18 октября 1911 г. в Управление дворцового коменданта (УДК) на имя руководителя Дворцовой полиции полковника Б.А. Герарди: "По случаю пребывания в сем году в г. Киеве Е.И.В. государя Императора, бывшие при дворце [в котором размещался император с семьей. - В.Ж.] унтер-офицеры вверенного мне Управления Мирон Ряднинка и Илларион Александренко доложили мне, что Вами вручены им Всемилостивейшие пожалованные с цепочкою часы. Прошу сообщить мне - действительно ли названным нижним чинам Всемилостивейше пожалованы означенные подарки (серебряные часы с золотым Гос. Гербом)"3.

Этим запросом открывается длившаяся 1,5 года секретная переписка о странных награждениях. И другие жандармские начальники проверяли информацию своих подчиненных, по всей видимости, не поверив, что после событий 1 сентября 1911 г. в виде благодарности "за службу", проводились награждения от имени "Их Императорских Величеств".

Шредель сомневался зря. В том же октябре 1911 г. министр императорского двора барон Владимир Борисович Фредерикс (1838-1927) довел до сведения дворцового коменданта Владимира Александровича Дедюлина (1858-1913) высочайшее повеление о награждении чинов государственных ведомств, отличившихся в обеспечении безопасности поездки Николая II в Киев, Овруч, Чернигов и Севастополь, подарками из Кабинета Его Императорского Величества. Наградам подлежал личный состав войсковых (в том числе гвардейских) и морских подразделений армии и флота, полицейских (жандармских) сил различных губерний европейской части страны, служб УДК.

Состав "всемилостивейше" пожалованного не отличался от подарков, вручаемых по окончании "успешно прошедших событий": серебряные медали с надписью "За усердие" для ношения на Станиславской ленте; золотые, серебряные часы и булавки с изображением государственного герба; денежные награды (25 рублей).

35 полицейских чинов двух столиц, а также Киевского городского и губернского подразделений в конце 1911 - середине 1912 г. получили награды. Отдельно были отмечены чины Сборного отряда секретной охраны. Так, из Секретного отряда охраны, подведомственного дворцовому коменданту, было награждено 40 агентов, из них 14 - серебряными медалями. Поощрили 43 филера из Санкт-Петербургского охранного отделения (Охранной команды) и 22 человека - из охранных отделений других губерний.

В этих архивных делах имеются и другие документы по этой теме, которые еще предстоит исследовать и учесть4. Но и сведения, приведенные выше, должны озадачить не только историков, прикосновенных к теме. За что награждали десятки ценных сотрудников, съездивших, как выяснилось, в "успешную командировку"?

Да, ту самую, совпавшую с убийством Петра Столыпина...

Список лиц, получивших награды за охрану во время пребывания Николая II в Киеве. / РГИА


Кто кого охранял

После убийства Александра II в 1881 г. было завершено правовое оформление создания Собственной Его Императорского Величества охраны. Эта служба входила в состав Министерства императорского двора (МИДв), а главный начальник охраны (с 1906 г. - дворцовый комендант) подчинялся непосредственно министру императорского двора, с правом личного доклада императору5.

В 1906 г. служба изменила название и стала именоваться УДК. Она обеспечивала безопасность только императора и ближайших членов его семьи (супруги, наследника и дочерей). В УДК за охрану "Их Величеств" вне императорских резиденций отвечало специальное подразделение, созданное на рубеже 1905-1906 гг., - Особый отряд охраны под руководством жандармского полковника Александра Ивановича Спиридовича (1873-1952).

Заметим, что охрана других членов императорской фамилии, а также высокопоставленных чиновников (в том числе и самого главы правительства) в обязанности УДК не входила. Безопасность этих персон обеспечивала Охранная команда (ОК) Санкт-Петербургского охранного отделения (ОО), созданная еще в 1883 г. В других регионах империи за выполнение этой функции отвечали губернские жандармские управления (ГЖУ).

Столыпин был первым в списке чиновников в ведении ОК, в местах его работы и жительства службу исполняли более 25 агентов, лично при нем состояли подполковники отдельного корпуса жандармов К.К. Дексбах и Р.Ю. Пиранг (личная охрана), они же были руководителями ОК.

По "Положению о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия" 14 августа 1881 г. в тех местностях, где пребывал император, вводился режим второй стадии исключительного положения - чрезвычайной охраны. Так, в 1909 г. еще до прибытия Николая II на празднование 200-летия Полтавской битвы были высланы для сдачи экзаменов в другие города около 1000 студентов, арестованы более сотни оппозиционеров и особо активных рабочих. Высшее руководство охраной в Полтаве осуществлял товарищ министра внутренних дел и командир Отдельного корпуса жандармов Павел Григорьевич Курлов (1860-1923)6. Праздничная программа тогда была выполнена без замечаний и происшествий7.

Неудачное покушение на Столыпина было совершено еще в августе 1906 года. Взрыв на Аптекарском острове.


Организованный беспорядок

Киевские торжества, посвященные освящению памятника императору Александру II, состоялись в рамках высочайшего путешествия. Оно началось отъездом царского поезда из Нового Петергофа 27 августа 1911 г. и закончилось возвращением Николая II в Царское Село 4 января 1912 г.

Руководство охранными мероприятиями в Киеве, Овруче и Чернигове было поручено тому же генерал-лейтенанту Курлову8. Это назначение было сделано лично императором без согласования с прямым начальником Курлова по МВД - Столыпиным, которого просто поставили перед фактом. При этом высший местный руководитель - генерал-губернатор был отстранен от принятия решений на вверенной ему территории. Этот порядок охраны при царских поездках был изменен только в апреле 1913 г., когда было определено, что "отряд секретной охраны подчиняется представителю высшей местной административной власти"9.

Александр Иванович Спиридович, начальник Сборного отряда секретной охраны.

Для обеспечения безопасности столь масштабных мероприятий сил у Особого отряда охраны явно не хватало. К середине августа руководство смогло выделить 244 человека10. Было принято решение о создании Сборного отряда секретной охраны под руководством Спиридовича. 15 ГЖУ европейской части империи (от Варшавского и Эстляндского до Казанского и Самарского) выделили более 100 филеров, ОО двух столиц направили в Киев около 70 агентов.

Вариант "полтавской зачистки" в огромном Киеве осуществлен быть не мог. В Киевском ОО отсутствовали даже основательные сведения о местных революционных деятелях. На всякий случай "было в виде предупредительной меры произведено с 27 по 29 августа 57 обысков, сопровождавшихся арестами 52 лиц. Ликвидация эта не дала никаких результатов в смысле изобличения заподозренных в принадлежности к какому-нибудь противоправительственному сообществу. Генерал Курлов приказал оставить задержанных под стражей - одних до 6го, а других до 7го сентября, что и было исполнено"11. Под арест взяли явно не тех "бунтовщиков".

Большую часть Сборного отряда направили в Киев за две недели до прибытия монарха. Заранее было нанято необходимое количество экипажей и даже один "мотор", как тогда называли автомобиль. Агентам были выданы немалые дополнительные деньги для экстренных выплат (по 60 руб.) к ранее выданным командировочным.

Петр Аркадьевич Столыпин встречает членов императорской семьи в Киеве. 1911 г.

О безопасности Столыпина помнили. Киевское ОО было проинформировано Департаментом полиции МВД о возможном покушении на премьера. В шифртелеграмме от 25 августа киевлянам предлагалось принять "усиленные меры наблюдения и охраны его превосходительства и других высокопоставленных лиц во время пребывания в вашем районе"12. По решению Столыпина в командировку в Киев был направлен только его адъютант штабс-капитан В.Е. Есаулов, который к охране не имел никакого отношения. Петр Аркадьевич принял решение не брать с собой для личной охраны двух жандармских офицеров. Как показали последующие события, в Киеве они были бы не лишними.


Преступная халатность подполковника Кулябко

29 августа в 11.00 императорский поезд прибыл на станцию Киев-I Пассажирский на подъездной путь у старого здания вокзала. В архивном деле имеется "список должностных лиц, которые будут иметь счастье приветствовать Их Императорские Величества"13, в котором Столыпин значится под первым номером, а также схема и порядок встречи на перроне.

Убийца Столыпина Д. Богров.

Охрана киевских торжеств в августе-сентябре 1911 г. была организована вполне профессионально, что подтверждают и архивные документы. Но 1 сентября в Киевском оперном театре возникла ситуация, при которой был вполне реальным теракт не только в отношении Столыпина, но и самого Николая II. Спиридович допустил грубую ошибку, не прислушавшись к рекомендациям своих подчиненных и приказав при согласии Курлова "под предлогом экономии мест для высокопоставленных приглашенных" не выставлять посты "агентов" в важнейшей части театра - при входах в партер и в самом партере. Этим и воспользовался 24-летний Дмитрий Богров (Аленский), не встретив в антракте оперы "Сказка о царе Салтане" препятствий для подхода к Столыпину, стоявшему в первом ряду партера, у оркестровой ямы. Прогремели два роковых выстрела.

Серьезные нарушения были допущены и агентами Сборного отряда, отвечавшими за пропуск через главный подъезд театра. Именно они повторно пропустили террориста по недействительному (надорванному) входному билету, не доложив об этом своему прямому начальнику Спиридовичу. В этом эпизоде, как и в ряде других случаев, действия начальника Киевского ОО подполковника Николая Николаевича Кулябко (1873-1920) можно оценить как преступно-халатные. Именно у него на связи находился секретный сотрудник Богров, именно он сделал все, чтобы убийца Столыпина второй раз прошел в театр и попал в партер зрительного зала.

Удивительно, что при повторном проходе убийцы в театр ни у ответственных за пропуск на спектакль, ни у филеров не возникло мысли об обыске Богрова на предмет выявления у него пистолета или, как тогда говорили, "взрывчатого снаряда". Известный историк Борис Николаевский подметил точно: "Главная причина состоявшегося "удачного" террористического акта в том, что сама полиция была без него (Д. Богрова) как без рук"14.

Отметим и ряд "странных" выплат в Киеве, которые утвердил дворцовый комендант Дедюлин и подтвердил контроль МИДв15. Они вроде бы достаточно "мелочные", но знаковые. Любопытен счет от 28 сентября 1911 г. на запчасти (крышка цилиндра и прокладки) к нанятому для нужд отряда автомобилю. А ведь счет за пятидневное пользование "мотором" (в дни проводимых в Киеве мероприятий) в немалые для той эпохи 200 руб. и солидные расходы за использованный бензин были уже оплачены. Вот еще расписка на солидную трату: "На наем помещения в Киеве в течение августа и сентября месяца израсходовано мною сто девяносто рублей из сумм Агентуры. 7 сентября 1911 г. Полковник Спиридович". Отметим, что размещался Александр Иванович в Киеве в гостинице "Европейской", а оплатил сполна гостиничные счета по окончанию мероприятия Департамент полиции. И таких свидетельств о "своеобразных" оперативных расходах в архивных делах немало. Примечательно, что в ходе дальнейших разбирательств Спиридовичу и его подчиненным никаких претензий по части расхода казенных финансов предъявлено не было...


Тайны следствия

После смерти Столыпина, последовавшей 5 сентября, император 7 сентября прибыл в Севастополь и в тот же день повелел сенатору Максимилиану Ивановичу Трусевичу, бывшему директору Департамента полиции, "произвести широкое и всестороннее расследование действий Киевского охранного отделения".

Уже в марте 1912 г. комиссия Трусевича представила отчет в Государственный совет, убедившись в необходимости привлечения к уголовной ответственности за "превышение и бездействие власти" четырех должностных лиц: Курлова, Спиридовича, Кулябко и чиновника особых поручений при Курлове, вице-директора департамента полиции Митрофана Николаевича Веригина (1878-1920).

Показания "банды четырех", как окрестил этих чиновников советский историк А.Я. Аврех, сенаторов не убедили. В мае 1912 г. было принято решение о начале предварительного следствия, которое возглавил сенатор Николай Захарьевич Шульгин (1855-1937). Следствие пришло к выводу о необходимости предания суду всех четырех обвиняемых. Решение оставалось за императором, который оставил на докладе Шульгина такую резолюцию: "Отставного полковника Кулябко считать отрешенным от должности. Дело об отставных генерал-лейтенанте Курлове и ст. сов. Веригине, а также о полк. Спиридовиче - прекратить без всяких для них последствий. 4 января 1913 г. Царское Село".

Дело об убийстве премьера попытались реанимировать при Временном правительстве. Третья по счету комиссия с арестами и следствием начала работу 28 апреля 1917 г. и закончила свою деятельность в связи с обострением внутриполитической обстановки последним допросом 29 сентября.


Перенесение гроба с телом П. Столыпина из частной хирургической больницы в Киево-Печерскую лавру. 7 сентября 1911 г.

Легенды и версии

За прошедшие 105 лет версий убийства Столыпина высказано немало. Только что, в сентябре 2016 г., правнук покойного премьера Н.В. Случевский предположил, что Петра Аркадьевича убили коррупционеры из-за проводимых им реформ16. Заметим, что никакими архивными материалами подобный ход мыслей не подтверждается. На взгляд всех трех государственных комиссий, основная причина происшедшего сводилась к "преступной халатности и превышению власти" упомянутой выше четверки.

В рамках революционной легенды созрело убеждение в том, что "преклонение перед героями террора" проникло в душу двойного агента Богрова-Аленского и он, одержимый идеей совершения подвига, вступил в связь с охранкой, чтобы совершить этот теракт. Прозаическая модификация этой гипотезы гласит, что "герой-революционер" стал сексотом по более прозаическим мотивам - материальным. Запутавшись в отношениях со своими товарищами, которые заподозрили его в сотрудничестве с жандармами, и не найдя приемлемого выхода, он пошел на убийство премьера.

Контрреволюционная версия с дореволюционных времен утверждает, что убийство Столыпина было результатом заговора высших полицейских чинов при "сознательном неустранении ими условий, при которых подобное преступление облегчалось в своем совершении"; помимо "банды четырех" подозревают и скончавшегося в октябре 1913 г. Дедюлина, близкого приятеля Курлова. Более мягкий вариант этой версии делает акцент на "безразличное отношение" к Столыпину лиц, отвечавших за безопасность в Киеве, выполнявших свои обязанности "без должного рвения"; безразличие усматривают и в невыделении "второму лицу государства" личной охраны17. Здесь все предельно ясно. Напомним, что от личной охраны Петр Аркадьевич отказался еще перед выездом из Петербурга. В этой ситуации личная охрана могла быть "выделена" Столыпину только по повелению императора, что явно из области фантастики.


Роковая несогласованность

Не присоединяясь ни к одной из названных версий, еще раз обратим внимание на ключевую роль Курлова и Спиридовича, допустивших серьезнейшие просчеты, приведшие к совершению преступления. В большей степени вина лежит на Спиридовиче как разработчике мер охраны в театре; Курлов же утвердил нормативный документ с этими служебными недоработками.

Но не только это. 21 ноября 1912 г. Спиридович показал: "Богров до момента стрельбы в покойного министра был "сотрудник" подполковника Кулябки и до него, как до сотрудника, я не имел никакого права касаться вообще, а не только устанавливать за ним наблюдения или производить ему личные досмотры... Воздействовать же в этом отношении на Кулябку я тоже не имел ни права, ни возможности; первое потому, что Кулябка не состоял у меня в подчинении, второе же потому, что... о намерениях Кулябки по отношению Богрова я осведомлен не был; о том же, что Богров находится в театре, я не знал..."18.

Получается, что Спиридович, будучи начальником Сборного отряда секретной охраны, имел недостаточные права и не мог контролировать обстановку. Ему и его подчиненным, на конкретном объекте их ответственности, в театре, мог дать указание не только прямой начальник Курлов, но и начальник Киевского ОО Кулябко. Важно отметить, что это показание Спиридовича полностью противоречит утвержденным в 1909-1911 гг. основополагающим служебным документам. Для чего вообще нужна государственная охрана, если ею могут командовать не имеющие к ней отношения чиновники? Вопиющая несогласованность действий ответственных лиц могла в тот вечер стоить жизни не только Столыпину, но и Николаю II. Бюрократическая рассогласованность, на наш взгляд, породила в октябре 1911 г. и странные наградные документы. Но точку в истории с ними ставить явно рано.

Удостоверение Спиридовича от Департамента полиции о всемерном оказании ему содействия для выполнения особого поручения.


1. РГИА. Ф. 472. Оп. 66. Д. 339.
2. РГИА. Ф. 508. Оп. 1. Д. 1357.
3. Там же. Л. 7.
4. Там же. Л. 1-59 и др.
5. РГИА. Ф. 919. Оп. 2. Д. 227..
6. ГАРФ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 1. Л. 6.
7. РГИА. Ф. 508. Оп. 1. Д. 810. О путешествии Императора в Полтаву. 1909-1910; Д. 865. Порядок торжественного празднования 200летия Полтавской битвы.
8. Тайна убийства Столыпина. М., 2011. С. 603-668.
9. ГАРФ. Ф. 111. Оп. 3. Д. 239..
10. РГИА. Ф. 1328. Оп. 3. Д. 218. Счета агентов охранной агентуры по разным расходам. Т. 1. Сентябрь 1911 г. Л. 1-1 об., 7-7 об., 13-13 об., 15-15 об., 21.
11. ГАРФ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 23. Л. 1-59.
12. ГАРФ. Ф. 102. ОО. 1911. Д. 124. Л. 91.
13. РГИА. Ф. 472. Оп. 66. Д. 338. Маршруты следования императорского поезда из Нового Петергофа через Киев в гор. Севастополь; списки представляющихся императору и программа пребывания в гор. Киеве. 24 августа 1911-сентябрь 1911.
14. Николаевский Б.И. История одного предательства. М., 1991. С. 14.
15. РГИА. Ф. 1328. Оп. 3. Д. 217. Счета агентов охранной агентуры по разным расходам. Август-октябрь 1911 г.; Д. 218. Счета агентов охранной агентуры по разным расходам. Т. 1. Сентябрь 1911 г. Л. 1-1 об., 7-7 об., 13-13 об., 15-15 об., 21, 25-26, 64-68.; Д. 219. Счета агентов охранной агентуры по разным расходам. Т. 2. Сентябрь 1911 г. Л. 70, 76, 112.; Д. 220. Счета агентов охранной агентуры по разным расходам. Т. 3. Сентябрь 1911 г. Л. 147. Ф. 508. Оп. 1. Д. 1349. Авансовые отчеты, отпущенные на расходы по делам службы во время командировки в Киев и Ливадию. 19 августа 1911-14 февраля 1912 гг.
16. Коробкова Е. "Столыпина убили коррупционеры" // Известия. 2016. 14 сентября.
17. Тайна убийства Столыпина. М., 2011. С. 45.
18. ГАРФ. Ф. 271. Оп. 1. Д. 27. Л. 335-343 об.