Эзотерический бестиарий и где его найти

Журнал
    18.11.2016, 16:05
Текст:   Юлия Авакова
В кинопрокат вышел один из самых долгожданных фильмов этого года, огромным вниманием к себе обязанный, прежде всего, той литературной канве, что некогда вывела англичанку Джоан Роулинг в авангард современной детской и подростковой литературы. И благодаря ранее завоеванной Роулинг писательской репутации, зрелищности и сохранению в общих чертах достоверности ее произведений в экранизациях, создание новой киноэпопеи на базе откровенно бессюжетной книги "О фантастических существах и местах их обитания" (в противовес корявому дословному калькированию английского названия, узаконившему себя в российском прокате "Фантастические твари и где они обитают"), вызвало дополнительный интерес. Многочисленные поклонники "поттерианы" все это время с нетерпением желали снова погрузиться в увлекательный и многогранный волшебный мир, где причудливо сочетается вымысел и реальность, украшенные россыпью интересных персонажей и увлекательных приключений. Но в действительности все вышло несколько иначе.

Говоря о художественной стороне этого произведения, необходимо исходить из того факта, что речь идет не о фильме на основе книги, сюжет которой во всех деталях при всем желании невозможно изложить в формате полнометражного фильма, а о вполне классическом приеме - съемках фильма по сценарию, пусть и написанному профессиональным писателем. И все же неприятно поражает одномерность истории: ее содержание полностью укладывается в одно предложение. Речь идет о путешествии британского магического зоолога Ньюта Скамандера в культурно чуждые США в компании различных диких существ, компактно умещающихся в волшебном чемоданчике, который он сначала теряет, а потом находит в относительной неприкосновенности, за вычетом нескольких сбежавших тварей - на их поиски и уйдет все экранное время.

Актерская игра действительно незаурядна - Эдди Рэдмейну удалось воплотить в своем образе еще больше проявлений врожденной идиосинкразии выпускника Итона и Кэмбриджа, чем в жизни, в многочисленных интервью и публичных выступлениях. И даже в какой-то момент проскальзывает мысль о том, что вот он, новый Доктор Кто, пришелец из других миров в скромном обличье, даже искать не надо очередную реинкарнацию почтенному Питеру Капальди.

Колин Фаррелл и выскочивший как черт из табакерки Джонни Депп, также вряд ли смогли оставить зрителей равнодушными. То же самое можно сказать и о Дэни Фоглере, убедительно сыгравшем незадачливого булочника Якоба Ковальски. Женские образы также удались на славу, правда, в игре многих представительниц слабого пола резко проглядывают образы, созданные ранее более известными актрисами, на которых те старались (вольно или невольно) быть похожими.

Рождение чудовищ и сон разума

Еще одна немаловажная черта, вызывающая резкое отторжение, - это ярко выраженная политизированность и идеологическая ангажированность картины (Джоан Роулинг сама в этом призналась). И речь идет не о мифическом магическом мире, где происходят баталии, ничуть не уступающие по своей мощи тому, что мы можем видеть в окружающей нас действительности. Речь идет о конкретном государстве, США, находящемся на распутье. Приехав туда, Скамандер узнает, что в Америке - о, чудо! - близится время президентских выборов. Одним из главных фаворитов оказывается представитель семьи бизнесменов и медиамагнатов, а ему, презрительно смотрящему сверху вниз, и дела нет до многоукладного и насыщенного меньшинствами мира людей и не только.

В этом произведении мирам маглов и волшебников сосуществовать на равных началах абсолютно невозможно, и пусть маглы в этом светоче демократии называются "не-магами", все равно это термин, используемый более сведущими в отношении тех, кто находится в блаженном неведении касательно того, что они на земле не одни. Кроме того, теперь они полноценно живут в одном городе, но на разных уровнях, и у стороннего наблюдателя достаточно быстро возникает понимание, кто на самом деле правит бал. Что преподносится как нечто, само собой разумеющееся.

Кто Вы, мистер Скамандер?

Отдельного упоминания заслуживают некоторые реплики, брошенные как бы невзначай: Ньют называет себя ловцом, искателем и охотником. Действительно: он предстает безрассудным ловцом душ человеческих, по-трикстерски увлекая за собой тех, кто попадает под его обаяние и чары.

Ньют - типичный эко-активист, и, если присмотреться, биоразнообразное содержимое собственного чемоданчика-лаборатории для него куда ценнее человеческой жизни. Через созданный образ вполне четко просматриваются черты адептов многих экологических движений последних лет, в своих чистых порывах готовых поставить миллионы людей на грань выживания, но спасти, вырвать очередной клочок природы из крепкой хватки таких прожорливых двуногих.

Ньют очарователен, застенчив, обладает букетом архетипичных расстройств социального взаимодействия, за причудливость которых весь мир так обожает британцев на экране, но вот сам он людей отнюдь не любит. "Самые злобные существа на планете" - люди, не маги, убивают природу. Но, может, он все-таки испытывает к ним хотя бы сочувствие? Вряд ли. По крайней мере, если он интересуется ими всерьез, то только как объектами экспериментов.

Матерь богов

Отдельное место, как и в других произведениях Джоан Роулинг, в "Тварях" уделяется алхимии и символике этой веселой науки. Ньют недвусмысленно называет своим учителем Парацельса, средневекового алхимика и натурфилософа. Новообретенная спутница Ньюта носит кулон в виде миниатюрного золотого яйца. Этот символ с исправной регулярностью возникает то здесь, то там: в банке из утерянного яйца вылупляется пока еще безобидное пернатое существо, а серебряные скорлупки синей змейки имеют вполне себе рыночную цену в мире людей. Яйцо, как представляется, и служит всем участникам напоминанием о чем-то, о чем никогда не следует забывать - не намек ли это на миф о рождении демиургов, творцов вселенной?

Штаб-квартира волшебников вызывает однозначно неприятное ощущение: укромность и затхлость бункера, откровенно пугающие помещения для служебного пользования. Здесь даже на смерть нельзя пойти в трезвом уме, не разлучаясь с собственным сознанием в последние минуты жизни. В пол зала собраний хмурых демиургов вмонтирована пентаграмма, приобретающая откровенно зловещие коннотации в предлагаемых обстоятельствах.

Эти детали, наряду с множеством других, как, например, имена главных героев, являют нашему взору не сказку, вымысел чистейшей воды, а вполне оформленную и последовательную символическую карту, накладывающуюся на достаточно однообразные и предсказуемые сюжетные перипетии. Вопрос один: зачем? Зачем изображать детей потенциальными орудиями убийства? Зачем манипулировать с отсылками к такому своеобразному поджанру фильмов ужасов, как зомби-апокалипсис, если основная аудитория фильма - дети, пусть и старше 12 лет? Наверное, такой оборот событий вряд ли предвидят родители, которые ожидают от фильма нечто, похожее на безобидное начало "поттерианы".

Как Marvel Studios и Warner Bros. подружились

При всем многообразии визуальных эффектов, в "Фантастических тварях" не устают удивлять прямые отсылки к недавнему марвеловскому релизу "Доктор Стрэндж", также с экзотическим для Голливуда британским актером в главной роли. И воспарившая в воздух брусчатка, и трюк с отматыванием времени назад, при котором восстанавливаются все разрушения без малейшего следа, а память людей о произошедшем начисто стирается (а зачем им помнить?), и защитные купола, внутри которых происходит схватка между посвященными, невидимая или непостижимая людским массам, которые ни на что не могут повлиять, - все это было показано чуть ранее в схожем проекте. Как и драматичная трансформация Мордо и ответ на это в виде дезавуирования одного из персонажей "младшей поттерианы", носящего имя одного из участников поисков святого Грааля. Кто плох, а кто хорош, понять невозможно, да, видимо, и не нужно: плохого парня и хорошего всегда назначат. Смотря по обстоятельствам.

Если вселенная Marvel существенно расширяет пантеон своих комиксных героев, возводя свою надстройку над реальностью, соперничающую по разнообразию и уровню визуального и психологического воздействия с киноизображением событий окружающего мира, или, что уже не так безобидно - с ним самим, то и "Фантастические существа" существуют не как продолжение "поттерианы", а как отдельный модуль, идеально встраивающийся в любое аналогичное вымышленное измерение. В этом мире языческих божеств, богочеловеков, фантастических тварей и прочего потенциально есть все, что душе угодно, причем происходящее овеяно таким флером релятивизма, что диалектика или, скажем, гностицизм покажутся топорными ортодоксальными поделками ушедшего в небытие прошлого. Правда, за всем этим благолепием скрывается существование по умолчанию статус-кво между двумя мирами - господ и рабов. Но это ничего, пленка все стерпит. Выдержит ли такое человеческое сознание в долгосрочной перспективе - вот в чем вопрос.