Новости

17.11.2016 23:40
Рубрика: Культура

Вырублено топором

На фестивале "Context. Диана Вишнева" кололи дрова и выбирали таланты
Нынешний четвертый фестиваль собирался не вширь, а вглубь: всего три программы в театре плюс сопутствующие кино- и образовательная. Разумный объем не помешал фестивалю впервые за недолгую историю захватить также Санкт-Петербург, вотчину своей основательницы и худрука Дианы Вишневой, и представить два абсолютных шедевра, придающих смысл всему событию даже без контекста.
Фестиваль Дианы Вишневой порадовал в четвертый раз. Фото: Дарьян Волкова Фестиваль Дианы Вишневой порадовал в четвертый раз. Фото: Дарьян Волкова
Фестиваль Дианы Вишневой порадовал в четвертый раз. Фото: Дарьян Волкова

На гала открытия в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко удивляли старые знакомцы и неведомые труппы. Наследник любимца советской гастрольной системы Мориса Бежара, почти десять лет живущий без своего худрука Bejart Ballet Lausanne представил пару дуэтов - пятиминутный "Отдельная комната" отца-основателя и столь же краткий "Цвет блюз" нынешнего художественного руководителя Жиля Романа, не поразившие новизной и оригинальностью мысли, но внятные немодными ныне достоинствами вроде музыкальности и профессиональной чистоты. Впервые приехавший в Россию Танцевальный театр Люцерна сначала ворожил под тамтамы в "Новом ритме" Георга Рейшля, где пара стелилась по полу и, ворожа над собственными отношениями, зависала в вязких поддержках, а затем приятно удивил сделанным специально для фестиваля кратким и очень музыкальным соло хореографа Дора Мамалиа Solo chaMOOOm. Американская труппа Alonzo King Lines Ballet, тоже дебютант в России, в "Концерте для двух скрипок" на музыку Большого Баха в постановке Алонсо Кинга вобрала славный опыт классиков американского modern dance - ухарский, физический емкий почерк Пола Тэйлора, пропитанный афроамериканской пластикой Хосе Лимона и буйным темпераментом современных артистов. 

Шедевров на гала не обещали, но их втихомолку планировали. И вот: две мировые суперзвезды - достаточно опытные, чтобы танцевать что угодно, и достаточно любопытные, чтобы это делать - Диана Вишнева и этуаль (а ныне и шеф балета Парижской оперы) Орели Дюпон представили "B/olero" Равеля в минималистской аранжировке Исао Томиты и хореографии Охада Наарина. Вот как распознать настоящую приму-трудоголика? К знаменитому израильтянину Охаду Наарину две суперзвезды приехали как дебютантки, старательно изучая изобретенный им стиль гага-данс. Альянс случился: сверхпрофи, воспитанные в балетной эстетике, усвоили экстатичный минимализм танца как родной и единственно возможный. К тому же в их дуэте не было ни контраста, ни мезальянса - только дополнение друг друга. Французский шарм Орели Дюпон и самозабвенный темперамент Дианы Вишневой, тайна и нерв, помноженные на повторяющиеся связки движений, создали такое поле напряжения, что зал подался гипнозу и очнулся не сразу после финала.   

Но на гала был и другой шедевр. Монтировщики долго выстраивали поленницу, и изможденный немолодой мужчина Иван Ауцели начал колоть дрова под заношенное адажио Альбинони, не дожидаясь их ухода. Тут же появилась Она, Ана Лагуна - седая, расхристанная, со всеми своими нескрываемыми 62 годами, с  фирменными прыжочками, обмороками в пол, удивительной стопой и неподатливой к описаниям пластикой, сделавшей ее великой Аной Лагуной. Можно было не знать, что автор хореографии балета "Топор", живой классик Матс Эк, уже зарекся ставить балеты и даже давать их танцевать кому-либо - у любопытных остались фильмы. Не знать, что "Топор" - его последний опус, а Ана Лагуна - муза, жена, непревзойденная Жизель ХХ века, вслед за ним решившая поставить точку в карьере. Но вот на сцене опять простая история о мужчине и женщине, прожитых вместе годах, его деле и ее чувствах, история о том, как жизнь улетучивается в каждый миг, а после нее остается прикосновение или жест с ощущением полноты и смысла. 

Тут бы поставить точку, поздравив Диану Вишневу с невероятным успехом - привезти на фестиваль этот номер и самого Матса Эка еще год назад казалось невероятным. Но надо сказать и  о конкурсе молодых хореографов, традиционно проводимым примой в заботах о завтрашнем дне. Победитель конкурса получает не рыбку, а удочку - стажировку в хорошей европейской труппе, и через год может показать в новой постановке, оправдал ли надежды. В этом году на приз претендовали рыжеволосая красавица Мария Сиукаева, отлично продержавшаяся до середины номера, вечная конкурсантка Софья Гайдукова и гости из ближнего зарубежья, из которых внимания заслуживает уроженка Еревана Римма Пипоян с эффектным "Триптихом". Стажировку мечты получила Ольга Васильева из Санкт-Петербурга, своей фантазией не мешавшая хорошим исполнителям импровизировать, а приз зрительских симпатий достался засидевшемуся в молодых дарованиях москвичу Павлу Глухову. Все участники в танце рассказывали истории, но концы не сходились с концами, а смыслы исчезали, не появившись. Из зала на них терпеливо глядел великий Матс Эк - может, надеясь, что кто-то из конкурсантов когда-то станет профессиональнее и мудрее. 

Текст публикуется в авторской редакции и может отличаться от вышедшего в номере "РГ".

Культура
Добавьте RG.RU 
в избранные источники