Новости

23.11.2016 03:58
Рубрика: Культура

Сопрано умирала на сцене Ла Скала

Да, сопрано Кристин Льюис действительно умирала, и забудем о журналистских преувеличениях.
 Фото: Лайма Стайнхоф  Фото: Лайма Стайнхоф
Фото: Лайма Стайнхоф

Как все происходило? А вот так: сбылась моя давняя мечта. Я, наконец, попал в знаменитый театр Ла Скала в Милане. Волею судьбы участвую в заседаниях в полутора часах езды от Милана - городочке Виджевано. Итальянские коллеги купили билеты в театр, где как раз идет опера несравненного Гершвина "Порги и Бесс"  - главным образом в исполнении темнокожих артистов из-за океана.

Не буду утомлять пересказом либретто из жизни темнокожего населения США. В роли Порги могучий и по своему баритонистому басу и по телосложению Моррис Робинсон, Бесс поет прекрасное сопрано Кристин Льюис. Все было хорошо в первом акте. Во втором публику развеселили новинки: артисты пели свои арии, спускаясь в зал и раздавая клубнику и булки зрителям, сидевшим в партере. И когда вдруг вроде бы и по либретто замученная жизнью Бесс - Льюис приходит после измены с любовником домой к любимому Порги, то мучится, спит в лохмотьях на полу, словом страдает.

Но внезапно мне показалось, что сцена беспробудного сна Бесс слишком затянулась. Это же точно почувствовал и ее здоровеннейший партнер Порги - Робинсон. Он стал будить свою Бесс, но та не отзывалась. Робинсон, по либретто полный калека, поднял Льюис на руки. Она не двигалась. Публика ничего не понимала: занавес не опускали, народ полагал, будто ему преподносят современный вариант, то бишь, новое прочтение оперы.

И только когда на сцену выбежал доктор с прибором для измерения давления на шее, по партеру поднялся ропот. Затем врач стал светить лучом прямо в глаза Бесс, она же Льюис. Никакого эффекта.

И тут на сцену выскочила сначала одна бригада врачей скорой, за ней - вторая. Итальянцы, всегда немножко опаздывающие, на этот раз успели. Стали на глазах публики проводить манипуляции с грудной клеткой певицы. Затем человек восемь подняли ее на руки и уложили на подиум на сцене.

Виделось, что Кристин Льюис умирает. Зал задрожал, шепот переходил в громкий и тревожный обмен мнениями. Дали полусвет, а за ним и свет. И вдруг лежавшая в глубочайшей, полнейшей прострации Льюис очнулась и слегка подняла голову, закрылась рукой от света. И раздался вздох облегчения: нет, жива. Порги - Робинсон подошел совсем близко к оркестровой яме, где сидели перепуганные музыканты, и показал жестом нам всем: Льюис очнулась. И только тут, после четверти часа прострации, занавес опустился.

Через несколько минут диктор объявил: актриса потеряла сознание, сейчас ей плохо, но мы будем информировать вас о происходящем.

Называйте это как хотите - чудом, актерским героизмом, волей к жизни, но еще минут через десять на сцену вышел Порги, принял образ калеки. Спел свою арию. И здесь выпорхнула Бесс -Кристин Льюис. Исполнила и свою арию. Всячески подыгрывала всей труппе. А в конце спектакля, клянусь, исполнила некий канкан с такой трепетом и страстью, будто это не ее выковыривал из сценического тряпья партнер и не ей делали массаж груди.

И без того длинная опера была доиграна и завершилась поздно ночью.

Я все-таки отыскал врачей. Объяснение звучало коротко: во время второго акта исполнительница партии Бесс упала в продолжительный обморок прямо на сцене, что не сразу заметили, ибо так и полагалось по сюжету. Но доктор Ла Скалы мгновенно и на глазах у зала провел нужный восстановительный процесс. Помогли и мы, приехавшие врачи двух скорых, которые внимательно следили за самочувствием главной героини. Синьора Кристин Льюис очнулась, посоветовалась с докторами и решила доиграть спектакль.

От себя добавлю немаловажный эпизод, который категорически прошу не считать "клубничкой", ведь не сама же сопрано его выдумала. Перед обмороком на сцене была откровеннейшим образом, хотя и в полной одежде, была продемонстированна сцена соития Бесс с любовником. И если Кристин Льюис провела ее исключительно строго и достойно, то красавец - любовник, что называется, оторвался по полной. Может, это как-то повлияло, а я думаю, именно повлияло на самочувствие синьоры Льюис.

Мы опоздали на все поезда, ведущие из Милана в Виджевано. Добирались на такси. Господи, первый раз в Ла Скала, и сразу такая жуть. Или артистический подвиг.

Между тем

Увы, тяжелые случаи, подобные этому, на подмостках не редкость. Вспомните, как ушел от нас любимый Андрей Миронов. Или история более давних лет. Великая Галина Сергеевна Уланова танцевала классический балет, и вдруг, выполнив очередное па, не смогла подняться на ноги. Наши сообразили быстро: занавес чуть ли не рухнул, народной артистке СССР оказали помощь, быстро вызвали кого-то из народных РСФСР и спектакль продолжили.

Культура Театр Музыкальный театр