Новости

24.11.2016 08:30
Рубрика: В мире

Право на защиту

Омбудсмены России и Киргизии договорились о взаимодействии
В первых числах ноября в Москве встретились омбудсмен Киргизии Кубат Оторбаев и уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Татьяна Москалькова. Правозащитники подписали соглашение о двустороннем сотрудничестве. По возвращении Кубат Оторбаев рассказал "Российской газете" о встрече.
Кубат Оторбаев: Со вступлением республики в ЕАЭС количество жалоб от мигрантов сократилось. Фото: Евгения Евреинова Кубат Оторбаев: Со вступлением республики в ЕАЭС количество жалоб от мигрантов сократилось. Фото: Евгения Евреинова
Кубат Оторбаев: Со вступлением республики в ЕАЭС количество жалоб от мигрантов сократилось. Фото: Евгения Евреинова

Кубат Табылдиевич, по каким направлениям будет развиваться сотрудничество?

Кубат Оторбаев: Во-первых - в сфере защиты прав и свобод граждан Киргизии и РФ. Мы намерены оптимизировать совместную работу: при поступлении запросов реагировать на сигналы и направлять ответы в максимально короткий срок. Также взяли на себя обязательства своевременно уведомлять друг друга о выявленных нарушениях прав и свобод граждан Киргизии, находящихся на территории РФ, и наоборот, а также способствовать их восстановлению. Кроме того, соглашение предусматривает взаимный обмен информацией. Договорились и о совместной исследовательской работе, организации научно-практических конференций, семинаров и тренингов.

Не секрет, что значительная часть граждан КР сегодня находится на заработках в России. По статистике МИДа республики, число трудовых мигрантов достигает миллиона человек. Многие из них сталкиваются с трудностями. В отношении одних нарушаются их законные права, другие сами не соблюдают законов страны, в которой находятся. Поэтому нам важно наладить контакт с российскими коллегами. Сегодня мы активно работаем с территориальными омбудсменами субъектов РФ.

Ранее вы говорили, что мигранты, работающие в России, не знают своих прав. Что необходимо, чтобы ситуация изменилась?

Кубат Оторбаев: Вопрос правовой осведомленности наших сограждан поднимался и на встрече с Татьяной Москальковой. Она попросила меня уделить этому особое внимание. Я, в свою очередь, обратился за содействием к премьер-министру страны. В итоге сегодня активно ведется работа по информированию наших граждан о нормах российского миграционного законодательства. Киргизстанцы должны еще на родине получить сведения о тех требованиях, которые предъявляет к въезжающим Россия. Второй момент: нам необходимо систематизировать миграционный поток. Он, к сожалению, носит стихийный характер. Сложно уследить за всеми выезжающими из Киргизии на заработки. Нам нужно активнее работать с органами местного самоуправления (МСУ). Представители МСУ наряду с госслужбой миграции КР должны знать, кто из граждан намерен в ближайшее время покинуть страну, и проводить с этими людьми консультационную работу, раздавать памятки.

С какими жалобами в основном обращаются мигранты?

Кубат Оторбаев: До присоединения республики к ЕАЭС многие киргизстанцы жаловались на проблемы при постановке на учет в России. Вступление в Евразийский союз позволило упростить порядок регистрации. Количество обращающихся по этому поводу снизилось многократно. Сегодня же жалуются в основном на действия сотрудников правоохранительных органов. Недавно, например, к нам поступила жалоба от гражданки КР, которая заявила, что ее избили в Москве полицейские. Она попала в больницу. Мы, в свою очередь, передали всю необходимую информацию для дальнейшего разбирательства уполномоченному по правам человека в Москве Татьяне Потяевой.

Рассматриваем и резонансные дела, в том числе пожар на Алтуфьевском шоссе, когда в результате трагедии погибли четыре гражданина России и 12 граждан Киргизии. Во время визита в Москву я обсуждал этот вопрос с сотрудниками следственных органов РФ. Последние пообещали завершить расследование до конца 2016 года и передать дело в суд. На сегодняшний день семьи жертв пожара получили в качестве компенсации по 300 тысяч рублей. Однако государство также должно выплатить родственникам по миллиону рублей. Этими проблемами сегодня занимается минтруда России и правительство Киргизии.

Понятно, что граждане КР нуждаются в правовой поддержке, находясь в России. Но случается, что и россияне сталкиваются с трудностями, оказываясь в КР.

Кубат Оторбаев: Безусловно, мы оказываем помощь россиянам, находящимся в Киргизии. В том числе и тем, кто сталкивается с нарушениями прав в исправительных учреждениях. Недавно, например, к нам поступила информация, что к гражданину РФ - одному из шести подозреваемых по делу о тройном убийстве в селе Киргшелк - применяют пытки. Совместно с Генпрокуратурой республики изучили все обстоятельства дела и не нашли доказательств, подтверждающих издевательства над мужчиной.

В конце 2015 года мы получили жалобу от Эллы Памфиловой, на тот момент занимавшей должность уполномоченного по правам человека в РФ. В ней говорилось, что содержавшемуся в СИЗО N1 подследственному россиянину отказывают в оказании медпомощи. Мы не оставили этот вопрос без внимания. Был случай, связанный с отказом предоставлять содержащемуся под стражей гражданину РФ противовирусные препараты. Благодаря действиям сотрудников института омбудсмена мужчина был переведен в больницу для обследования и дополнительного лечения.

В соглашении, подписанном в Москве, говорится об обмене опытом. Чему вы можете научить российских коллег и чем они могут поделиться с вами?

Кубат Оторбаев: Несмотря на общие цели законодательство РФ и Киргизии имеет некоторые различия. Мы практикуем такие инструменты, которыми до сих пор не пользовались в России, и наоборот. Возьмем, для примера, внезапные проверки исправительных учреждений и отделов внутренних дел, которые мы устраиваем совместно с центром по предупреждению пыток и Генпрокуратурой КР. Изучаем условия содержания людей, выявляем, применяется ли против них насилие или другие противоправные методы дознания. В итоге сотрудники милиции и пенитенциарных учреждений постепенно начинают осознавать, что действуют незаконно. Это ведет к уменьшению числа подобных инцидентов. В России подобные незапланированные проверки пока устраивают крайне редко. Таких моментов, о которых можно было рассказать коллегам, много, как и таких, когда правозащитникам из Киргизии стоило бы поучиться у россиян.

С того момента, когда вы начали работать омбудсменом, прошел почти год. Чего удалось достичь?

Кубат Оторбаев: Одним из достижений я считаю повышение доверия к институту омбудсмена. По сравнению с 2015 годом число граждан, обратившихся к нам, выросло в два раза. И не потому, что в республике чаще стали нарушать права граждан. Количество обращений к омбудсмену растет, поскольку удалось расширить перечень проблем, с которыми мы работаем. Сегодня мы занимаемся защитой прав людей с ограниченными возможностями здоровья, гендерными проблемами, обеспечением доступа к питьевой воде, вопросами, связанными с обеспечением жильем, здравоохранением. Я уже не говорю о защите прав детей, а также граждан, находящихся на лечении в психиатрических учреждениях или отбывающих наказание в тюрьмах.

За этот год мы разработали стратегию развития института омбудсмена на ближайшие пять лет и обсудили план действий по реализации этого документа с представителями госорганов, гражданского общества и международных организаций.

В 2016 году успешно развивалось сотрудничество с уполномоченным по правам человека в Казахстане (РК) Аскаром Шакировым. Ярким примером взаимодействия между нашими структурами можно назвать урегулирование ситуации на пограничном контрольно-пропускном пункте "Кордай - Ак Жол". Условия там не соответствовали никаким международным нормам: зимой люди были вынуждены по 2-3 часа стоять на морозе, а летом - под палящим солнцем в ожидании очереди на пограничный досмотр. Однако после того как мы обратились за помощью к президенту КР Алмазбеку Атамбаеву и в профильные ведомства Казахстана, вопрос был решен. Начальник Погранслужбы РК лично прилетел с инспекцией. Было увеличено количество сотрудников, осуществляющих досмотр, убраны железные ограждения.

Сотрудники института омбудсмена стали чаще проводить мониторинг судебных процессов. По результатам десяти месяцев 2016 года мы осуществили мониторинг более 1500 судебных процессов. Наше присутствие так или иначе дисциплинирует судей.

Ключевой вопрос

Как вы считаете, какие проблемы требуют безотлагательного решения?

Кубат Оторбаев: Приоритетным направлением остается защита прав ребенка. Мы постоянно инспектируем области и вынуждены отметить, что комиссии по делам детей функционируют не на должном уровне. Активно работаем над внесением предложений по изменению и дополнению законов об ужесточении наказания за насилие в отношении несовершеннолетних.

Мы нацелены добиваться справедливости в тех случаях, когда в результате действий сотрудников правоохранительных органов и судебной системы страдают ни в чем не повинные люди. За последние 13 лет вынесено только два обвинительных приговора в отношении тех, кто применял пытки. Меня как омбудсмена это беспокоит так же, как и излишняя жесткость мер пресечения в отношении подозреваемых в преступлениях. Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает несколько вариантов: домашний арест, освобождение под залог, получение подписки о невыезде, личное поручительство, передача под наблюдение. Однако в 96 случаях из 100 судьи применяют самый жесткую меру - арест. Но ведь некоторые уголовные дела рассматриваются в Киргизии годами. А что, если человек, ожидающий приговора, в итоге признается невиновным?

Не менее важно добиться, чтобы следователи, возбудившие уголовные дела против невиновных, и судьи, вынесшие несправедливый вердикт, несли ответственность за свои деяния. Согласно статистике, ежегодно в различных инстанциях республики оправдывают до 300 человек в год.

В мире экс-СССР Киргизия