Новости

05.12.2016 01:10
Рубрика: Культура

Мадридский суп под "Дона Карлоса"

В свой юбилей Хосе Каррерас не делает секрета из своей частной жизни
Сегодня самый знаменитый каталонец в мире Жозеп Мария Каррерас Кой, известный всем как Хосе Каррерас, отмечает 70-летие. Конечно, вдали от России. Но начиная с 1989 года певец много раз бывал в нашей стране. И этот разговор состоялся, когда певец в середине нынешней осени побывал в Москве с концертом.
Хосе Каррерас: Я научился быть счастливым вопреки всем испытаниям и трудностям.  Фото: EPA Хосе Каррерас: Я научился быть счастливым вопреки всем испытаниям и трудностям.  Фото: EPA
Хосе Каррерас: Я научился быть счастливым вопреки всем испытаниям и трудностям. Фото: EPA

Маэстро, ваш осенний визит в Москву назвали "прощальным", неужели это правда?

Хосе Каррерас: Да, думаю, именно так. Я понял, что хочу осуществить прощальный тур по местам, где я выступал за 45 лет своей профессиональной карьеры, таким образом выразив признательность публике за любовь и преданность, а не просто тихо уйти со сцены. И сейчас мне даже трудно предположить, сколько может продлиться мое путешествие. Если я буду петь во всех тех городах, где я бывал, то, полагаю, оно продлится до середины XXII столетия. Если же говорить серьезно, то, похоже, эта затея может занять два-три года.

Ваш гастрольный маршрут иногда пролегал через такие города, как Сочи или даже Абакан. Какие впечатления оставили эти поездки?

Хосе Каррерас: Выступление в Сочи было особым. Я пел на торжественном закрытии Паралимпиады и меня переполняло восхищение мужеством этих феноменальных людей. И, конечно, я тогда вспоминал и 1992 год, церемонию открытия Олимпиады в Барселоне, ставшую очень красивым концертом, а я имел честь отвечать за всю культурную программу Игр.

Я хочу осуществить прощальный тур по местам, где я выступал за 45 лет своей карьеры

А что касается поездки в Абакан, она и правда стала для меня экзотикой. Но мне всегда безумно интересно узнавать разные национальности, характеры и местные традиции. На Земле до сих пор есть множество мест, где я еще не бывал, хотя и очень много путешествовал и многое видел. По натуре я очень любознателен. Например, я никогда не был в Индии или не видел Мачу-Пикчу - мне бы очень хотелось добраться до Перу. Может, это все-таки произойдет, когда я стану пенсионером. Я убежден, каждый человек должен нести в себе дух первооткрывателя. Это во многом делает человека счастливым.

Вам обидно, когда слышите пересуды, мол, ваш голос уже не тот, что был прежде?

Хосе Каррерас: Нет. У каждого артиста есть поклонники и недоброжелатели. Идеальность исполнения, по-моему, имеет мало общего с талантом, музыкальностью и творчеством! Я себе главный судья. Надеюсь, мне хватит силы воли и мудрости оставить сцену, сохранив чувство собственного достоинства. И в тот момент, когда публика еще будет желать меня слышать и видеть. Не знаю, когда точно это произойдет, но думаю на эту тему практически каждый день. Хотя сегодня - каждый раз выходя на сцену, я чувствую наибольшее удовлетворение. Потому что понимаю, что неотвратимо близится финал.

Многие из ваших знаменитых коллег не спешат покидать сцену, к примеру, меняют амплуа - становятся за дирижерский пульт или уходят в режиссуру...

Хосе Каррерас: Каждый пытается проявить себя по-своему. Но для чего-то подобного у меня не хватает дарования. Я способен проявить себя лишь через пение, посредством своего голоса.

Но вы же пишете картины, которые продаются на аукционах. Вы пишете оригинальные книги. Недавно в Испании вышла ваша "Музыкальная гастрономия", где вы предлагаете слушать арии и дегустировать блюда, традиционные для тех мест, где происходит действие опер...

Хосе Каррерас: Мои живописные опыты - чистое дилетантство... А с книгой рецептов получилось забавно и случайно, по инициативе одного из издательств. К этим экспериментам не стоит относиться серьезно.

В книге "Музыкальная гастрономия" у вас есть мадридский мясной суп, который рекомендуется откушать под арию из "Дона Карлоса". Мороженое из каштанового меда предлагается под "Любовный напиток". И еще три десятка оригинальных блюд. А каковы ваши личные пристрастия в еде?

Хосе Каррерас: Я люблю вкусно покушать, хотя сам готовлю немного. Я очень плохой кулинар. К тому же в дни выступлений я придерживаюсь строгой диеты. То есть могу позволить себе съесть лишь немного пасты с оливковым маслом и салата с сыром "Пармезан". Иногда перед самым выступлением могу съесть еще банан. А вообще я очень люблю пасту с насыщенным томатным соусом и базиликом. Я настоящий каталонец, а в Каталонии преобладает средиземноморская кухня - паста, рис, рыба, овощи, фрукты, немного вина.

Вы много поете по-каталански. Подобная возможность сегодня для вас имеет особое значение - вы же помните еще, как во времена диктатуры Франко каталанский язык был практически под запретом...

Хосе Каррерас: Именно так. Каталанский - мой родной язык. Это очень серьезная и щепетильная тема, она, конечно, требует обстоятельного разговора... Принято считать, что в каждой войне есть победители и проигравшие, я же считаю, что по большому счету в войне и победители - это проигравшие. Никакие человеческие жертвы невосполнимы... Это очень тяжелая тема для разговора вообще, а для публичного - особенно.

Но ваша последняя работа в театре - опера композитора Кристиана Колоновица "Судья", где в центре сюжета трагические события в Испании времен именно диктатуры Франко, - оказалась не просто премьерой, но и громким политическим высказыванием. На ваш взгляд, как должны взаимодействовать искусство и политика?

Хосе Каррерас: Это вопрос на миллионы долларов. Мне кажется, было бы лучше, если бы политика и искусство сохраняли достойную дистанцию друг от друга. Но трудно не заметить, что там, где правительства так называемых "левых сил", - культура, как правило, поддерживается больше. И если вы уж вспомнили о "Судье", хочу сказать, что я очень рад и благодарен Валерию Гергиеву, что эту оперу пару лет назад удалось показать на сцене Мариинского театра.

А какую свою работу вы считаете самой лучшей и важной для себя?

Хосе Каррерас: Мне так же трудно сделать выбор, как ответить на вопрос: кого из своих внуков я люблю сильнее. И все же думаю, что ключевыми для меня оказались три-четыре роли, такие как Хозе в "Кармен" Бизе, Рудольф в "Богеме" Пуччини или Ричард в опере Верди "Бал-маскарад". Впрочем, допускаю, что у публики совсем иное мнение - я не возражаю.

Вы в себе цените те же качества, за которые вас любит публика?

Хосе Каррерас: Честно говоря, я не задумывался об этом. Я научился быть счастливым вопреки всем испытаниям и трудностям. О себе могу сказать, что я - искренний певец. Возможно, мне не стоит употреблять слово "честность", но в своем исполнении я пытаюсь быть именно максимально честным, и, надеюсь, мои почитатели всегда это чувствуют.

А как вы думаете, найдутся ли у трех теноров, Каррераса - Доминго - Паваротти, достойные преемники?

Хосе Каррерас: Вряд ли. Сегодня шоу много, а искусства мало. Дело не только в том, чтобы на сцене рядом стояли лишь три классных певца. Между ними должно происходить некое химическое слияние. Только тогда они смогут удивить мир так, как это получилось у нас. Нынешнее поколение певцов слишком эгоцентрично для подобных замыслов. Хотя и есть великолепные лирические голоса. Мне нравятся Роберто Аланья или Марсело Альварес. Но тут вопрос не только в формальных характеристиках голоса.

А в чем еще?

Хосе Каррерас: В наличии харизмы. Настоящий успех приходит только к большим артистам, ибо зависит, прежде всего, от масштаба личности. Существуют знаменитые школы, но это совсем не значит, что те, кто проходит через них, станут звездами. Выдающиеся художники рождаются абсолютно непредсказуемо.

Вы один из самых элегантных теноров мира. Но повышенное внимание со стороны женщин, кажется, вам никогда не нравилось...

Хосе Каррерас: История оперы знает много примеров, когда певцы не отличались особо привлекательной внешностью, но обладали армией фанаток, так как обычно теноры исполняют романтические роли, за ними прочно закрепилась репутация донжуанов. В реальности это, как правило, совсем не так. Вообще мужчина, который сам себя называет донжуаном, по-моему, просто полный идиот. Донжуан он или нет, может решить только женщина.

А в ваших глазах какая она - идеальная женщина?

Хосе Каррерас: Для меня главное в женщине - нежность. Я очень консервативен в своем взгляде на женщин. Мой женский идеал не претерпел никаких перемен с тех пор, как я был маленьким мальчиком, для которого мама, естественно, была во всем образцом.

Как вам удавалось всегда оставаться на сцене одним из самых пронзительно-романтических героев, а в реальной жизни - крайне закрытым человеком, чья личная жизнь - всегда тайна?

Хосе Каррерас: Я не делаю секрета из своей частной жизни. Но ее детали мне, естественно, хотелось бы сохранить вдали от чужих глаз, как, наверное, и абсолютному большинству людей. К тому же в своей личной жизни я наделал такую массу ошибок, что вспоминать о них и, тем более, хвастаться, совсем уж не хочется. Сегодня моя личная жизнь не слишком наполнена событиями и страстями. 85 процентов своего времени, а то и 90, я провожу в работе, в разъездах.

Когда тебе 18, ты одержим в своих чувствах поиском необузданной страсти. Но с годами приходит понимание, что это далеко не все, что тебе нужно. Ты уже начинаешь даже бояться страсти. Тебе хочется спокойных, даже, быть может, однообразно стабильных отношений. И надеяться, что ты научился сочетать разум со страстью. Это очень непросто. Жаль, что осознание этого приходит, когда тебе далеко не сорок. Я ведь уже, между прочим, дедушка с солидным стажем.

Вы не жалеете о том, что никто из ваших детей и внуков не стал оперным певцом?

Хосе Каррерас: Если бы кто-то случайно услышал, как они поют, - понял бы, как я рад этому обстоятельству. Мои дети уже взрослые, серьезные люди и, мне кажется, очень целеустремленные. И, надеюсь, мне хватает великодушия не докучать им отцовским попечением. Альберт - адвокат, Хулия сначала училась на биолога, но передумала и занялась менеджментом. Я вполне доволен тем, как складываются их судьбы.

А это не ужасно, когда 90 процентов жизни забирает работа?

Хосе Каррерас: Нет, для меня не ужасно, так как мне постоянно приходится заниматься только любимым делом - пением. Но я не забываю о семье и друзьях. Стараюсь устраивать себе трехнедельный отпуск раз в год.

Как вы обычно любите проводить отпуск?

Будет скромная, исключи­тельно приватная вечеринка без безумных торжеств и подарков

Хосе Каррерас: Мое страстное увлечение - вождение машины. И тут мои ангелы-хранители не раз спасали меня. Мне не нравится отдыхать на Багамах или Фиджи. Мне по душе встречаться со своими друзьями у себя дома в Испании и, скажем, играть с ними в покер и просто болтать за бокалом хорошего вина. У нас с друзьями уже давно стало традицией арендовать яхту и кататься по Средиземному морю.

Что еще в вас осталось из детства?

Хосе Каррерас: Страсть к футболу, конечно. Как и многие, кто родился в Барселоне, я считаю нашу команду лучшей в мире. Я обожаю ходить на стадион. Стараюсь сидеть не в ложе, а на трибуне, чтобы затеряться среди болельщиков и радоваться, и переживать на "полную катушку". Ведь именно в этих воплях и криках и есть подлинное счастье болельщика.

Ныне все публичные люди очень активно общаются с миром через соцсети. А у вас почему-то даже официального сайта нет?

Хосе Каррерас: Я ценю любовь и уважение публики. Но я не верю Интернету. Многие решат и, наверное, будут правы, что я старомоден. Я не люблю социальные сети, считаю, что они лишают человека его внутреннего мира, подменяя все удовольствие реального общения виртуальной зависимостью, похожей на наркотическую. Я совсем не против прогресса и современных технологий в науке. Но по утрам мне нравится читать обычную газету, как я это делал и 20 лет назад. Писать сыну и дочери настоящие письма от руки. Тогда я чувствую, что я искренен.

А что вы обычно своим близким привозите из России?

Хосе Каррерас: То, что для меня привлекательно в России - это дух, чувствительность по отношению к искусству, музыке, необычные традиции. Это то, что меня больше всего интересует в вашей стране. Культурное богатство вашей страны я ценю больше, чем водку или матрешки.

Как планируете праздновать свое 70-летие?

Хосе Каррерас: В начале декабря у меня будут гастроли в Японии. Четвертого числа у меня концерт в Токио. И вся моя семья - дети, внуки, примерно человек двадцать, - все приедут, чтобы мы вместе отпраздновали мой юбилей. И будет скромная, исключительно приватная вечеринка без безумных торжеств и подарков. Я искренне на это надеюсь.

Визитка

Самым счастливым днем своей жизни Хосе Каррерас считает тот день, когда врачи объявили ему, что он победил лейкемию. После этого он создал в Барселоне международный фонд борьбы с этой болезнью. С тех пор прошло уже почти 30 лет. У фонда два основных направления работы. Во-первых, это сбор средств для финансирования самых передовых научных исследований в области борьбы с раком крови. А во-вторых, работники фонда ищут возможности улучшить качество жизни людей во время лечения, пытаются поддержать каждого конкретного человека, вселить в него веру и надежду. "В заботы фонда я погружен постоянно. Я одержим этой работой", - заявил Хосе Каррерас корреспонденту "РГ".

Культура Музыка Классика Звездные интервью "РГ"
Добавьте RG.RU 
в избранные источники