Новости

Экспортеров освободят от двойных испытаний своей продукции в 2017 году
Уже с 2017 года некоторые экспортеры будут избавлены от двойных испытаний своей продукции - в России и за рубежом.
Алексей Херсонцев: Ряд стран признает лаборатории РФ автоматически в июне 2017 года. Фото: Александр Корольков/ РГ Алексей Херсонцев: Ряд стран признает лаборатории РФ автоматически в июне 2017 года. Фото: Александр Корольков/ РГ
Алексей Херсонцев: Ряд стран признает лаборатории РФ автоматически в июне 2017 года. Фото: Александр Корольков/ РГ

Им гораздо легче будет получить иностранный сертификат, то есть допуск на внешний рынок. Это важно небольшим компаниям, для которых затраты на сертификацию могут быть сопоставимы со стоимостью экспортной партии. Сейчас доля малых и средних предприятий в экспорте всего 6 процентов, а для здоровой экономики с благополучным населением нужно вдвое больше.

Другие страны признают протоколы испытаний российских лабораторий, оценивающих безопасность различных товаров - от детских игрушек до сложного оборудования. Законы физики, химии, биологии везде одинаковы, важно только, чтобы измерения делались по сопоставимым методикам, а деятельность лаборатории соответствовала стандартам качества. Выполняют ли лаборатории все требования, проверяют органы по аккредитации.

Чтобы нашей аккредитации и, следовательно, нашим лабораториям доверяли в других странах, мы должны присоединиться к соглашению о взаимном признании в рамках Международной организации по аккредитации лабораторий (ИЛАК). Этому предшествует международная оценка. В России ее в ноябре провели аудиторы АПЛАК, региональной организации органов по аккредитации лабораторий. Они признали соответствие нашей системы международным стандартам. Об этом "РГ" рассказал руководитель Федеральной службы по аккредитации Алексей Херсонцев.

Алексей Игоревич, это первый шаг к тому, чтобы экспортерам не приходилось получать сертификат дважды?

Алексей Херсонцев: Первый и основной. Сертификаты экспортерам во многих случаях придется получать за рубежом, но при условии признания наших лабораторий это будет намного более простая процедура. В большинстве стран признаются только сертификаты своих органов по сертификации, ведь они подтверждают не просто некую абстрактную безопасность, а именно соответствие местным требованиям - например, в странах Евразийского экономического союза - техрегламентам ЕАЭС, в Европейском союзе - соответствующим директивам. Хотя для органов по сертификации тоже есть ассоциация - Международный форум по аккредитации (ИАФ), получение статуса полноправного члена в нем все равно полностью не снимет всех ограничений.

При экспорте, к примеру, в ЕС, достаточно будет предъявить только протоколы испытаний?

Алексей Херсонцев: Не надо будет везти образцы, не надо и командировать специалистов, которые должны их сопровождать. Иногда главное другое - время выхода на рынки. Например, в железнодорожном транспорте испытания проходят по нескольку лет. А где-то требуются достаточно простые и недорогие испытания, но в зарубежной испытательной лаборатории экспортера могут поставить в конец очереди и попросить подождать несколько месяцев.

Что сказали оценщики?

Алексей Херсонцев: По оценке нормативных актов, правил, процедур замечаний практически не было. Наших сотрудников и организацию работы эксперты очень положительно оценили и отметили, что к таким результатам другие страны движутся по 10 лет, а у нас это заняло 5. Эти слова дорогого стоят, учитывая профессионализм той команды, которая к нам приезжала.

Мы прошли серьезную проверку. Руководителем делегации, которая нас оценивала, была глава Национальной ассоциации органов по испытаниям Австралии. Также оценку проводили два эксперта из США, представители Канады, Монголии, Сингапура. Это не просто какие-то функционеры зарубежные приехали, все были настроены на тщательную работу, выезжали в Казань, Санкт-Петербург, Орловскую и Тульскую области, где наблюдали, как мы проводим аккредитацию лабораторий.

Это были какие-то специальные лаборатории?

Алексей Херсонцев: Вы имеете в виду, что у нас есть две "выставочные" лаборатории в стране? Нет, эксперты сами выбрали их в списке из десятков лабораторий, по заявкам которых в это время подходил срок на аккредитацию.

Мы к этому визиту давно готовились. Когда только принималось решение о создании Росаккредитации, и правительством, и первым руководителем службы (Савва Шипов, ныне - замминистра экономического развития. - Прим. ред.) ставилась задача закон об аккредитации и все правила разрабатывать в соответствии с мировыми стандартами, организовать работу сразу с прицелом на международную оценку. То есть де-факто этот приезд был подведением итога пятилетней работы.

Безусловно, не обошлось без принципиальных замечаний, так называемых несоответствий. Но они касаются калибровочных лабораторий. Дело в том, что советская система метрологии во многом была основана на так называемых поверках, а международная метрология базируется на калибровках - это несколько разный подход к деланию одного и того же, да простят меня метрологи за такое грубое объяснение. У нас пока еще не все калибровочные лаборатории перестроились, но это вполне решаемые задачи. В предварительном отчете всего три несоответствия, хотя считается, что для первого раза и 7-8 - это нормально. Есть еще набор "озабоченностей" и "комментариев". Все вместе - одна страница текста, и нам понятно, куда дальше двигаться. В течение месяца получим окончательный отчет, потом будет еще три месяца на корректирующие действия.

То есть уже можно поздравлять?

Алексей Херсонцев: Пока нет, еще возможна дискуссия в рабочих органах АПЛАК при разборе отчета группы оценщиков. Но мы рассчитываем, что отчет будет утвержден на Генассамблее АПЛАК, которая намечена на июнь 2017 года. Тогда Росаккредитация без дополнительных оценок может присоединиться уже к глобальному соглашению о признании, под эгидой ИЛАК.

А политических проблем не может быть? Все-таки в АПЛАК входят США, другие страны, которые ввели санкции.

Алексей Херсонцев: Сфера аккредитации - это международная семья профессионалов, и, как правило, политика в ней не играет решающей роли. Отношение к нам в этих организациях профессиональное, с политическими моментами мы не сталкивались. Обсуждаем технологии, стандарты, процедуры.

После того как мы станем полноправными членами ИЛАК, наши лаборатории будут иметь право ставить на своих протоколах также значок этой организации. И это позволит нам начать переговоры о признании результатов испытаний в конкретных странах. Какие-то страны, которые менее активно защищают свой внутренний рынок, признают их автоматически. Как правило, так поступают страны Латинской Америки, Африки. К слову, у нас самих, в Евразийском экономическом союзе, на соответствие требованиям наших техрегламентов можно испытывать продукцию только в лабораториях, аккредитованных в странах - членах ЕАЭС.

Надо также учесть, что помимо обязательной сферы, где государство устанавливает требования, в бизнесе закупщики устанавливают еще и свои требования, обычно в рамках добровольной сертификации. В серьезных торговых отношениях они имеют приоритет над обязательными системами. И зачастую, чтобы нашим производителям участвовать в международных тендерах или зарубежных закупках, они должны провести исследование продукции в лабораториях, признанных ИЛАК.

Так что, повторюсь, наши протоколы испытаний еще до заключения межправительственных соглашений будут вовлекаться в международный оборот. Для бизнеса это очень важно.

На постсоветском пространстве нет региональной организации по лабораториям, так почему бы ее теперь не создать?

Алексей Херсонцев: Мы тоже считаем, что если экономики интегрировались в рамках ЕАЭС, то органам по аккредитации логично вести согласованную политику, осуществлять взаимные оценки друг друга в рамках региональной организации. Тем более, что юридически мы уже признаем результаты работ друг друга, это зафиксировано в соглашении об учреждении ЕАЭС. Мы коллегам предложили организовать совет руководителей органов по аккредитации ЕАЭС, а дальше уже обсуждать создание региональной организации. На этот счет пока есть разные точки зрения. Хотя, на мой взгляд, этому не должно мешать то, что наши партнеры по союзу выбрали разные траектории движения к глобальному признанию - Беларусь идет через Европейскую организацию по аккредитации, мы вошли в АПЛАК. Думаю, создание региональной организации между нашими странами-соседями неизбежно.

Соглашения

Друзья по признанию

С какими странами будут подписываться межправительственные соглашения в первую очередь?

Алексей Херсонцев: Межправительственные соглашения - это всегда торговые переговоры, большая сложная история. Ведение таких переговоров, вообще разговор об их целесообразности - это компетенция минэкономразвития и минпромторга.

Мы сейчас планируем активно развить еще одно направление: двойная аккредитация. В ее рамках хотели бы с привлечением национальных органов по аккредитации стран - крупнейших торговых партнеров России проводить одновременную оценку на соответствие нашим требованиям и требованиям этих органов. Само по себе наличие зарубежной аккредитации не ноу-хау - этим сейчас могут похвастаться как некоторые частные лаборатории, так и государственные - например, отдельные лаборатории Роспотребнадзора, Россельхознадзора, других ведомств. Их немного, но они есть.
Мы же хотим внедрить именно процедуру одновременной аккредитации, что сэкономило бы лабораториям силы и средства, а нам позволило бы теснее работать с зарубежными партнерами, выявлять у себя лидеров.

Для этого тоже нужны какие-то соглашения?

Алексей Херсонцев: Хотим делать это на базе меморандумов о сотрудничестве. В этом году такой меморандум подписан с немецкими коллегами, сейчас инициируем с ними переговоры о возможной схеме такой двойной оценки. Это серьезный проект. Он обеспечивает альтернативный способ международного признания наших лабораторий, причем более надежный для самих экспортеров.

Сертификаты все равно придется получать за рубежом, но при признании лабораторий это намного проще

И сколько лабораторий воспользуются таким механизмом?

Алексей Херсонцев: Я думаю, сотни. Это будет отбор тех лабораторий, которые действительно обеспечивают максимально высокое качество. Пример наших лабораторий, которые преодолели планку стандарта GLP (Надлежащей лабораторной практики ОЭСР. - Прим. ред.), показывает, что репутация стоит того, чтобы вложиться и в дорогую оценку, и в оборудование, и в подготовку персонала. Если наша промышленность будет все больше ориентироваться на экспорт, таких лабораторий тоже будет больше. Более того, многие предприятия будут стремиться свои производственные лаборатории аккредитовать, чтобы результаты их испытаний автоматически признавались за рубежом.

В рамках меморандумов, о которых я говорил, мы будем также добиваться признания компетентности наших инспектирующих организаций, чтобы производители имели возможность их привлекать. Им, во всяком случае, будет гораздо проще договариваться с зарубежными контрагентами.

Дело в том, что в международной практике принято осуществление так называемых предотгрузочных или приемочных инспекций в рамках контрактов по поставке самых разных товаров. Для контроля качества всегда привлекается некая организация, которая с регулярностью отбирает пробы, проводит инспекции производства. И, как и с лабораториями, нужно, чтобы она работала в соответствии с установленной процедурой, была беспристрастна, компетентна, независима.

Сейчас, как правило, крупные зарубежные компании навязывают привлечение к этим работам глобальных зарубежных игроков. Понятно, что для нашей страны, в том числе и по соображениям экономической безопасности, очень важно, чтобы у нас были свои общепризнанные игроки. Ведь эти организации знают, что в реальности поставляется, знают технологические процессы, а если речь идет о сложных поставках, то видят конструкторскую документацию.