Новости

12.12.2016 15:24
Рубрика: В мире

Янтарь за юани

Электронная торговля между китайскими и российскими регионами становится двухсторонней
Бурное развитие электронной коммерции стало глобальным экономическим трендом. За последние пять лет Китаю удалось вырваться в пятерку лидеров на этом рынке. Так, по данным Китайского центра международной электронной коммерции, в 2015 г. объем интернет-торговли составил 20,8 трлн юаней, прибавив за год 27%. При этом объем китайско-российского сегмента оценивается в 4,5 трлн. Динамика его прироста впечатляет: только за 6 месяцев 2016 года сектор вырос почти на 22%, составив 4 трлн юаней.
Интернет-покупатели потратили миллиарды долларов 11 ноября, на "день холостяка". Для электронной коммерции этот необычный праздник превратился в самый загруженный день. Город Шэньчжэнь, провинция Гуандун. Фото: АР Интернет-покупатели потратили миллиарды долларов 11 ноября, на "день холостяка". Для электронной коммерции этот необычный праздник превратился в самый загруженный день. Город Шэньчжэнь, провинция Гуандун. Фото: АР
Интернет-покупатели потратили миллиарды долларов 11 ноября, на "день холостяка". Для электронной коммерции этот необычный праздник превратился в самый загруженный день. Город Шэньчжэнь, провинция Гуандун. Фото: АР

- Наряду с традиционной электронная торговля превратилась в новую движущую силу китайской экономики. Мы верим, что благодаря усилиям наших стран рост интернет-коммерции приведет к развитию производства, - отмечает вице-президент Китайского центра международной электронной коммерции Чжан Дамин.

Сегодня разница в объемах электронной торговли в Китае и России огромна. Так, объем b2c-сегмента (бизнес для потребителя) в России в прошлом году составил 12 млрд долларов, в Китае - 400 млрд. По статистике, на каждого жителя России приходится по два интернет-заказа, а в Китае этот показатель равен 11.

Эксперты утверждают, секрет успеха Китая - в ставке на сегмент b2c: именно потребительские товары непрерывным потоком посылок идут через границу. В прошлом году россияне получили 100 млн посылок. Для сравнения: из других стран мира было заказано только 26 млн. Встречный поток более чем скромный: из России в Китай в прошлом году был доставлен только 1 млн отправлений.

Вместе с тем китайский рынок предлагает большие возможности для экспортеров: это 400 млн активных потребителей, имеющих навыки покупок в Интернете. Есть успешные бизнес-истории о том, как иностранные компании, используя китайскую электронную площадку, буквально за пару дней зарабатывали миллионы долларов. И российский бизнес, особенно малый и средний, начинает понемногу осваиваться на новом рынке. Пока самые большие экспортные перспективы имеют российские продукты питания, на них приходится 9 из 10 товаров, пересекающих границу в восточном направлении.

По мнению коммерческого директора Российского центра электронных торгов Андрея Бойко, китайцы практически в неограниченных количествах готовы покупать рис, овощи, молочную продукцию, мед, орехи, масло, алкогольные напитки, сладости. Например, по данным Федеральной таможенной службы России, экспорт фасованного подсолнечного масла в первом квартале 2016 года составил 4,6 тыс. тонн, меда - 610 тыс. тонн. Эксперты приводят в пример производителя круп и лапши быстрого приготовления, который в прошлом году начал реализацию своей продукции с помощью китайской электронной коммерческой площадки. Однако абсолютным успехом хвастаться пока рано: основная проблема - в транспортных расходах, которые несет производитель.

Что же касается непродовольственных товаров сегмента b2c, то здесь перспективно "сувенирное направление": Россия может заинтересовать китайских потребителей изделиями из природных материалов, в том числе из полудрагоценных камней и очень популярного в Поднебесной янтаря. Также могут найти своего потребителя травяные сборы для использования в традиционной медицине, меха.

Однако объемы экспорта пока относительно невелики - 573 млрд юаней в прошлом году. Как же активизировать этот процесс? - задается вопросом глава Российской национальной ассоциации дистанционной торговли Игорь Зубов, и сам же отвечает: "Учиться у Китая, который прошел этот путь пять лет назад". В первую очередь, уверен он, необходимо на государственном уровне создавать и продвигать бренд российского товара, чтобы очистить сознание потенциального китайского потребителя от расхожей цепочки ассоциаций типа "водка, балалайка, Калашников, медведь". Во-вторых, необходимо налаживать логистику и преодолевать языковые барьеры.

Объем китайско-российского сегмента интернет-торговли за 6 месяцев 2016 года составил 4 трлн юаней

Другие эксперты утверждают, что стоит опираться и на имеющийся у России опыт в других сегментах, например, b2b (бизнес для бизнеса) и b2g (бизнес для государства). По словам директора по развитию Российской ассоциации электронных торговых площадок Константина Михайленко, за последние семь лет страна научилась проводить в Интернете закупки товаров и услуг для всех госструктур, коммерческих компаний и естественных монополий. В них могут участвовать фирмы со всего мира. В 2015 году объем рынка таких закупок составил порядка 550 млрд долларов.

- Но для дальнейшего развития придется решить некоторые ключевые вопросы, например, как китайскому бизнесу, который начинает дела с российским, проверять потенциальных контрагентов, где искать правильные контракты, - говорит Михайленко. - В России уже есть целевые разработки, например, проект "Окно в Россию", где на 11 языках представлена о российских компаниях полная и актуальная информация. Она собирается из множества открытых источников, начиная от данных из налоговых органов, заканчивая арбитражными делами. Еще одна функция проекта - "Дерево связей" - позволяет отслеживать взаимоотношения между российскими компаниями: понимать, как они аффилированы через собственников или руководителей, связаны общими арбитражными делами.

Подобные сервисы будут востребованы, ведь именно бизнес-модель b2b станет основной для трансграничной торговли наших стран через несколько лет, прогнозируют эксперты. Ведь модель b2c оптимальна только для розницы, то есть для недорогих товаров, рассчитанных на индивидуальное потребление, в то время как модель "бизнес для бизнеса" рассчитана на более объемный оборот, в том числе технической продукции и оборудования.

- Получается, что b2b - основная модель трансграничной электронной торговли, а b2с - только вспомогательная, - говорит президент торговой интернет-платформы Qifa Сунь Тяньшу. По его мнению, сегодня трансграничная электронная торговля находится на стадии "бутылочного горла", ее тормозят оставшиеся на некоторых этапах оффлайновые операции. Когда информационные барьеры между этапами производства и реализации товаров будут полностью преодолены, процесс взаимной торговли станет прозрачнее и проще.

В мире Восточная Азия Китай Экономика Бизнес Окно в Китай
Добавьте RG.RU 
в избранные источники