Новости

14.12.2016 15:00
Рубрика: Экономика

Борьба в тяжелом весе

Машиностроительная продукция заявляет о себе на внешнем рынке
В нынешнем Послании Федеральному Собранию Владимир Путин акцентировал внимание на том, что сейчас прекратился спад в реальном секторе, наметился даже небольшой промышленный рост. Важную роль в этом сыграли программы поддержки ряда отраслей промышленности, в том числе и по программам импортозамещения. О том, как себя сейчас "чувствуют" отрасли тяжелой промышленности, в том числе машиностроение, "РГ" рассказывает заместитель министра промышленности и торговли РФ Василий Осьмаков.
Ростовские комбайны с удовольствием покупают фермеры стран ЕС. Фото: РИА Новости Ростовские комбайны с удовольствием покупают фермеры стран ЕС. Фото: РИА Новости
Ростовские комбайны с удовольствием покупают фермеры стран ЕС. Фото: РИА Новости

Василий Сергеевич, курс на импортозамещение был взят нашей страной не так давно. Уже не раз говорилось о соответствующих успехах в сельском хозяйстве или фармацевтической отрасли. А каковы, на ваш взгляд, достижения в машиностроении, удалось ли добиться здесь каких-то конкретных результатов?

Василий Осьмаков: Базовая отрасль машиностроения - это станкостроение, которое является основой модернизации практически всех секторов промышленности. После распада СССР производство станков в России упало в десятки раз. И если раньше мы были одним из мировых лидеров в этой области и конкурировали с США и Германией, то всего за 15-20 лет откатились в рейтинге стран-производителей в район третьего десятка, уступая даже Чехии или Турции.

Можно ли наверстать упущенное?

Василий Осьмаков: Сейчас минпромторг разрабатывает стратегию развития станкоинструментальной промышленности. В рамках этого программного документа хотим определиться с моделью развития рынка, сформировать четкие приоритеты и направления работы, определиться с теми сегментами, где нам нужно "вырастить" отечественных комплектаторов и успешно встроить их в глобальные цепочки.

Наши производители способны конкурировать на мировом рынке с немцами или японцами?

Василий Осьмаков: Нужно разделять технологические компетенции и умение продавать. Лидеры мирового станкостроения отправляют на экспорт более половины выпускаемой продукции. Условия и объем финансирования отрасли в этих странах в разы выше, чем в России. Просто для сравнения: в Германии доля станкостроения в ВВП страны составляет 0,4 процента, тогда как у нас этот показатель в 10 раз меньше - 0,04. В Японии компания может взять кредит под 0,1 процента, а наше предприятие получит его под 13-16 процентов. Поэтому мы создали Фонд развития промышленности (ФРП), который выделяет на реализацию инвестиционных проектов льготные займы в размере 5 процентов.

В 2016 году в ФРП была создана отдельная программа "Станкостроение", которая предполагает финансирование инвестиционных проектов путем предоставления целевых займов. По состоянию на третий квартал 2016 года по пяти проектам одобрено финансирование на сумму 1,79 миллиарда рублей. Наряду с этим реализуется новый механизм льготного лизинга, который предполагает возможность предоставления предприятиям льготных займов по ставке 5 процентов годовых на уплату до 50 процентов аванса за оборудование, взятое в лизинг.

В России есть все необходимые компетенции для производства как простых станков, так и сложных пятиосевых обрабатывающих центров с числовым программным управлением. Но нам еще многое предстоит сделать.

Где сейчас находятся российские центры станкостроения?

Василий Осьмаков: В России более 40 серьезных станкостроительных предприятий и, поверьте, слухи о смерти этой отрасли сильно преувеличены.

Процессы импортозамещения были запущены еще до введения санкций. Например, Ковровский электромеханический завод (КЭМЗ) уже давно наладил разработку и выпуск современного станочного оборудования. Заслуженное международное признание завод получил в 2013 году, заключив договор о сотрудничестве с японской компанией Takisawa. Он убедил мировых лидеров станкостроения, что может выпускать на своей площадке продукцию самого высочайшего уровня.

У нас есть группа "СТАН", консолидировавшая активы крупных отечественных предприятий, в том числе тяжелого станкостроения. Есть Балтийская промышленная компания, которая приступила к самостоятельному производству металлообрабатывающих станков. И многие другие предприятия.

На какую модель и на чей опыт вы ориентировались, приступая к разработке стратегии станкостроительной промышленности?

Василий Осьмаков: Мировыми лидерами в этой области можно назвать всего 4-5 стран и, что любопытно, у каждой из них своя уникальная модель, которая принесла успех. Германия - это наглядный пример развитого рынка малых и средних комплектаторов, работающих в максимально благоприятных институциональных условиях. Тайвань - это кластерная модель, без ярко выраженного иерарха, с высочайшим уровнем рентабельности. Предприятия там расположены, можно сказать, через дорогу друг от друга и вместе принимают ключевые решения. Япония - это набор крупных, семейных, вертикально интегрированных компаний с развитым средним сегментом.

Несмотря на санкции, российский рынок привлекателен для иностранных высокотехнологичных компаний

Можно ли просто взять и скопировать в наши реалии одну из этих моделей? Очевидно, что нет. Нам нужно встраиваться в глобальные цепочки, продолжать курс на полную локализацию, организовывать трансфер самых передовых технологий. Благо, что, несмотря ни на какие санкции, российский рынок является привлекательным для иностранных высокотехнологичных компаний. Мы заключили специальный инвестиционный контракт (СПИК) с немецко-японским концерном DMG Mori Seiki по модернизации станкостроительного завода в Ульяновске с общим объемом инвестиций около 5 миллиардов рублей. Уральская корпорация "Пумори" и японская компания Okuma выпускают под общим брендом станки в Екатеринбурге. И таких совместных проектов появляется все больше и больше.

Василий Осьмаков: Российские компании успешно экспортируют оборудование на Запад. Фото: Пресс-служба Минпромторга

Как реализуются программы импортозамещения в других отраслях машиностроения?

Василий Осьмаков: Отличных результатов удалось добиться в сельскохозяйственном машиностроении. Доля отечественной сельхозтехники выросла с 24 до 54 процентов, то есть в 2016 году российское производство впервые за долгие годы стало преобладать над импортным. Производство сельскохозяйственных тракторов выросло почти в два раза по сравнению с прошлым годом, по зерноуборочным комбайнам рост составляет около 35 процентов. К примеру, Петербургский тракторный завод благодаря высокому качеству энергонасыщенных тракторов "Кировец" вышел на рекордные за последние 25 лет объемы производства, увеличив их за три года в 5 раз - с 500 до 2500 машин. В то же время подписан специнвестконтракт с крупной немецкой машиностроительной компанией Claas по созданию и развитию завода сельскохозяйственных машин в Краснодаре.

В нефтегазовой сфере импортозамещение вообще имеет колоссальное значение, учитывая особую важность этой отрасли для страны и для ее бюджета. Здесь действует специальная межведомственная рабочая группа по снижению зависимости российского топливно-энергетического комплекса от импорта. Поддержка отечественных производителей ведется через софинансирование НИОКР и внедрение механизмов стимулирования спроса. Нам удалось выстроить цепочки и межотраслевые балансы между производителями машиностроительной продукции и крупнейшими российскими компаниями нефтегазового сектора.

На сочинском форуме в этом году был заключен первый в нефтегазовом машиностроении специальный инвестиционный контракт между компанией "ГМС Ливгидромаш" и Орловской областью. В октябре был подписан специнвестконтракт с компанией "Томские технологии машиностроения". Этот механизм потому так и назван - СПИК, так как он служит инструментом коммуникации, увязывает между собой инвесторов и государство, потребителя с производителем.

Кроме того, минпромторг подготовил еще один межотраслевой инструмент поддержки, который будет реализовываться в наиболее импортозависимых отраслях, в том числе в нефтегазовом машиностроении. Это субсидирование пилотных партий промышленной продукции. Речь идет о специальной субсидии на компенсацию до 50 процентов расходов предприятия, понесенных им при производстве и реализации первых образцов. Тем самым мы сможем сгладить риски как производителя, сокращая его издержки на разработку, так и покупателя, снижая стоимость пилотной партии.

Одним из приоритетных промышленных секторов в минпромторге называют энергетическое машиностроение.

Василий Осьмаков: Это действительно так. Мы также готовим сейчас стратегию развития энергомаша до 2020 года и на перспективу до 2035 года, прорабатываем набор приоритетных проектов. Одним из самых перспективных направлений является проект по созданию газотурбинного двигателя мощностью 110 МВт. Это первая российская газовая турбина большой мощности. В качестве других приоритетов мы для себя определили распределенную энергетику и возобновляемые источники энергии. Так, шаг за шагом мы будем переходить к децентрализованной энергетике, к энергетике нового поколения, и наши производители должны быть к этому готовы.

Эксперты утверждают, что отечественный продукт не просто должен заменить импортный, а превосходить его по качеству, чтобы выйти на внешний рынок. Нам это удается? Есть ли показательные примеры?

Василий Осьмаков: Таких примеров более чем достаточно, причем не только в очевидных, традиционно сильных для нас отраслях.

Недавно мне довелось побывать вместе с коллегами из минпромторга на крупнейшей в Азии станкостроительной выставке JIMTOF, проходившей в Токио. Так вот во многих японских станках и аддитивных машинах использовались лазерные технологии IPG Photonics - компании, созданной выходцами из России, один из заводов которой расположен в подмосковном Фрязино.

В Невинномысске был создан национальный аэрозольный кластер, базовым предприятием которого является "Арнест". Там производятся импортозамещающие комплектующие для парфюмерно-косметических изделий и бытовой химии - клапаны, спрей-колпаки и т.д.

Немногие знают, что российские предприятия успешно экспортируют на Запад оборудование для производства шоколада, переработки икры, рыбы, морепродуктов, пельменные машины и аппараты.

А что касается крупных игроков с мировым именем, то в качестве примера можно привести сельскохозяйственную технику "Ростсельмаш", которая востребована в 56 странах мира. В одноименную группу компаний входит 13 предприятий, выпускающих технику под брендами Rostselmash, Versatile, Farm King, Buhler. Продуктовая линейка включает в себя более 150 моделей и модификаций 24 типов техники. За последние четыре года "Ростсельмаш" поставил 500 новейших зерноуборочных комбайнов в ЕС, в том числе фермерам Великобритании, Германии, Франции, Венгрии. Роторные комбайны TORUM, созданные при поддержке минпромторга, поставляются в США и Канаду. Разумеется, мы всегда готовы оказывать максимальную поддержку отечественным предприятиям с высоким экспортным потенциалом.

Инфографика: "РГ" / Михаил Шипов / Ирина Фурсова
Экономика Отрасли Промышленность Правительство Минпромторг
Добавьте RG.RU 
в избранные источники