Новости

14.12.2016 16:02
Рубрика: Культура

Мы дети, заблудившиеся в шторах

Terra Poetica, альманах молодых поэтов России, Белоруссии и Украины, листали, читали и обсуждали на конференции Международного гуманитарного проекта "Минская инициатива", собравшегося в столице Белоруссии уже в третий раз за год. Сами авторы, участники альманаха, главные герои обсуждений, щеголяли витиеватыми бородками и демоническими шевелюрами, кружили шевченками и максимами танками, скользили гумилевыми и аннами ахматовыми. При этом ворожили и даже голосили, читая свои произведения. Некоторые сопровождали чтение стихов своим же сурдопереводом. Или сладко выводили строки на славянский напевный манер. Читали, разумеется, на украинском, на белорусском и на русском.
Сборник украинских, белорусских и российских молодых поэтов, задумка "Минской инициативы", вышел в Киеве.

"Человек междуречен" - как название стихотворения москвички Инги Кузнецовой. В сборнике 25 авторов, составители признают: на самом деле их неизмеримо больше. Но это - небольшой, но важный - первый шаг. Издана книга в Киеве и открывается она предисловием поэта Бориса Олейника, председателя украинского Фонда культуры. Сам Олейник приехать в Минск на конференцию не смог - приветом от него служило предисловие из альманаха: "О чем думает и пишет молодое поколение? Главным образом, не столько о смысле жизни, как о жизни вне смысла в ее естественном течении". Молодые поэты, написал Борис Олейник, в своей самобытности отдаляются от опыта предыдущих поколений и опыта мировой литературы - оказывается, такое "может быть и есть". Причем "с каждым новым словом и поэтической фразой" молодые поэты отдаляются все дальше. Отчего так и куда идет новое поэтическое поколение - Олейник предлагает не спешить с ответами: время покажет.

Открывая конференцию "Минской инициативы" в зале Национальной библиотеки Белоруссии, Михаил Швыдкой заметил: эта книга рождает разные чувства и эмоции. Тираж ее - полторы тысячи, и прекрасно, что украинские коллеги смогли реализовать этот замысел, родившийся на "Минской инициативе".

- Говорят, что нации общаются вершинами, - поэтически сказал Швыдкой. - так вот, поэзия, литература и культура вообще - это вершина нации, которая дает наилучшее представление друг о друге - наиболее глубокое и серьезное. И в этом смысл альманаха (как и других проектов "Минской инициативы") - возвратить друг другу поле культуры, объединяющее наши страны. Иными словами, вернуть наши улыбки и объятия.

Лирически были настроены все присутствующие. Не исключая и официальных лиц. Вот и заместитель руководителя Роспечати Владимир Григорьев, отметив, что "поэтический альманах, на страницах которого представлены языки трех братских народов, равноправных наследников великой культуры древней Руси, способствует большему взаимопониманию и единению", - перешел к цитатам поэтическим:

- "Як ти, мiй златий брате як моi дядько и тiтка?" - спрашивает киевский поэт Игорь Астапенко. "Я з табою, куды б ни пайщоу ты", - откликается минская поэтесса Екатерина Водоносова. И подытоживает московский поэт Дмитрий Тонконогов: "Язык - это  якорь и тянет меня ко дну"… Так вот, пришло время поднять якоря, отдать швартовы и идти вперед, к новым поэтическим открытиям.

Есть, по словам Владимира Григорьева, планы выпуска двух Антологий - современной украинской и современной белорусской поэзии - которыми занимается Объединенное гуманитарное издательство под руководством поэта Максима Амелина. Но чего не хватает сборнику Terra Poetica - переводов: идеально было бы дать каждое стихотворение на трех языках. Вот и идея издания двух Антологий вовращает к серьезной проблеме: утраченных переводческих школ. Об этом тоже шла речь на "Минской инициативе". За последнюю четверть века почти совсем исчезла блестящая советская школа литературных переводчиков. Хороших переводчиков с украинского и белорусского почти не осталось. Не говоря о том, что и на Западе уходит англоязычная школа переводов русской литературы (а в это понятие традиционно включалась литература всех советских республик)…

"Молодые поэты и писатели - это сила,  которая поможет оздоровить общество", - высказал свою мысль Сергей Филатов. В том же духе говорили и украинский поэт Дмитрий Стус, и министр информации Белоруссии Лилия Ананич, напомнившая, что следующий год должен пройти под знаком 500-летия первой печатной книги белорусского мыслителя Франциска Скорины, который и сегодня согревает нас мыслью о том, как дороги людям "места, где они родились и к этим местам имеют наибольшую ласку". Встречаться и разговаривать литераторам трех стран надо чаще, заметила Ананич. Вот, например,  на Минской международной книжной ярмарке - провести семинар молодых поэтов и писателей… А поэты тем временем уже обсуждали с руководителями "Дружбы народов", Сергеем Надеиным и Галиной Климовой, какие стихи они готовы и могут предоставить к публикации в этом проверенном временем толстом журнале. Уже и рубрика в журнале готова, пожалуйста: "Дружба на вырост".

Участники альманаха щеголяли витиеватыми бородками и демоническими шевелюрами, кружили шевченками и максимами танками, скользили гумилевыми и аннами ахматовыми

Какие еще проекты обсуждали на нынешней "Минской инициативе"?

Во-первых, проект создания интерактивной платформы на базе трех музеев - московского Музея А. С. Пушкина, киевского Музея Тараса Шевченко и минского Музея Янки Купалы. На этой платформе подростки, школьники разных стран могли бы обсуждать и делиться историей своих городов, сел, кварталов, улиц и памятников.

А во-вторых, совместный проект театров кукол для детей "с особенными потребностями" - его обсуждали режиссеры, педагоги, психологи, руководители кукольных театров из Киева, Москвы, Тулы и Минска.

Но все возвращалось к Terra Poetica. И в центре внимания, конечно, оставались поэты. Их марафон продолжался два дня. Руководила здесь процессом составитель антологии Terra Poetica киевлянка Олеся Мудрак - ее стихи легко перетекали в песни и завораживали шамански. "Зачекай!/ Не йди! Не йди!/ Там - зависоко!/ за-Ви-соко!/ завис-око/ Зависоко тааааааамммм!"

О чем стихи? О рыжем Рафаэле (у Мирослава Лаюка он "рафаель"), который "лисячою усмiшкою смiеться" и "заглядае у очi твоi хитрi очi". Или о "выпуклом и впуклом", как у Инги Кузнецовой.

Кто они? Те, чьи "родители вымерли" - "Мы гуляем голые в манной каше,/ Выйдя из поля зрения,/ Сыновья и дщери,/ Добываем огонь воображаемым трением" (И.Кузнецова).

Кем они себя ощущают? "Слова идут навстречу немоте,/ Переходя на шаг, на шум, на шорох./ И мы в словах, как в будущем, не те./ Мы дети, заблудившиеся в шторах"… Но где-то за спиной, вдали - еще трезвонит дедушкин велосипед. Москвичка Наталья Полякова "детства парного целый бидон радостно черпает кружкой": "Я слышала сзади веселый звонок - он следовал всюду за мною/ Пока не замолк Пока не замолк Пока не замолк за спиною".

Чего они боятся? "Только б держать в ослепительном мире/ с темнотой и деревьями/ облаками и птицами/ и породами горными/ и животными гордыми/ и любимыми и беззащитными лицами/ связь" (И.Кузнецова)… Или вот так, как ростовчанин Владимир Костров: "Я не пересекаю границы,/ за которой кончаешься ты./ И мне страшно,/ что я проскочу свое "я",/ как нужную остановку". Боязнь - утратить связь и потерять себя.

Куда они? Куда-то к солнцу, "сам не зная где ты,/ какие там живые экспонаты,/ где луг поющий, где осипший берег,/ где девушка плывущая нагая,/ где высушены строки на песке" (Андрей Коровин, Московская обл.). "И точно псы остатки пира/ мы подберем осколки мира/ в твоей пыли любовь" (И.Кузнецова).

Кем хочется им стать? Ну, например, у Дмитрия Тонконогова: "Хочу быть Ахматовой,/ и чтобы Рейн был у меня на посылках"... Пока, правда, выходит совсем не так: "Я Ахматова, говорю, а они:/ Мы узнали вас, фрекен Бок"…

Все в альманахе есть, всего по чуть-чуть - мотивы "общности", ноты разлада, следы от многих поэтических традиций... Главное - читать друг другу. И друг с другом. Пусть даже зачитать донельзя, главное - вчитаться.

Terra-то на всех общая: Poetica.

Культура Литература
Добавьте RG.RU 
в избранные источники