Новости

14.12.2016 16:59
Рубрика: Культура

Самураи в опере

В прокат выходит "Изгой-один. Звездные войны. Истории"
Ученого Галена Эрсо (Мадс Миккельсен), скрывающего на периферийной планете жену и маленькую дочь Джин, берут в заложники наймиты Империи и увозят на другую планету. Эрсо нужен Империи, чтобы немедленно начать работу над Звездой смерти - космической станцией, способной в считанные секунды уничтожать непокорные планеты, где Империи продолжают оказывать сопротивление повстанцы. Спустя годы повстанцы находят выросшую дочь ученого Джин (Фелисити Джонс) и уговаривают ее отправиться в составе небольшой боевой группы на поиски отца. В ходе этой спецоперации выясняется, что Эрсо заложил в конструкцию Звезды смерти фатальную уязвимость, которая может позволить революционно настроенным жителям галактики уничтожить страшное оружие. Для этого нужно выкрасть чертежи Звезды смерти из библиотеки, набитой враждебными дронами и штурмовиками.

Год назад автор этих строк без каких-либо положительных эмоций воспринял перезапуск легендарной космической саги, которую Джордж Лукас с большой выгодой продал корпорации Disney - та рецензия "Российской газеты" на "Звездные войны. Пробуждение силы" была едва ли не самой жесткой в русскоязычной прессе. Спустя 12 месяцев я не готов отказаться ни от одной своей претензии к этому фильму - он по-прежнему кажется мне бессмысленным куском позолоченной пластмассы, кинематографическим аналогом ужасного телевизионного шоу "Один в один", в котором поп-артистам второго эшелона делают грим "под Майкла Джексона" и отправляют петь Billie Jean.

Та заметка заканчивалась риторическим вопросом - а стоило ли вообще ради этой смертной тоски открывать лавочку? Спустя год убедительный ответ на этот вопрос дает режиссер Гарет Эдвардс. И совершенно внезапно этот ответ не просто утвердительный - после просмотра картины "Изгой-один" возвращается пошатнувшаяся вера не только в конкретную франшизу, но и во всю индустрию голливудских блокбастеров.

Перед нами космическая опера - сентиментальная, оглушительная, мощная, красивая

Все дело в том, что "Изгой" - не самый типичный голливудский блокбастер. Фактически это приквел классической трилогии "Звездных войн", фильмы которой выходили в прокат в конце 70-х - начале 80-х годов прошлого века. Рассказанный тут сюжет про попытку кражи чертежей Звезды смерти отважными повстанцами фанатам вселенной "ЗВ" хорошо известен. Нет никакого секрета в том, что эти чертежи будут украдены, а герои в ходе этой операции погибнут. Иными словами, перед нами многомиллионный блокбастер, в котором хэппи-энд невозможен.

Не сказать, что таких блокбастеров вовсе не делают. Но лишний раз публику стараются не расстраивать, из-за чего просмотр дорогой голливудской продукции превращается в комфортный, но эмоционально выхолощенный аттракцион - зритель знает, что в финале все равно "наши победят". Во многом именно поэтому практически все блокбастеры последних лет соревнуются друг с другом в постановочной части - трюки, специальные эффекты и мегаломания заменили в них человеческую драматургию. "Изгой-один" тоже, конечно, далеко не "Вишневый сад" (и слава богу!), но этой самой драматургии в нем хватает с лихвой.

Эдвардс сделал настоящую сагу об обреченных героях, одновременно штурмующих и осаждающих неприступную крепость - и последние минуты этой саги не тронут только совсем уж черствого зрителя. При этом режиссер и сценаристы мудро используют философию оригинальных "Звездных войн". Легендарный американский кинокритик Полина Кейл, ненавидевшая Джорджа Лукаса и все его блокбастеры, презрительно называла "Звездные войны" сборной солянкой, в которой намешано всего понемногу - разные жанры, разные философские и религиозные течения. Одним из главных источников вдохновения для Лукаса всегда был восточные философские труды - и Лао Цзы, и Конфуций могли бы углядеть немало своих мыслей в джедайском учении.

В "Изгое-один" эта привязанность материнского материала к Востоку получает логичное развитие. Персонажи тут руководствуются не абы чем, а самурайской этикой в самом суровом ее изводе. Неслучайно среди главных героев тут оказывается слепой азиат, орудующий палкой лучше, чем иной джедай световым мечом - явный привет японскому народному самураю Затойчи. И так же неслучайно при просмотре "Изгоя" возникают ассоциации с великими "Письмами с Иводзимы" Клинта Иствуда". В этом фильме японские солдаты без всякой надежды обороняли не столько клочок каменистой почвы посреди океана, сколько собственную честь. В фильме Эдвардса уровень безнадежности положения героев вполне схожий, а цель такая же эфемерная - надежда на то, что их смерть будет не напрасной, и другие повстанцы с помощью украденных чертежей когда-нибудь взорвут Звезду смерти. Добавьте к этой душераздирающей истории совершенно фантастический экшн - последние 40 минут фильма представляют собой настоящее визуальное пиршество, которое вдавливает в кресло и заставляет забыть о том, что вообще-то смотришь не самое короткое кино на свете.

Нет никаких сомнений, что перед нами самая настоящая космическая опера - сентиментальная, оглушительная, мощная, очень красивая. И задающая новую планку качества для блокбастеров Disney. Именно с "Изгоем" теперь будут сравнивать будущие продолжения "Звездных войн". Если хотя бы половина из них сможет сравниться с ним, тогда уж точно вся эта авантюра с возрождением франшизы была затеяна не зря.