Новости

15.12.2016 20:47
Рубрика: Общество

Из комы в жизнь

Анзор Хубутия: Хирург не имеет право рисковать чужой жизнью
Операции по пересадке печени становятся обычной, рутинной практикой врачевания. Но операция, проведенная 19 ноября этого года в НИИ скорой помощи имени Склифосовского, из ряда вон. Чтобы узнать подробности, чтобы поговорить с пациенткой, которой она была проведена, и с хирургом, который ее провел, отправилась в Склиф.
Анзор Хубутия решился на огромный риск - оперировать женщину в печеночной коме.  Фото: Аркадий Колыбалов Анзор Хубутия решился на огромный риск - оперировать женщину в печеночной коме.  Фото: Аркадий Колыбалов
Анзор Хубутия решился на огромный риск - оперировать женщину в печеночной коме. Фото: Аркадий Колыбалов

В директорской встретила меня заведующая учебно-клиническим отделом НИИ Олеся Микита. "Узнала, что вы едете к нам. Хочу показать две фотографии". Олеся открывает свой мобильник. Там фотография очаровательного малыша, которому сейчас полгода. А еще показывает фотографию - не в мобильнике - молодого красавца рядом с директором Склифа Анзором Шалвовичем Хубутия. "Помните, это Леонид, чемпион мира по бодибилдингу. Тогда, шесть лет назад, накануне выписки Леонида из клиники, вы тоже приехали с фотокорреспондентом. Леониду было 28 лет. Анзор Шалвович пересадил ему печень. Смотрите, какой у Леонида сын родился!"

Время не идет, время мчится. Шесть лет назад операция, которую тогда провел профессор Хубутия, воспринималась почти как чудо. Теперь Анзор Шалвович академик. В Склифе, которым он руководит, проведено около

500 трансплантаций печени. Половина из них на личном счету Хубутия. К чему такое вступление? К тому, что человек с пересаженной печенью

(и не только печенью) может вести нормальную жизнь, стать родителем здорового ребенка. И Анзор Шалвович почти возмущен: "Какие это чудеса, если такие операции у нас на потоке!".

А теперь посмотрите на публикуемую сегодня фотографию. Красивая молодая женщина прильнула к немолодому мужчине. Это 38-летняя Ирина Михайловна Борисова. У нее две дочери - одной четыре года, другой восемь лет. Кого обнимает? "Это же мой Бог!" - уверяет Ирина. Имя Бога Анзор Шалвович Хубутия. Это он решился на огромный риск - взять на операционный стол женщину, находящуюся в печеночной коме. Здесь самое время предоставить слово Анзору Шалвовичу.

Блиц после операции

Анзор Хубутия: Первый раз об Ирине Борисовой узнал за день до очного знакомства. Мне позвонили сотрудники нашего центра и сообщили, что в одной из инфекционных больниц находится больная с острым гепатитом В, что она впала в кому. Я еще подумал, что же они звонят мне? В нашей практике - да не только в нашей - в любой зарубежной - человеку в коме проводить трансплантацию, особенно если речь о печени...

Анзор Шалвович, любая операция связана с риском для больного. Но и хирург рискует. А в данном конкретном случае риск был особенно велик: оперировать человека в коме. Вы сразу приняли решение забрать пациентку в Склиф и начать операцию?

Анзор Хубутия: Насчет риска вы правы. Гиппократ говорил: "Выздоровление больного - одинаковый вклад врача и больного. 50 на 50". Да, в этот раз решение принял не совсем сразу. Сперва выяснил, есть ли одногруппная по крови донорская печень. Трансплантация, как правило, проводится не экстренно, а планово. Подбор донора, донорских органов требует немалого времени. Все, кто нуждается в пересадке органов, порой, годами стоят в "Листе ожидания". В Германии, например, от 3 до 5 лет.

Любая операция связана с риском для больного. Но и хирург рискует

Однако в случае с Ириной Борисовой помощь должна была быть не просто скорой - мгновенной. И мы ее оказали. 19 ноября приблизительно в 14.00 реанимобиль доставил Ирину, подключенную к аппарату искусственной вентиляции легких. Ее сразу подали в операционную. Донорскую печень с совместимой группой крови доставили из другого медучреждения. И наша бригада из 10 специалистов приступила к операции. Почему десять? Это не так уж много для такой операции: три хирурга, анестезиолог, анестезистка, специалист по переливанию крови, две операционных сестры и еще хирурги, доставившие донорскую печень.

Все было привычно? Или были неожиданности? Ведь пациентка в коме. Да и вообще, каждая операция - езда в незнаемое.

Анзор Хубутия: Отдадим должное реаниматологам и анестезиологам. Конечно, были хирургические проблемы, связанные с острым гепатитом, то есть непривычное состояние внутренних органов, особенно селезенки. Селезенка начала увеличиваться в размерах, потому что мы пережали крупную вену, которая снабжает печень кровью. В какой-то момент возникла опасность разрыва селезенки, что могло привести к гибели пациентки. Это был критический момент операции. Но нам удалось быстро пересадить печень, что спасло селезенку.

Сколько времени Ирина провела в реанимационном отделении?

Анзор Хубутия: Обычные в таких случаях трое суток. Никаких послеоперационных осложнений не было. Признаюсь, могли бы выписать Ирину раньше. Но ее девочки сейчас болеют гриппом. И тут я не хочу рисковать: нельзя допустить, чтобы Ирина заразилась гриппом. Какое-то время ей надо соблюдать осторожность, она же находится на препаратах, подавляющих иммунитет.

Судя по тому, как выглядит, как чувствует себя Ирина, все самое страшное позади. И все-таки операция, которую провели Борисовой, пересадка органа человеку, находящемуся в коме, из числа уникальных? И не только в нашей стране?

Анзор Хубутия: Мы внимательно отслеживаем всю мировую литературу, касающуюся трансплантации. Случай с Ириной - крайне редкий случай, а может быть, и уникальный. И у меня в эти дни радость: спасена молодая мама. Она возвращается к своим детям. И если у нее возникнет желание стать мамой в третий раз, мы готовы быть крестными.

Общество Здоровье