Новости

20.12.2016 23:00
Рубрика: Власть

Разделу Сирии не бывать

Главы МИД России, Турции и Ирана обсудили будущее мирного Алеппо
В Москве прошли переговоры министров иностранных дел России, Ирана и Турции, посвященные сирийской проблеме. Одновременно в российской столице встретились и министры обороны трех стран, также обсудив ситуацию в Сирии и возможные варианты развития событий после освобождения Алеппо.

Как заявил глава российского МИД Сергей Лавров после переговоров, стороны "подготовили совместное заявление по согласованным мерам, направленным на оживление политического процесса с целью прекращения сирийского конфликта". В самом заявлении, состоящем из восьми пунктов, сказано: "Иран, Россия и Турция убеждены в отсутствии военного решения сирийского конфликта". В связи с этим страны намерены "способствовать выработке соглашения" между правительством Сирии и оппозицией, а главное - готовы стать гарантами по этому документу. Также Москва, Анкара и Тегеран подтвердили, что полны решимости бороться с террористами, в первую очередь с ДАИШ и "Джебхат ан-Нусрой" (запрещены в РФ), и отмежевать от террористов вооруженную оппозицию.

Разногласия не помешали дипломатам России, Ирана и Турции согласовать общее заявление по Сирии

Как подчеркнул Лавров, "в условиях, когда пробуксовывает выполнение резолюции Совбеза ООН, инициативные действия трех стран помогут преодолеть застой в усилиях по сирийскому урегулированию и продвинуть процессы как в том, что касается прекращения насилия, так и в том, что касается доставки гуманитарной помощи и создания условий для инклюзивного политического процесса". По словам главы российского внешнеполитического ведомства, сегодня формат тройки Россия - Иран - Турция на практике доказывает свою востребованность.

Трехсторонняя встреча в Москве началась с того, что главы МИД Турции и Ирана Мевлют Чавушоглу и Джавад Зариф выразили соболезнования российской стороне в связи с убийством в Анкаре 19 декабря российского посла Андрея Карлова и возложили цветы к его портрету.

Мнение

Виталий Наумкин, научный руководитель Института востоковедения РАН

Наблюдая за событиями последних дней и за переговорами министров иностранных дел и министров обороны России, Ирана и Турции в Москве, мы видим потепление в сотрудничестве трех государств. В частности, Турция и Иран, несмотря на непростые отношения между собой, договорились о выводе мирного населения из шиитских населенных пунктов Фуа и Кефрайя, на чем настаивал Тегеран. Это означает, что напряженность между двумя странами немного снизилась, и в этом очень важна посредническая роль России.

Не стоит говорить, что трехсторонний формат РФ - Турция - Иран подменил переговоры России в ООН или взаимодействие Москвы с Вашингтоном. Но сегодня очевидно, что этот формат не только сыграл большую роль на пути к урегулированию, но и показал: эти три государства, и прежде всего наша страна, играют ключевую роль в определении того, каким путем пойдет сирийское урегулирование.

О создании альянса Россия - Иран - Турция пока говорить преждевременно. Позиции России, Ирана и Турции сближаются - это факт. Но не будем забывать и о том, что определенные разногласия между странами остаются. Кроме того, сохраняется формат Международной группы поддержки Сирии. Да и российско-американское сотрудничество, мы надеемся, станет развиваться после инаугурации президента Дональда Трампа. Также есть и другие региональные державы, имеющие свои планы в отношении Сирии и не желающие потерять свое влияние на сирийский кризис. Например, Каир говорит о необходимости создания группы наиболее влиятельных на Ближнем Востоке игроков, среди которых сам Египет, Саудовская Аравия, Турция, Иран. Этот региональный квартет мог бы решать проблемы вместе с Россией. Поэтому можно ожидать расширения круга переговорщиков, стремящихся присоединиться к нынешнему трехстороннему формату. И если получится подтянуть к переговорам Эр-Рияд и Катар, было бы очень неплохо.

При этом хотелось бы отметить, что о разделе Сирии речи не идет. Появившиеся спекуляции на сей счет связаны с тем, что часть суннитского населения, в особенности покинувшие Алеппо члены отрядов вооруженной оппозиции, группируются в провинции Идлиб. Поэтому существует предположение, что провинция Идлиб чуть ли не превращается в самостоятельный регион, который будет опекаться Турцией и окажется вне остальной Сирии. Полагаю, что такой вариант развития событий никого не устраивает и речь идет о каких-то переходных мерах, а не о конечном решении. Все же все три государства неоднократно заявляли о своей приверженности принципу единой Сирии.

Возвращаясь к сближению позиций трех стран относительно сирийской проблемы, стоит отметить, что удалось договориться об эвакуации мирного населения и членов вооруженных формирований из восточного Алеппо. Этот вопрос Россия давно обсуждала с США, но с американцами организовать эвакуацию не получилось, а с турками - удалось. Также сотрудничество Москвы и Анкары позволило осуществить прорыв в решении гуманитарных вопросов: Россия пошла на определенные изменения в своей позиции, что проявилось в решении по доступу международных наблюдателей в восточный Алеппо. Это был шаг доброй воли со стороны Москвы, который вызвал широкое одобрение. Он показал, что мы открыты и что все это сделано из гуманитарных соображений, продиктовано исключительно заботой об интересах мирного населения, даже членов семей боевиков. Выход на первое место гуманитарной проблематики позволил впервые добиться консенсуса в Совбезе ООН - тоже беспрецедентный случай. И если дальше при поддержке трех держав все будет развиваться в таком же ключе, то это может реально помочь начать переговоры. И предварительная договоренность о проведении встречи сирийской оппозиции и Дамаска в Астане показывает, что три государства, несмотря на серьезные разногласия, способны во имя решения сирийского конфликта идти на взаимные уступки и добиться консенсуса.

Особо хотелось бы сказать об убийстве российского посла в Турции Андрея Карлова. Эта ужасная трагедия сыграла роль, может быть, противоположную той, на которую рассчитывали ее организаторы. Она еще больше укрепила готовность России и Турции сотрудничать по многим вопросам, и главное - в борьбе с терроризмом. Можно надеяться, что турецкая сторона станет и дальше продвигаться в осознании того, что поддержка террористов губительна для сотрудничества обоих государств и что надо кончать с вооруженными группировками экстремистов вне зависимости от того, признаны они террористическими Совбезом ООН или нет.

Подготовил Константин Волков

Власть Работа власти Внешняя политика Правительство МИД Ситуация в Сирии