Новости

Ольга Васильева об учебниках, пятидневке и домашних заданиях
Закончилось ли объединение вузов? Сколько часов ребенок должен делать домашние задания? Что лучше - пятидневка или шести­дневка? На эти и другие вопросы отвечала на "Деловом завтраке" в "РГ" министр образования и науки России Ольга Васильева.
Ольга Васильева: Слово "услуга" неприемлемо в школе, как и в медицине, и в культуре. Фото: Пресс-служба Министерства образования и науки Ольга Васильева: Слово "услуга" неприемлемо в школе, как и в медицине, и в культуре. Фото: Пресс-служба Министерства образования и науки
Ольга Васильева: Слово "услуга" неприемлемо в школе, как и в медицине, и в культуре. Фото: Пресс-служба Министерства образования и науки

Ольга Юрьевна! Это правда, что вы своим сотрудникам запретили упоминать слово "услуга"?

Ольга Васильева: Я попросила не употреблять слово "услуга", когда идет разговор о школе. Это слово тут неприемлемо, как и в медицине, и в культуре. Образование - это воспитание и обучение. Причем воспитание на первом месте.

"Сын-восьмиклассник сидит над уроками до 9 часов вечера. Правильно ли требовать выполнения домашних заданий, несмотря ни на что? Считаю, что ребенок должен иметь возможность отдохнуть. Но не представляю, как при этом выкручиваться со школой?" - спрашивает Алексей из Новосибирска.

Ольга Васильева: Есть четко регламентированная в санитарных нормах нагрузка. Она зависит от возраста. Учебная нагрузка в 8-м классе - 33 часа при пятидневном обучении, и на выполнение домашнего задания ребенок не должен тратить больше 2,5 часа. С этим согласны и педагоги, и психологи, и медики. Самый простой ответ на вопрос вашего читателя: школа должна таким образом строить учебный процесс, чтобы нагрузка не превышала этих норм. Это классика.

Но у всех детей разные психологические и физиологические особенности, в том числе скорость восприятия, способности. Поэтому даже в одной семье бывает, что один ребенок с разницей в два класса тратит на домашние задания полтора часа, а другой сидит по 5-6 часов. Родителям надо прежде всего понять, почему сын сидит над выполнением домашнего задания шесть часов. В нашей семье была такая же история: один ребенок делал все очень быстро, другой очень медленно, хотя на выходе результаты были одинаковые. Я, например, все делала очень быстро, потому что любила спорт, общение с друзьями, плюс у меня была музыкальная школа. Надо было все успеть. А сестра моя была мечтательная, она сидела за уроками гораздо дольше.

"Можно ли рассмотреть возможность отмены субботы как учебного дня?" - интересуется читатель Сергей Бокарев.

Ольга Васильева: Можно, и это зависит от школы. По закону об образовании школа имеет огромные права. В том числе решает, пять или шесть дней будут учиться дети. В России есть и пятидневка, и шести­дневка. Решение об этом принимают администрация школы и управляющий совет.

Спит? Значит, устал. Школа должна так строить учебный процесс, чтобы нагрузка не превышала норму. Фото: depositphotos

Школа - это прежде всего люди, педагоги. А они утверждают, что введение новых технологий, электронного дневника, электронного журнала разрушает педагогический дух коллектива. Во многих школах уже нет учительских, а сами школы стали такими большими, что учителя не всегда даже знают друг друга в лицо. Вас эта проблема беспокоит?

Ольга Васильева: Мое глубокое убеждение: если люди хотят, чтобы в школе был коллектив, - он будет. Если не отдают этому должного внимания, то нет. Здоровая педагогическая среда может противостоять любому негативу. Я работала в школе 12 лет и хорошо это понимаю. Конечно, школа была другой, но как историк могу сказать: человек не меняется, меняются декорации. И пять тысяч лет назад люди плакали и сопереживали точно так же, как и сейчас. Надо прикладывать усилия и не ждать, когда кто-то придет и поможет создать хороший педагогический коллектив. Я много езжу по стране и вижу: есть школы, которые не имеют такого хорошего оснащения, как в крупных городах, но там есть дух воспитания, педагоги уважают детей и друг друга. Что касается оптимизаций, укрупнений, которые прошли в ряде регионов, хочу подчеркнуть, никаких федеральных распоряжений ни я, ни мой предшественник не давали.

В последнее время директорами школ становятся люди, не имеющие педагогического образования, менеджеры, которые говорят: "Зачем так много уроков русского языка? Зачем библиотеке книги, если есть гаджеты?" Как вы к этому относитесь?

Ольга Васильева: Ни один директор не может сказать: "Зачем так много уроков русского языка?" У нас есть жесткая программа, которую надо выполнять. Проблема в том, что менеджеры, особенно молодые, считают, что можно управлять всем и вся, не зная предмета. Как правило, через короткое время жизнь показывает, что это не так. Думаю, потихонечку все наносное отлетит и останется то, что и должно быть в школе. Все страны прошли через те же тысячи вариативных программ, которые были у нас, ставили похожие эксперименты. И все возвращаются к опорной традиции и инновационному движению вперед.

Допустим, в Китае все школы занимаются по единым учебникам по всем базисным предметам. При этом есть и углубленные учебники. В Англии принят единый учебный план для всех школ. То же самое в Германии, за исключением региональных земель. Когда мы создавали историко-культурный стандарт, мы не были первыми. Первыми стали Нидерланды, а после нас единый учебник по истории создала Великобритания. Школа - живой организм, в котором есть многое, чем нельзя управлять, будучи просто менеджером.

"Уже два раза в школе поменялась программа по английскому языку, а с ней и учебники. На дополнительных занятиях красивые и интересные учебники, а в школе - скучные. Почему в школе нельзя взять книги иностранного издательства?" - спрашивает наша читательница из Вологды.

Ольга Васильева: До 1953 года наша страна изучала немецкий язык, и то поколение, которое воевало на фронтах Великой Отечественной войны и окончило 10-й класс с 1937 по 1941 год, знало немецкий так хорошо, что многие могли помогать работе военных переводчиков. Начиная с 1953 года и по сей день мы никак не можем выйти на должный уровень преподавания иностранного языка. Учебники иностранных издательств иначе построены, там заложен принцип изучения иностранного языка как родного.

Пять или шесть дней будут учиться дети, решает сама школа

Мы тоже не учим с 1-го класса на русском языке правила пунктуации и орфографии. Почему мы, изучая иностранный язык со 2-го класса, плюс институт и аспирантура, не можем говорить так же свободно, как люди во многих других странах? Чтобы ответить на этот вопрос, должна пройти большая аналитическая работа. Мне кажется, язык должен быть инструментом для общения и, наверное, это могло бы стать главной задачей школы. Кстати, словарный запас Шекспира - 40 тысяч слов, у нас, когда мы говорим о бытовых вещах, - 350 и три тысячи, когда рассказываем о чем-то красивом.

Закончилось ли объединение вузов? Будут ли еще реорганизации?

Ольга Васильева: На сегодняшний день остановлены все реорганизации. В этом процессе четыре вуза. Я буду настаивать на том, чтобы каждый из этих вузов был отдельным и самостоятельным. Среди них есть, кстати, Геологоразведочный университет, который принес огромную славу нашей стране. Министерство даст возможность каждому вузу представить программы развития для того, чтобы они могли выйти на тот хороший уровень, который был раньше. Будут ли дальнейшие объединения? Есть хорошая идея создания опорных вузов. Такой вуз мог бы дать толчок развитию региона. Уже создано 11 опорных вузов. У нас есть программы по созданию в этих вузах инновационных центров, мы готовы помогать и поддерживать университеты.