Новости

28.12.2016 11:04
Рубрика: Культура
Проект: Гид-парк

История князя Владимира

Киноэпопея "Викинг" рассказывает о власти, вере и любви
Автором сценария нового масштабного исторического фильма "Викинг" (в прокате с 29 декабря) один из продюсеров Константин Эрнст отчасти в шутку, отчасти всерьез назвал Нестора Летописца - поскольку о событиях времени, о котором речь в фильме, мы знаем из "Повести временных лет".

Раннее Средневековье. Время тяжелых мечей и темных законов крови. Правящий род в раздоре. Вина за случайную смерть брата легла на Великого Князя. По закону мстить ему должен младший брат - бастард. За отказ убивать он заплатит всем, что у него было, потому что "для мира нужно больше мечей, чем для войны"… В новом фильме Андрея Кравчука снимались Данила Козловский, Светлана Ходченкова, Игорь Петренко, Андрей Смоляков, Владимир Епифанцев, Александра Бортич, Кирилл Плетнев, Александр Устюгов, Антон Адасинский и другие. Среди исполнителей главных ролей - Максим Суханов. Он - актер, который очень тщательно выбирает роли, их в кино у него немного, но каждая значительна. В "Викинге" Максим играет Свенельда - наставника и советника князей. О том, почему он выбрал эту роль, и чем важен фильм "Викинг", артист рассказал обозревателю "РГ".

Максим, вам не привыкать к масштабным историческим ролям. Борис Годунов, Сталин, митрополит Алексий в фильме "Орда". Чем отличается роль в "Викинге" от тех, что вы играли раньше?

Максим Суханов: Прежде всего, той историей, которая написана все-таки в наше время. Я имею в виду сценарий. И по большому счету вполне возможно, что, кроме события, связанного с крещением Руси, исторические перипетии, которые в этом сценарии есть, могли быть и выдуманными. Но в общем это не столь важно, главное - к чему мы пришли в результате истории, которую пересказали. Что касается моего героя - хотя вроде и известно, что такая историческая фигура была, но какую роль она играла - непонятно. Он в основном был в тени, когда служил то одному князю, то другому. Однако голова его была устроена так, что князья его слушали, когда принимали решения: с кем нужно дружить, а с кем - воевать. Свенельд был стратег и многое понимал и просчитывал за несколько шагов вперед. В то пещерно-варварское время он прожил довольно-таки длинную жизнь. Это говорит о его смекалке, о том, что он ухитрился сохранить себя, воюя чуть ли не каждый день.

Почему вы согласились сниматься в этом проекте?

Максим Суханов: Во-первых, потому что меня привлекла личность режиссера. Фильм Андрея Кравчука "Итальянец" на меня произвел большое впечатление. Я понял, что это человек глубокий, и мне бы хотелось с ним встретиться и поговорить. Когда мы встретились, я понял, что не ошибся. А во-вторых, в том сценарии, что я прочитал, несмотря на все войны, драки, кровь, грязь и прочее, у героев были очень интересные межличностные перипетии. В первую очередь - между Свенельдом и Владимиром. Психологического в том числе свойства. Я, собственно, поэтому и согласился. В сценарии не было ничего, чтобы напоминало бы, допустим, лубок, куда можно очень быстро скатиться, снимая историческое кино. Там об этом вообще речи не было. И мы, кстати, с Андреем об этом тоже говорили. Все было очень захватывающе и интересно.

В детстве я смотрела фильм "Викинги", и он мне очень запомнился. А с чем у вас ассоциируется слово "викинг"?

Максим Суханов: С одной стороны, могу сказать, что в мое детское время все рыцари, воины ассоциировались со сказочными персонажами. Может быть, благодаря Пушкину и другим авторам. А уже потом, когда я смог читать и фантазировать по поводу того, что же могло происходить в те времена, мои представления изменились.

В те времена многие вещи, которые мы сейчас можем считать издевательством для тела и для души, были у них в порядке вещей - как у нас обеденный стол или другие бытовые особенности. Все то, что связано со смертью, пытками, аморальным поведением или с предательством, поражает нас. Поэтому все эти названия - "викинги", "рыцари", "варвары" - связано прежде всего с тем, что человечество находилось на своей самой низкой ступени развития. Постоянная война, количество князей, которые сменяли один другого. Нам сейчас даже трудно представить, как можно держать в голове то, что вся жизнь только и сводится к мыслям о том, как спасти себя или как напасть на кого-то.

Многое ли изменилось с той поры?

Максим Суханов: Где-то изменилось и меняется. А где-то и нет. И это ужасно.

Как вам работалось с Данилой Козловским? Ведь, когда семь лет назад начинали работу над "Викингом", он по возрасту был ближе к своему герою. За эти годы Козловский превратился в супервостребованного артиста. Может быть, он зазвездился?

Максим Суханов: У меня же с ним профессиональные отношения довольно-таки долгие. Мы вместе снимались в "Мишени" Александра Зельдовича. И все время еще с тех пор были дружны, и наше общение было приятным. И здесь тоже. Я не могу сказать, что все то, чему он подвергся, - "медные трубы" - каким-то образом наложило на него негативный отпечаток. Мы как общались, так и продолжаем. Как смеялись, гримируясь вместе, так и смеемся. И как с партнером на площадке с Даней очень хорошо. Он очень точно все чувствует и открыт к предложениям. Он не просто находится в самом себе, как самодостаточная единица, но словно существует в партнере. Он - настоящий, в смысле взаимодействия.

Вам было физически тяжело? Я попробовала поднять меч, который носит Свенельд, - он нелегкий.

Максим Суханов: Да, тяжелый. Но я физически развит. И не могу сказать, что все тяжести, которые были на этом проекте, принадлежат к таким, о которых можно рассказывать, как о чем-то из ряда вон выходящем.

В "Орде" у вас была довольно тяжелая роль в физическом плане.

Максим Суханов: Да, те съемки, которые были в "Орде", пока ни с чем другим я сравнить не могу. Когда было плюс 48 градусов жары, дизентерия Флекснера - заболели 35 человек в группе. А нам надо было продолжать снимать, и это - грим, спецэффекты, клей, силикон… В "Викинге" все, что происходило, входит в "издержки профессии".

Но все-таки "Викинг" - это другой фильм по технологии и спецэффектам, и он отличается от тех, что были у вас раньше. Вам приходилось играть просто на фоне зеленой стены, куда потом "подставляли" картинку?

Максим Суханов: Нет, у меня лично с хромакеем не было связано вообще ничего. У нас были декорации, выстроенные на натуре, сама натура, настоящие лошади, грязь, снег, одежда. И все сцены батальные тоже были отрепетированы и сняты вживую. Новые технологии... Я не настолько в этом разбираюсь.

Мне интересен ваш опыт. Слышала про долгий грим Свенельда и заметный шрам, над которым долго работали.

Максим Суханов: Грим у меня был тут гораздо меньше, чем в "Орде", и в "Театральном романе", и для роли Сталина. Было очень много волос и, конечно, шрамов. Но за час мы управлялись. Это не так долго для грима.

У меня перед просмотром "Викинга" был некий страх, который сейчас сопровождает зрителя на многих фильмах. Авторы скатываются в область батальных сцен, спецэффектов, того, сколько костюмов пошито и прочего, и теряют за этим всем основную мысль.

Максим Суханов: Суть! Я с вами согласен. У меня тоже бывает такое опасение. И конечно, мне бы не хотелось, чтобы эту картину запомнили исключительно с точки зрения новых технологий, или того, как поразительно движется камера, или какие снимаются пейзажи. Так как мы говорим о драматическом искусстве, то и драма и ее суть должна быть проявлена. Я надеюсь, что это получилось. Потому что первоначальный сценарий за семь долгих лет во многом отличался от того, что мы начали потом снимать.

А ваш герой "за семь долгих лет" изменился?

Максим Суханов: Да. В том числе и он. Исчезли многие сцены из его взаимоотношений с Владимиром.

Герой "Викинга" - князь Владимир. В Москве на Боровицком холме сейчас поставили ему памятник - это дало почву для дискуссий в обществе. Фильм "Викинг" затрагивает не только тему любви, но в нем очень остро поставлена и тема власти…

Максим Суханов: Не только. Там, прежде всего, тема пещерных человеческих инстинктов, из которых Владимир выводит большое количество людей, ставя их на другой путь - просвещения и развития. Имеется в виду христианство и православие - в дальнейшем. Вот о чем фильм! И о том, что, конечно же, под "обаяние" этих инстинктов, которые есть в каждом человеке, можно попасть в любом цивилизованном обществе и скатиться к ним в любое время, несмотря на то, на каком уровне развития находится мир. Также сейчас и мы с вами можем наблюдать за тем, что где-то происходят вещи, достойные восхищения, а где-то - жуть, когда гибнет мирное население, женщины, дети. В одно и то же время: когда мы с вами сейчас записываем интервью, кто-то гибнет. Этого быть не должно. И "Викинг" в том числе и об этом. В нем проводится параллель с сегодняшним временем, чтобы каждый мог, посмотрев эту картину, заглянуть внутрь себя и спросить: кто же я на самом деле? Влечет ли меня варварский путь развития, который, конечно же, ведет к тупику, к разрушению всего человеческого с духовной точки зрения? Или же я все-таки желаю быть свободным человеком, уважающим чужое мнение, других людей и иную веру? Мне бы хотелось, чтобы эти вопросы задал себе зритель, посмотрев на нашу работу.

А власть - это один из основных инстинктов у человека?

Максим Суханов: Конечно, стремление к власти. Дальше вопрос личности, которая к ней стремится. То есть для чего человеку эта власть? Какие у него намерения, что он хочет принести тем людям, над которыми будет властвовать? Хочет ли он жути на той территории, где это будет происходить, или чтобы действительно, по-настоящему, не искусственно, не имитационно все или большинство были счастливы.

Между тем

"Викинг" выходит в прокат в двух версиях. Его создатели не могли не учитывать, что новогодние каникулы, на которые придется основное время проката, - это время, когда в кино ходят всей семьей, поэтому версия 18+ будет показываться на вечерних сеансах, а на дневных картина выйдет в варианте 12+, подходящем для семейного просмотра. Это не значит, что зрители 18+ увидят фильм полностью, а для аудитории 12+ подготовили картину с купюрами - хронометраж двух версий отличается всего на несколько минут. Каждая из них - полноценный фильм, созданный с учетом особенностей восприятия разными аудиториями.