Новости

28.12.2016 22:58
Рубрика: Культура

Почему "Пассажиры" обречены на свист физиков и аплодисменты лириков

Новый фантастический триллер-мелодрама "Пассажиры" обречен на свист физиков и аплодисменты лириков. В нем есть все для разгула некритического воображения и есть очень многое для скрупулезных придирок.

Главный и уже вызывающий усмешки допуск фильма: необозримый космический корабль-автомат несет в дальний космос пять тысяч пассажиров в капсулах для гибернации - они должны проспать 120 лет и проснуться на подлете к колонизированной землянами планете. Встреча корабля с роем метеоритов выводит из строя одну из капсул, и молодой инженер Джим Престон просыпается за 90 лет до прибытия - он теперь обречен на вечное, по меркам жизни, одиночество.

Из всех дальнейших сюжетных поворотов мне придется соспойлерить только один, иначе о фильме вообще ничего не расскажешь: через год у Джима появится (не скажу, как) подруга по несчастью - Аврора. Дальше идет ненавистная критикам и обожаемая публикой предсказуемость: двое неотвратимо полюбят друг друга, ибо любить на корабле больше некого. Да и Голливуд изменил бы себе, если бы не взял на роли физически неотразимых Криса Пратта из "Стражей Галактики" и Дженнифер Лоуренс из "Голодных игр". Но на этом предсказуемость кончается, и до финала вы будете гадать, как герои, а главное, авторы выпутаются из преследующих звездолет безнадежных катастроф.

Физикам тут раздолье: они примутся подсчитывать логические ляпы, которых, по совести, миллион. Почему в замороженном на 120 лет корабле функционируют все системы сервиса, от бассейнов до автоматического ресторана с роботом-барменом в обличье расторопного Майкла Шина? И почему на пять тысяч пассажиров есть только один компьютер-врач? И еще много такого, в чем без поллитра не разобраться, ибо авантюры, на которые пускаются герои, - за гранью фантастики.

Но при всем том - и волнуешься, и страшишься узнать, что дальше, и принимаешь близко к сердцу эти невероятные межзвездные коллизии - почему? Да просто понимаешь, что перед тобой художественная лаборатория, где проводят над человеком психологический эксперимент, доводящий до космической крайности вполне земные, близкие каждому проблемы.

И вдруг остро ощущаешь, что такое для нас - одиночество. Доведенное до такого вот абсолюта - без надежды, одиночество навсегда. От которого не спасет суперкомфорт этого блуждающего в космосе островка цивилизации с его спорткомплексами, мониторами, развлечениями и услужливыми роботами. Ты остро ощущаешь, что любой, пусть самый распрекрасный мир можем наполнить жизнью только мы сами - живые люди с их живым общением.

Попутно возникают этические вопросы, серьезность которых тоже доведена до абсолюта: эгоистическое стремление спасти себя равно убийству кого-то другого. И проблема умения прощать, от решения которой зависят жизнь или смерть. И проблема потребности людей друг в друге, потому что никаких более высших сил в космосе нет, и фильм счастливо обходится без мистики, молений и упований на что-то иррациональное. И даже вопрос, не осточертеют ли друг другу эти двое, если деваться друг от друга некуда, - не кажется важным, потому что это не столько фильм-история, сколько фильм-метафора. Важно, что людям, которые придут потом, эти двое оставят цветущий сад. В дорогую, постановочную, но камерную картину авторы умудрились втиснуть проблемы, судьбоносные для всего современного общества.

Норвежский режиссер Мортен Тильдум, удачно дебютировавший в Голливуде фильмом "Игра в имитацию", верен своим, в общем-то, умозрительным построениям экспериментального свойства - в частности, принципу изоляции героев от окружающего мира, дабы рельефнее выявить проблему, над которой они бьются. Но в "Пассажирах" он сделал мощную инъекцию обыденных человеческих сантиментов, ибо речь здесь идет о тончайших, хотя и тоже пограничных состояниях души. И фильм стал одновременно напоминать и киноаттракцион типа всеми перехваленной "Гравитации", и хорошее телевизионное "мыло" - высококлассное и сильнодействующее. Он понравится всем, кто плохо считает, но чувствовать умеет. А убежденным скептикам понравиться не может - да и не надо: не для них снят.