Новости

09.01.2017 18:00
Рубрика: Общество

Мусороповод

Лучший способ отметить Год экологии - прибраться в стране. Об этом наш разговор с министром Сергеем Донским
В этом году регионы начинают работать с мусором по новым правилам. Если отходов у нас много, то чистый воздух в дефиците. Им не могут надышаться 17 миллионов человек, рассказал "Российской газете" министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской.
Новые правила позволят решить проблему мусора как по нотам. Фото: Reuters Новые правила позволят решить проблему мусора как по нотам. Фото: Reuters
Новые правила позволят решить проблему мусора как по нотам. Фото: Reuters

В Байкальском заповеднике будет дан старт Году экологии и особо охраняемых природных территорий. Накануне министр дал интервью "РГ".

Дышать или не дышать?

Сергей Ефимович, сортировка мусора и мусоропереработка - один из наиболее "больных вопросов". Регионы готовы работать по новым правилам?

Сергей Донской: Это правда один из самых острых вопросов. Я приводил на заседании Госсовета выводы социологов ВЦИОМ- 45 процентов опрошенных эту проблему считают основной.

Сейчас в России всего 200 мест по обработке отходов, включая сортировку. В 2016 году построено 183 новых полигона, в основном в Сибирском и Уральском федеральном округах, и закрыто около 30 полигонов.

В течение 2017 года регионы должны утвердить нормативы накопления твердых коммунальных отходов (ТКО) и региональные программы. А не позднее мая 2018 года заключить соглашение с региональными операторами по обращению с ТКО.

А до 1 июля 2018 года направить предложения об установлении единого тарифа на услугу регионального оператора по обращению с ТКО.

Сейчас схемы утверждены почти во всех регионах. Мы можем сделать вывод, что в стране будут созданы мусороперегрузочные станции, которые позволят частично оптимизировать систему обращения с ТКО на стадии их сбора и подготовки к переработке.

Со свалками также боремся. Коллеги буквально вчера докладывали статистику за прошлый год - они выявили 190 тысяч мест несанкционированного размещения отходов, из них свыше 130 тысяч ликвидировали. Работу продолжим.

Буквально перед Новым годом минприроды обновило госдоклад о состоянии окружающей среды. Ситуация улучшается?

Сергей Донской: Да, это данные статистики за 2015 год. И цифры показательные. Они говорят, что за десять лет валовой выброс загрязняющих веществ в атмосферу снизился на 13 процентов. Выбросы от автотранспорта упали на 10 процентов. То есть мы фиксируем определенный тренд на снижение выбросов.

В каждом пятом городе страны обнаружено сильное загрязнение воздуха. Им дышат 17 миллионов человек

Но пока эти изменения не могут почувствовать люди, живущие в каждом пятом городе страны, - здесь степень загрязнения воздуха оценивалась как очень высокая и высокая. Это 17 миллионов человек, или 17 процентов городского населения.

А где хуже всего?

Сергей Донской: Хуже всего ситуация обстоит в 11 городах с 1,5-миллионным населением.

Какие это города?

Сергей Донской: Это Биробиджан, Братск, Зима, Кызыл, Минусинск, Норильск, Петровск-Забайкальский, Селенгинск, Улан-Удэ, Черногорск и Чита. Большинство этих городов расположено в азиатской части России, которая характеризуется неблагоприятными для рассеивания примесей климатическими условиями.

На этом фоне понятно, почему так много шума наделала новость, что минприроды предлагает разрешить широкое капитальное строительство в рекреационных зонах лесов. Разрешат?

Сергей Донской: Это совершенно некорректная новость. Речь не шла о застройке в лесах, а о том, как качественно повысить уровень отдыха в лесах, их инвестиционную привлекательность. При этом не будут ослаблены правовые режимы, установленные Лесным кодексом.

Но вернемся в города. В этом году вступил в силу так называемый Закон о зеленом щите. Это действительно прорывной документ, как о нем говорят?

Сергей Донской: Закон о зеленом щите как раз направлен на улучшение экологической обстановки в мегаполисах. Вокруг них должны сформироваться по инициативе самих граждан лесопарковые "зеленые пояса". То есть зоны с ограниченным режимом хозяйственной деятельности, даже, я бы сказал, режимом особой охраны природных объектов.

Это действительно принципиально иной уровень участия в этом граждан и местного самоуправления, работы общественного экологического контроля. Если граждане увидят в таком "зеленом поясе" попытку захвата, нелегальной стройки, они могут зафиксировать их и привлечь органы госнадзора, прокуратуры.

Ждать ли нам еще каких-то поправок в лесные законы?

Сергей Донской: Считаю, пока нам в этой сфере еще очень рано почивать на лаврах. Работы очень много. Как минимум нужно продвигать уже принятые акты, например, тот же законопроект о переводе земельных участков из одной категории в другую. Он предусматривает создание "компенсационных" лесов при строительстве трубопроводов, автомобильных дорог, линий электропередачи, объектов переработки древесины. Более того, он работает на цели лесовосстановления даже при переводе земель лесного фонда в земли иных категорий.

Эти меры помогут обеспечить воспроизводство леса, улучшить породный состав, повысить продуктивность леса, а главное - сохранить площади, сохранить наши леса. Сейчас законопроект проходит процедуру межведомственного согласования, после нее внесем его в правительство.

Идет охота

Министерство подготовило поправки в правила охоты, разрешающие петельный лов. Экологи выступали резко против. Чем дело закончилось?

Сергей Донской: В течение 2017 года регионы должны утвердить нормативы накопления твердых коммунальных отходов и региональные программы. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Сергей Донской: Это как раз тот сложный случай, когда необходимо подойти к вопросу без эмоций, а основываясь на фактах, статистике, мировом опыте.

Изначально звучали очень эмоциональные оценки от ряда общественных организаций, что животные мучаются, что международными соглашениями это запрещено, что и в советское время было запрещено, что гибнут другие животные.

Я сам сначала выступал против позиции нашего охотничьего департамента. Однако, обсудив вопрос дополнительно на общественном совете, решение было принято в пользу возобновления этой практики. "За" выступили наши коллеги из Фонда дикой природы (WWF) России, думаю, едва ли их можно упрекнуть в приверженности к живодерству.

А зачем вообще нам нужен этот петельный лов, при котором животное умирает от удушья мучительной смертью? Только потому, что он самый дешевый?

Сергей Донской: Для снижения численности волков.

Лесные браконьеры облюбовали Иркутскую область, на нее приходится более половины всех нелегальных рубок

Например, в Якутии волки за два года добыли около 20 тысяч домашних оленей и около 500 лошадей. Регистрируются нападения на людей. Ежегодный ущерб от волков оценивается в 16 миллиардов рублей.

Понятно, что волк - не промысловый вид, на него не охотятся. При этом он сам способен убить значительно больше животных, чем ему нужно для пропитания, т.е. кормовая база волка сокращается, а его численность растет. Поэтому нужно искусственно ее уменьшать. В США и Канаде, например, за добытых хищников государство платит трапперам. И соглашение о международных стандартах на гуманный отлов диких животных между ЕС, Канадой и Россией не предусматривает запрет на использование петель.

Откуда же их так много развелось?

Сергей Донской: Причины очень просты: действенных механизмов сокращения численности волка просто нет.

Сейчас их как минимум вдвое больше, чем 30 лет назад, - 55 тысяч против 25. При этом ежегодная добыча также вдвое ниже численности. В советские годы использовалась авиация для отстрела хищников с воздуха. Тогда же охотников премировали за каждого убитого хищника по 200 рублей - больше средней зарплаты. Сегодня таких средств у государства нет.

Кстати, советские правила охоты запрещали использование петель только при любительской и спортивной охоте, при этом разрешалось круглогодично применять их для добычи волков и шакалов.

Мы предлагаем использовать петли при отлове волков только для регулирования их численности на основании данных мониторинга охотничьих ресурсов. Случайному человеку получить разрешение на охоту с петлями невозможно. А без разрешения он автоматически причисляется к браконьерам.

Переходим на зеленое

Какие у вас планы на Год экологии? Что особо выделите?

Сергей Донской: Год экологии должен стать заметным событием. Она же является частью жизни каждого из нас - мы все дышим воздухом, гуляем в лесах, купаемся в водоемах. Нам важно, что едим мы и наши дети. Игнорировать проблемы окружающей среды нельзя, об этом должен помнить каждый.

190 тысяч нелегальных свалок выявлено в 2016 году по всей стране

Планов много. Многие регионы перейдут на новую систему работы с твердыми коммунальными отходами, здесь появятся новые современные полигоны и мусороперерабатывающие предприятия, мы начнем поступательно разбираться с нелегальными свалками, в том числе рекультивировать их. Будем запускать новые современные экологически чистые технологии на предприятиях.

Отдельное внимание уделим озеру Байкал, здесь мы протестируем новую систему маркировки древесины, чтобы побороть криминальный лесной бизнес. Потому что, вы знаете, на Иркутскую область приходится больше 50 процентов всех нелегальных рубок. Будут приняты дополнительные меры властями региона для борьбы с лесным браконьерством. Целый ряд мер предусмотрен по сохранению биоразнообразия. Это большой и эффективный план работы, главное - чтобы никто не отставал. Но если так - будем подгонять.

И еще назову один акцент, наверное, это одна из главных сторон программы Года экологии - стимулирование перехода предприятий на новые технологии, позволяющие снизить негативное воздействие на окружающую среду.

Охотно компании переходят на "зеленые" технологии?

Сергей Донской: Это сложный процесс, достаточно затратный на начальной стадии, мы это понимаем. Тем не менее мы постарались сделать так, чтобы нормы вводились постепенно, чтобы они уравновешивались определенными льготами для бизнеса.

И бизнес в основном идет нам навстречу, уже подписано 52 соглашения с крупными компаниями на общую сумму около 130 миллиардов рублей. Это природоохранные инвестиции.

Вообще отношение к экологии в последнее время поменялось. Бизнес стал занимать активную позицию.

А новые заповедники в этом году появятся?

Сергей Донской: Мы планируем создать 10 новых особо охраняемых природных территорий. Это шесть нацпарков: "Сенгилеевские горы" в Ульяновской области, "Ладожские шхеры" в Карелии, "Хибины" в Мурманской области, "Кодар" в Забайкальском крае, "Зигальга" в Челябинской области, "Ленские столбы" в Якутии. Также появятся два заповедника: "Васюганский" в Томской и Новосибирской областях и "Ингерманландский" в Ленинградской. И еще два заказника - "Соловецкий" в Архангельской области и "Новосибирские острова" в Якутии.

Инфографика: Инфографика "РГ" / Александр Смирнов / Елена Березина

Затянуть "зеленый пояс"

Вокруг крупных городов будут создавать "зеленые пояса". Федеральный закон об этом вступил в этом году.

"Зеленый пояс" - это своего рода защитный каркас из насаждений и естественных лесов вокруг городов. Он играет важную экологическую роль, рассказали "Российской газете" в пресс-службе Федерального агентства лесного хозяйства (Рослесхоза).

Такие "зеленые щиты" активно создавались в советские времена. Затем этим вопросом долгое время не занимались. Но проблема восстановления и создания новых поясов назрела давно, об этом много говорили общественники, жители регионов. В итоге появился федеральный закон.

Однако надо учитывать, что изначально концепция, предложенная активистами-общественниками, базировалась на том, что "зеленый щит" - это специальная территория, на которой устанавливается очень комфортный, но ограниченный режим природопользования и площадь которой не может быть уменьшена. С такой позицией были согласны не все эксперты. И в процессе подготовки закон был серьезно доработан.

Удалось убедить общественников и депутатов, что санитарные рубки необходимы. Изначально предлагалось ничего не трогать, и пусть все идет естественным путем

Общественники стояли на том, чтобы запретить в "зеленых поясах" любые рубки, в том числе санитарные. Кроме того, предлагалось запретить прокладку дорог, трубопроводов, линий электропередачи, любое строительство.

"Это была скорее эмоциональная, но слабо проработанная позиция экозащитников-общественников, - отметили в Рослесхозе. - Затем в ходе вдумчивой, планомерной совместной работы с профильными комитетами Госдумы, с Общероссийским народным фронтом, с профильными ведомствами нам удалось выработать устраивающие всех положения закона".

Важно понимать разницу между "зеленым поясом" и особо охраняемыми природными территориями, отмечают в ведомстве. На территории "зеленого щита" могут располагаться объекты, связанные с занятием спортом, здравоохранением и туризмом, также санаторно-курортные, медицинские, рекреационные объекты.

Но здесь нельзя располагать опасные производства, территория не должна быть загрязнена - на ней запрещено размещать отходы высоких классов опасности.

Запрещено "в зеленых поясах" и капитальное строительство - за исключением гидротехнических сооружений, линий связи, линий электропередачи, трубопроводов, автомобильных дорог, железнодорожных линий, других линейных объектов. Из территорий "зеленого щита" будут исключаться месторождения, где добываются полезные ископаемые.

Создание такого экологического каркаса вокруг городов в любом случае должно учитывать параметры стратегического развития территории, ведь и то и другое работает на улучшение качества жизни людей, отмечают в Рослесхозе.

Закон предусматривает возможность изменения границ "зеленого щита", но с обязательным включением туда такой же территории, как та, что в результате убывает. А инициатор вырубки лесов "зеленого пояса" обязан будет обязательно высадить новые деревья.

"Удалось также убедить общественников и коллег из Государственной Думы, что санитарные рубки необходимы. Изначально предлагалось "ничего не трогать, и пусть все происходит естественным путем". Но мы доказали, что это ошибочный подход. Погибшие деревья необходимо убирать, иначе "зеленый щит" очень скоро превратится сначала в сухостой, а затем в пожарище и бурелом - это хорошо видно на примере Московской области, где ликвидируют последствия вспышки массового размножения короеда-типографа", - отметили в Рослесхозе.

По словам представителей ведомства, сначала граждане протестовали против санитарных рубок. Но когда погибшие от вредителя ельники превратились в тысячи гектаров сухостоя и этот сухостой начал гореть, а мертвые деревья - падать на дороги, дачные участки, автомобили и даже на людей, общественность стала настаивать на скорейшем проведении санитарных рубок.

"Городам и их пригородам необходимо развиваться, их нельзя раз и навсегда ограничить неким "зеленым забором". И теперь закон предусматривает возможность изменения границ исключением одних территорий с обязательной компенсацией за счет включения других", - уточнили в Федеральном агентстве лесного хозяйства.

Лес для бизнеса подорожал

В России с этого года выросли платежи за пользование лесом. В перспективе их могут привязать к экспортным ценам.

Коэффициенты к ставкам платы за единицу объема лесных ресурсов и площади находящегося в федеральной собственности лесного участка увеличились с 1,3 до 1,49. Это касается и лесозаготовителей, и тех, кто берет лес в аренду для "промышленного" сбора грибов и ягод.

Индексация будет плановой, в соответствии с изменениями валютных курсов и инфляцией, сказано в постановлении правительства по этой теме.

"Прежние ставки были установлены еще в 2007 году. Однако с тех пор общая ситуация в российской экономике, как и ситуация в заготовке лесных ресурсов, значительно изменилась. Также изменилось и лесное законодательство", - рассказали "Российской газете" в Федеральном агентстве лесного хозяйства (Рослесхозе). И добавили, что из-за поддержки предприятий лесного комплекса в 2009-2014 годы ставки не корректировались".

По мнению специалистов отрасли, в большинстве случаев прежние ставки можно назвать очень низкими и не соответствующими реальным объемам извлекаемой прибыли из заготовки древесины.

Ученые и экологическая общественность давно призывали власти перейти на рыночный подход - "привязать" ставку платы к внутренним и экспортным ценам. Это должно привести к гораздо большей финансовой обеспеченности лесного хозяйства и повысить его вклад в федеральный бюджет.

"С другой стороны, - отметили в пресс-службе ведомства, - в Рослесхозе понимают, что резкое повышение ставок платы может стать тяжелым вызовом для крупного и малого бизнеса в лесном комплексе и связанных с ним отраслях. Поэтому пока отраслевое сообщество еще ищет пути наиболее взвешенного и рационального метода формирования ставок с учетом интересов всех заинтересованных сторон".

Справка "РГ"

Почем в лесу деревья?

Лесные подати взимаются при краткосрочном пользовании участками лесного фонда.

Арендная плата - при долгосрочном, для ведения бизнеса, например, заготовки древесины.

Еще есть плата за перевод лесных земель в нелесные.