Новости

09.01.2017 19:33

Убыточный банкир

Трагедия менеджера в эпоху либеральных реформ
Текст: Михаил Делягин (д.э.н., директор Института проблем глобализации, издатель журнала "Свободная мысль")
Эффективные люди - подлинное зеркало эпохи: они улавливают ее возможности и потребности и реализуют их с наибольшим успехом. Во времена войн они полководцы, во времена модернизации - инженеры и организаторы производств, во времена создания новых рынков - предприниматели.

Но предприниматель предпринимателю рознь: в рамках либерализма, ставящего государство на службу глобальным спекулянтам и против народа, наиболее выгодны деловые схемы, не созидающие, а разрушающие страну.

К сожалению, предприимчивые бизнесмены лишь используют возможности, предоставляемые им либеральными чиновниками, они подчиняются их требованиям, делающим выгодным не развитие экономики, а ее подрыв и ограбление.

Итак, банкир Андрей Вдовин. Еще в семилетнем возрасте он мечтал стать директором банка, в 1988 году, в 17 лет, поступил в Жилсоцбанк экономистом второй категории, в 20 лет стал главным бухгалтером филиала Авиабанка и вскоре возглавил московский филиал банка "Азия-Траст". "В течение года московский филиал перерос по размеру главный офис в десять раз", - как следует из информации с банковского сайта. Когда в 1994 году "Азия-Траст" разорился, Вдовин перенес бизнес своего филиала в небольшой Искол Банк, затем переименованный в Экспобанк: в 23 года он стал его совладельцем.

В 2001 году Экспобанк упоминался в статье одной из центральных газет в деле об отмывании денег. Но в начале 2008 года, урегулировав проблемы и введя Экспобанк в первую сотню банков страны, Вдовин продал его за 745 млн долл. британскому Barclay s. Эта сделка - вторая по успешности за всю историю: цена банка превысила его капитал вчетверо (рекорд, тактично не замечаемый апологетами Вдовина - продажа в 2007 году 95% акций "Абсолют банка" бельгийской KBC Group за 1 млрд евро, - это за 6 капиталов)!

Barclay s, как в свое время писали эксперты, вполне мог потерять на сделке очень крупную сумму, чуть ли не 500 млн долл., то есть более двух третей инвестиций!

Безнаказанность малых нарушений в сфере финансов может обернуться разрушительным крахом крупных банков

Официальная версия такая: "так как англичан не интересовали дорогие депозиты Экспобанка с двузначными ставками, Barclay s предложил бывшим акционерам Экспобанка перенести в другой банк клиентскую базу, в которой на депозитах было 300 млн долл.". Но, проще говоря, это свидетельствует о нерыночных высоких ставках значительной части вкладов.

Еще владея Экспобанком, Вдовин создал банковскую группу, приобретя в 2004 году Азиатско-Тихоокеанский банк (АТБ) и в 2006-м - Национальный банк развития (позже переименованный в М2М Прайвет Банк). В последний и были перенесены депозиты Экспобанка. Со своими партнерами Вдовин был владельцем 25%+1 акции сети супермаркетов "Азбука вкуса" и золотодобывающей компании Petropavlovsk (одним из крупных акционеров которой стал и АТБ).

Как оказалось, эффективный менеджер засветился и в другом: он не любит отдавать долги. Не самое лучшее качество для банкира. В сентябре 2015 года Вдовин взял 204 млн руб. в кредит в Байкал Банке и вскоре перестал его обслуживать. Позднее Байкал Банк сменил собственников, но в августе 2016 года лишился лицензии. Тем не менее 3 ноября суд обязал Вдовина все же вернуть деньги в размере 212,7 млн рублей (кредит, проценты по нему и издержки). Все действия банкира зафиксированы в постановлении Хамовнического районного суда Москвы от 3 ноября 2016 года.

Буквально через неделю появились сообщения СМИ о том, что в М2М Банке появились проблемы с ликвидностью и проведением платежей. Стоит отметить, что в июле 2016 года М2М был куплен Азиатско-Тихоокеанским банком, который входит в топ-50 крупнейших банков России. Позднее выяснилось, что АТБ - крупный, "здоровый" банк, в капитал которого, как писали СМИ, захотела войти государственная Корпорация развития Сахалинской области, активно "спасал" свою дочку - М2М с помощью межбанковских кредитов. Такие сделки можно видеть по внутренней отчетности банка: их замечает Центробанк. Только публично впервые об этом заговорило международное рейтинговое агентство Fitch, которое понизило рейтинг АТБ до преддефолтного уровня именно из-за сделок с М2М. Рейтинговое агентство оценило риски АТБ в 10 млрд руб. при капитале в 13 млрд.

Как показала практика, Fitch не ошибся: 9 декабря 2016 года Банк России объявил, что отзывает лицензию у М2М. Ситуация похожа на патовую: у владельца двух банков - Андрея Вдовина, один банк здоровый (АТБ) с далеко идущими планами по развитию, у второго отозвали лицензию. И оба банка связаны межбанковским кредитованием. В своем официальном пресс-релизе Банк России сообщил, что АТБ так активно кредитовал М2М, что регулятору пришлось даже запретить АТБ помогать своей "дочке".

В конце декабря через СМИ Вдовин заявил, что АТБ временно перестает кредитовать юрлиц, и подтвердил, что долг М2М перед АТБ по межбанковским кредитам составляет 6,5 млрд руб., а не 2,5 млрд, на которых ранее настаивал последний.

На М2М проблемы Вдовина не заканчиваются: как стало известно СМИ, 12 декабря структуры Романа Абрамовича и Александра Абрамова через кипрский суд потребовали вернуть 150 млн долл. в счет кредита, который он брал когда-то на покупку пакета "Азбуки вкуса". За последний год Вдовин уже получает второй судебный иск по неуплате долгов.

История, конечно, далеко не закончена. Во-первых, неясно, сохранится ли АТБ. Во-вторых, очень важно, что пока не прозвучало мнение регулятора. Нельзя, кроме того, исключить, что вслед за многими банкирами, оставившими за собой руины, Вдовин сбежит в Лондон, где давно оборудован "запасной аэродром".

Да, претензии есть, в том числе и к регуляторам, которые позволяют недобросовестным банкирам покидать страну после вывода активов. Проблема давно уже навязла в зубах. Но Вдовин до сих пор является владельцем банка из топ-50. Это удивляет.

Хотя понятно, что такие банкиры возникают благодаря правовым прорехам системы, которая, видимо, нуждается в серьезном совершенствовании. Ведь безнаказанность малых нарушений порой может обернуться разрушительным крахом крупных банков.