Новости

09.01.2017 21:20
Рубрика: В мире

Факты стали помехой

Кто и почему препятствует публикации материалов голландских репортеров о крушении МН17 на Донбассе
Задержание в аэропорту Амстердама голландских репортеров Мишеля Спеккерса и Стефана Бека, вернувшихся с Донбасса, стало нонсенсом для них самих и журналистского сообщества Нидерландов. Оба репортера бывали в "горячих точках" и привыкли преодолевать самые разные трудности. Но этот раз стремление рассказать аудитории правду о расследовании крушения малайзийского Boeing на Донбассе наткнулось на препятствие нового характера - нежелание взглянуть в глаза фактам.

Из поездки на Донбасс и ее цели Бек и Спеккерс не делали тайны, они заранее уведомили МИД Нидерландов о своих планах, а во время командировки регулярно выкладывали посты в соцсети, где кратко рассказывали о том, что видели и с кем говорили.

Фрагмент пассажирского салона малайзийского Boeing, который голландские журналисты привезли с места крушения лайнера. Фото: Facebook.com / Michel Spekkers

Самое сильное впечатление на журналистов произвело место крушения МН17. "Хотя я не был с Мишелем в "День МН17" (когда репортер Спеккерс отправился на место крушения. - Прим. "РГ"), я глубоко уважаю Спеккерса за то, что он забрал с собой часть обломка МН17, - написал потом Бек. - На месте крушения много объектов, которые никогда не собирали - не только скрытые, но и лежащие на поверхности под навесом. Другие заявления голландской прокуратуры также некорректны: прокуратура утверждает, что область, где находятся обломки, слишком опасна, чтобы проводить расследование. Однако во время моего пребывания в регионе, я этого не заметил. Утверждения о том, что область не может быть обследована на близком расстоянии, по крайней мере на данный момент, ложны. Иными словами, заявления прокуратуры дают мне основания сомневаться в их объективности".

Больше недели Спеккерс и Бек собирали эксклюзивные материалы с места крушения МН17, делали интервью с жителями Донецка и Луганска, которые уже несколько лет живут в зоне конфликта, записывали видеорепортажи. Когда же журналисты порознь вернулись в Нидерланды, то уже в аэропорту Схипхол, до пограничного контроля, их остановили правоохранительные органы для дополнительной проверки.

О том, что произошло после этого, "РГ" рассказал Мишель Спеккерс.

Как произошло задержание в аэропорту Схипхол?

Мишель Спеккерс: Из СМИ полиция узнала о том, что я нашел на месте крушения МН17 некоторые материалы. И до возвращения в Нидерланды я заключил соглашение с полицией о том, что добровольно передам все свои находки по прибытии в Нидерланды. И они с этим согласились. Но на месте они также потребовали всю собранную мною информацию, вместе с носителями - компьютерами, телефонами, камерами, - чтобы получить все материалы, собранные на месте крушения, а также данные об источниках информации. И мне сообщили, что хотят забрать все мои вещи.

Стефан Бек (на фото) и Мишель Спеккерс прошли немало "горячих точек" и не ожидали, что будут задержаны после командировки на Донбасс. Фото: Facebook.com / Stefan Beck

Как полиция объяснила эти действия?

Спеккерс: Полиция объяснила СМИ, что то, что я сделал - собрал и провез предметы с места крушения МН17, - незаконно. Но они не объяснили, почему это незаконно. Они только сказали: это нелегально, это запрещено. Но когда я попросил их указать статью закона, в которой это было прописано, они мне не ответили. И до сих пор ничего не сказали по этому поводу.

Голландские СМИ представляют аудитории точку зрения на крушение MH17, отличающуюся от реальности

Почему конфисковали все?

Спеккерс: Я полагаю, это решение (о досмотре и конфискации. - Прим. "РГ") было принято после того, как я написал в "Твиттере" о некоторых находках. В том числе о возможных человеческих останках. Я был глубоко удивлен, что они по-прежнему находятся там спустя 2,5 года после крушения, поэтому я написал, что взял кое-что с собой в Нидерланды. Сделал это целенаправленно, чтобы привлечь внимание к проблеме, потому что в Голландии до сих пор это очень чувствительная тема, о которой непросто говорить. Из нескольких найденных на месте крушения костей я взял одну, чтобы выяснить, является ли это останками человека: я же не судмедэксперт - и не могу это определить. Но если это так, то необходимо провести расследование в этом месте. Это и были причины, по которым я забрал останки: отдать на изучение экспертам и оказать давление на следствие. Честно говоря, мне сложно предположить, почему они забрали и мои личные вещи - электронные носители - диктофон, телефоны, карты памяти. Я же добровольно передал им предметы с места катастрофы. Не могу представить, что они могли со всем этим делать.

Рассказ о поездке на Донбасс вызвал противоречивую реакцию в голландских СМИ.

Спеккерс: В местных медиа идут две отдельные дискуссии по поводу этой поездки на Донбасс. Первая связана с тем, что некоторым не нравится то, как я рассказал о месте крушения. Они полагают, что мне следовало лучше и аккуратнее подбирать слова. Но я рассказал правду о том, как все выглядит в действительности.

Вторая дискуссия связана с тем, что полиция заявила, что я не передал им предметы, найденные на месте крушения. Но это ложь. Я передал все, что обещал, но не хотел отдавать информацию с личных электронных носителей. Это важно, потому что в Голландии существует иная точка зрения о происходящем в Донецке и Луганске. Ведущие голландские СМИ представляют аудитории точку зрения, отличающуюся от реальности.

Стефан Бек и Мишель Спеккерс (на фото) прошли немало "горячих точек" и не ожидали, что будут задержаны после командировки на Донбасс. Фото: Facebook.com / Michel Spekkers

Есть ли надежда вернуть собранные на Донбассе материалы и опубликовать?

Спеккерс: В голландских законах не прописано, что я не могу получить материалы обратно, поэтому я надеюсь, что мне все вернут. Но, конечно, до конца быть уверенным здесь нельзя. Мы намерены защищать наши права. Нам удалось через Голландский союз журналистов добиться судебного запрета на доступ к собранной информации. Это означает, что полиция не имеет права трогать материалы или изучать их без спецразрешения. Но тем не менее до этого у них было несколько часов, когда доступ к собранным материалам был открыт. И неизвестно, что происходило в эти несколько часов.

Справка "РГ"

Boeing-777 "Малайзийских авиалиний", выполнявший рейс МН17 из Амстердама в Куала-Лумпур, потерпел крушение в Донецкой области 17 июля 2014 года. Никому из 298 человек, находившихся на борту, не удалось выжить.

Голландский журналист рассказал "РГ" о задержании в Нидерландах

Правоохранительные органы Нидерландов не смогли объяснить причину конфискации журналистских материалов о трагедии малазийского Boeing MH17 на Донбассе. Об этом "РГ" рассказал один из задержанных полицией в аэропорте Амстердама репортеров Мишель Спеккерс, вернувшийся из Донбасса.

"Полиция объяснила СМИ, что то, что я сделал (собрал и провез предметы с места крушения МН17), незаконно. Но они не объяснили, почему это незаконно, - пояснил "РГ" Мишель Спеккерс. -  Они только сказали: это незаконно, это запрещено. Но когда я попросил их указать статью закона, в которой это было прописано, они мне не ответили. И до сих пор ничего не сказали по этому поводу".

Голландский журналист рассказал, что намерен защищать свои права и настаивать на возвращении собранных на Донбассе материалов. "Мы намерены защищать наши права, - отметил Спеккерс. - Вчера вечером нам удалось через Голландский союз журналистов добиться судебного запрета на доступ к собранной нами информации. Это означает, что полиция не имеет права трогать материалы или изучать их без специального разрешения. Но тем не менее до этого у них было несколько часов, когда доступ к собранным материалам был открыт. И неизвестно, что происходило в эти несколько часов".

Напомним, что голландские журналисты Мишель Спеккерс и Стефан Бек провели около недели в Донбассе, собирая материалы о расследовании катастрофы МН17, в частности, они обнаружили обломки самолета, которые до сих пор не были собраны следствием. Однако после прилета в Амстердам голландские правоохранительные органы конфисковали у журналистов все собранные материалы.

Между тем главный редактор Международного агентства новостей DONi Янус Путконен, который сопровождал голландских журналистов в ходе их командировки в Донбасс, рассказал корреспонденту "РГ" о том, какой именно уникальный материал об обстоятельствах крушения малайзийского пассажирского самолета им удалось собрать под Донецком:

- Журналисты Стефан Бек и Мишель Спеккерс провели в Донбассе почти неделю. Они заранее в установленном порядке получили все необходимые аккредитации для работы на территории самопровозглашенных ЛНР и ДНР в качестве журналистов.

Бек и Спеккерс являются известными в Европе репортерами. Ими подготовлено впечатляющее количество репортажей и аналитических программ. Отмечу, что оба голландца владеют русским языком. В Донбассе они практически не нуждались в помощи и действовали самостоятельно: сами устанавливали контакты с нужными им людьми, свободно перемещались по региону и общались со своими собеседниками без переводчика.

В ходе командировки в ДНР и ЛНР голландцев сопровождал также британский журналист Грем Филлипс, с которым они хорошо знакомы и которому доверяют.

Бека и Спеккерса в Донбассе никто не контролировал и не требовал от них отчетности. Мне известно, что с самого начала командировки они ставили перед собой задачу побывать на месте крушения лайнера малайзийских авиалиний, пообщаться с очевидцами катастрофы, а также с теми, кто работал на месте трагедии. Их интерес вполне понятен: произошедшее 17 июля 2014 года под Донецком крушение самолета, на борту которого было большинство голландцев, продолжает будоражить общество Нидерландов. Расследование причин трагедии до сих пор не завершено, и люди мало что о нем знают.

Бек и Спеккерс хотели рассказать обществу новые подробности и специально поехали для этого в Донбасс. Они встретились со всеми людьми, с которыми планировали поговорить. При том в большей степени они общались не с официальными лицами, а с очевидцами и спасателями, работавшими на месте крушения лайнера. То есть с теми, кто своими руками прикасался к обломкам самолета и своими глазами видел тела погибших пассажиров.

Я также дал голландцам интервью по теме крушения лайнера. Я рассказал им об информационной войне Запада, а также нечистоплотном и непорядочном освещении европейскими СМИ обстоятельств трагедии, произошедшей с малайзийским самолетом под Донецком. Журналисты задавали острые вопросы. Их интересовало, что думают жители Донбасса о ходе расследования причин крушения лайнера. Они собрали внушительный объем фото-и видеоматериала, а также аналитической информации и интервью. Что именно содержалось в этих материалах, мне точно не известно. Мы не контролируем работу журналистов. Мы лишь оказываем им помощь и содействие в выполнении их профессиональных обязанностей.

Голландцы перед отлетом домой выглядели весьма довольными проделанной в ходе командировки работой и со всем багажом благополучно покинули Донбасс.

Нас всех в Донецке шокировала новость о том, что власти Нидерландов задержали Бека и Спеккерса и отняли у них все видеозаписи, а также другой журналистский материал.

В мире Европа Нидерланды В мире экс-СССР Украина Крушение Boeing под Донецком