Новости

14.01.2017 11:00
Рубрика: "Родина"

Математик Анатолий Китов: Обогнать США, не догоняя!

Почему гениальный проект пионера электронно-вычислительной техники смертельно напугал советскую власть
Весна 1954 года. В переполненном актовом зале МГУ начинается заседание Московского математического общества (ММО). Первое слово предоставлено решительному человеку в военной форме. К изумлению ученых, человек с погонами подполковника непринужденно переходит от абстрактных философских проблем на язык математики, от математических формул - к вопросам высшей нервной деятельности.
Галина и Анатолий Китовы. 1947 год. Фото: фото из фондов Политехнического музея Галина и Анатолий Китовы. 1947 год. Фото: фото из фондов Политехнического музея
Галина и Анатолий Китовы. 1947 год. Фото: фото из фондов Политехнического музея

Докладчика зовут Анатолий Иванович Китов. Он начальник отдела ЭВМ при Артиллерийской академии имени Дзержинского. А его блестящий доклад, отложившийся в памяти современников, посвящен разделенной любви Анатолия Китова: "буржуазной, реакционной лженауке" кибернетике.


Десятилетний репетитор

"Первопроходцев можно узнать по стрелам, торчащим у них из спины", - это про Китова.

Его биограф В. А. Долгов рассказывает такой случай: "В пятом классе на уроке литературы Толя написал сочинение "Розовая сказка", в котором описывал свой сон. В нем он как бы шел по центральной улице Ташкента. В магазинах было полно всяческих продуктов: румяные калачи, жирные окорока и индейки, всевозможные колбасы и сыры, большое разнообразие красивой одежды, обуви и т.д. Издевательская тональность сочинения на фоне реальной пустоты тогдашних магазинных полок была очевидной. Учителя тут же сообщили об этом сочинении "куда следует", и в школе незамедлительно появились два "строгих мужчины в штатском". Сотрудники НКВД несколько раз беседовали с Анатолием. Основной целью расспросов было выяснить, кто стоит за спиной юного сочинителя. Им не могло прийти в голову, что тонкий ироничный памфлет мог сочинить столь юный ученик...".

С десяти лет он занимался репетиторством, пополняя скудный бюджет семьи. В 1939 году, с блеском закончив школу, поступил в Среднеазиатский госуниверситет на физико-математическое отделение. Но когда в 1943 году умер отец, взял на себя роль главы семьи и остался верен этой роли до последних дней. Первое, что сообщил будущей жене Галине Голубчанской: половину аттестата буду отсылать домой, в Ташкент, на содержание матери с малолетними братьями и сестрой, и это не обсуждается...

Он уже тогда предпочитал настойчивость и натиск колебаниям, сомнениям, осторожности. И утвердился в этом, пройдя по дорогам войны.


Фронтовой семестр

Курсант Анатолий Китов. 1940 год.В конце июня 1941 года Анатолий Китов был досрочно произведен в младшие лейтенанты и направлен на Южный фронт в войска ПВО. Сначала командиром прожекторного взвода, затем - командиром зенитной батареи. Летом 1942 года при защите железнодорожного моста через Северский Донец у города Белая Калитва был тяжело ранен...

Вспоминать о войне он не любил. Биограф пишет: "...уже в мирное время Анатолий старался не присутствовать при изготовлении шашлыков и других изделий из сырого мяса, на которое он просто не мог смотреть - слишком много окровавленных искалеченных человеческих тел ему пришлось повидать во время войны". Но даже там, прямо на боевых позициях, о чем вспоминали его фронтовые друзья, Китов продолжал заниматься математикой и физикой.

В его фронтовой характеристике записано: в 1943 году предложил новый метод зенитной стрельбы по самолетам врага.

Надо ли говорить, что Китов рвался в бой и после окончания войны. И так же не щадил себя на передовой науки. Артиллерийскую академию он закончил с золотой медалью - причем учился с каким-то особым, даже демонстративным блеском. Традицией для него стало просить о сдаче экзамена сразу после окончания последней лекции в семестре. Однажды Китова даже вызвали на коллегию Минобороны с просьбой поделиться секретом: как удается столь прекрасно учиться. По специальному разрешению начальника Академии он дополнительно посещал лекции на мехмате МГУ.

В 1952 году Анатолий Китов защитил кандидатскую диссертацию "Программирование задач внешней баллистики ракет дальнего действия". И больше никогда к артиллерии не возвращался: умы уже будоражила короткая и загадочная аббревиатура ЭВМ, электронно-вычислительные машины, за которыми, как понимал Китов, будущее. Но ему и этого было мало: молодой ученый-фронтовик включился в борьбу за реабилитацию кибернетики.

В "Кратком философском словаре" за 1954 год она все еще именовалась "реакционной лженаукой".


Бой за кибернетику

Ознакомившись в спецхране со знаменитой работой Норберта Винера "Кибернетика" (официально она была переведена лишь в 1958 году), Китов пишет статью "Основные черты кибернетики". И в 1953 году, уже после смерти Сталина, представляет ее в идеологический отдел ЦК КПСС. Там предлагают осторожно "обкатать" революционные идеи в научно-технических аудиториях. Но осторожность и Китов несовместимы!

Каждое выступление - как бой. Каждая дискуссия - как штурм осажденной крепости. И партийные идеологи сдались: в апрельском номере журнала "Вопросы философии" за 1955 год вышла статья "Основные черты кибернетики"1 - сокращенный почти вдвое вариант статьи Китова. Но и это было победой. А неистовый Китов в том же году сдает в издательство "Советское радио" рукопись книги "Электронные цифровые машины"2 - первую в СССР общедоступную книгу по ЭВМ и программированию.

Это о ней с огромным пиететом высказался профессор Мичиганского университета Дж. Карр: "По-видимому, наиболее полное изложение вопросов программирования для электронных цифровых вычислительных машин, содержащее подробные примеры и анализ как ручного, так и автоматического программирования, дается в книге А. Китова".

А у Китова в 1958 году во всесоюзном обществе "Знание" выходит популярная брошюра об ЭВМ для массового читателя. Но для тех, кто понимает, брошюра произвела эффект разорвавшейся бомбы. Автор выдвигает очередную новаторскую идею: связать все вычислительные машины страны в единую сеть.

Компьютерные сети на Западе тогда даже не проектировались, а первая сеть в США заработала лишь в 1965 году...

Уже только всего перечисленного выше хватило бы любому ученому, чтобы до конца своих дней почивать на лаврах, воспитывать учеников, писать мемуары.

Но самый крутой - и трагический - поворот в жизни Анатолия Китова был еще впереди.


Первое письмо Хрущеву

В январе 1959 года он передает в ЦК КПСС документ (известный как "Первое письмо А. И. Китова Н. С. Хрущеву") с кардинальными предложениями по развитию вычислительной техники в стране. К письму прилагает брошюру с еще более радикальной идеей - создать Единую государственную сеть вычислительных центров (ЕГСВЦ). Иными словами - общегосударственную автоматизированную систему управления национальной экономикой.

Впервые в СССР. Впервые в мире.

"В дальнейшем отдельные вычислительные центры должны быть связаны в единую систему автоматической информационной и вычислительной службы, которая будет обеспечивать нужды всех учреждений и организаций в необходимой научной, технической, экономической и другой информации и выполнение вычислительных работ.

[...] Наличие единой сети информационных и вычислительных машин позволит также быстро и оперативно собирать и обрабатывать необходимые статистические сведения о состоянии отдельных предприятий, наличии материалов, денежных средств, рабочей силы и т. д. и оперативно использовать результаты обработки для планирования и руководства хозяйством...".

Страна готовилась к ХХI съезду партии, который даст старт первой (и последней) семилетке и выдвинет лозунг "догнать и перегнать наиболее развитые капиталистические страны по производству продукции на душу населения". Скорее всего, именно поэтому письмо Китова попало в "струю". В мае ЦК КПСС и Совет министров СССР приняли постановление об ускоренном создании новых ЭВМ и широком их использовании в народном хозяйстве. В июне вопросы развития вычислительной техники были подняты на пленуме ЦК.

Но ключевую идею Китова - создание ЕГСВЦ - словно и не услышали.

А он, конечно, не промолчал.

Фронтовой конспект А.И. Китова по высшей математике. 1944 год.


Второе письмо Хрущеву

Профессор И. Б. Погожев вспоминает, что характерной чертой Анатолия Ивановича было "полное отсутствие чинопочитания и чинобоязни при обращении к высокому начальству. Он говорил начальству правду, в которой сам был убежден, столь же определенно и откровенно, как и всем своим друзьям".

Осенью 1959 года Китов пишет второе письмо Хрущеву. И к этому письму прилагает уже не брошюру, а 200-страничный проект "Пути автоматизации управления в вооруженных силах и в народном хозяйстве". Автор придумал, как существенно сократить расходы при создании общегосударственной системы управления. Проект содержит детализированный план создания ЕГСВЦ двойного назначения - гражданского и военного, что, по мысли Китова, существенно сократит затраты.

Проект ЕГСВЦ - вероятно, единственная реалистичная программа за все время существования СССР, которая показывала, как можно "обогнать, не догоняя" (формулировка из письма А. И. Китова: "Реализация данного проекта позволит обогнать США в области разработки и использования ЭВМ, не догоняя их"). И этот глобальный проект наверняка мог стать одним из самых масштабных за все время существования советской власти. Академик Виктор Михайлович Глушков, в дальнейшем перехвативший эстафету из рук Китова, честно говорил: общие затраты на воплощение такого проекта должны превысить затраты на атомную и космическую программы вместе взятые.

Проект будет известен как "Красная книга". Но на руководителей Китова книга подействовала, как мулета тореадора на быка.


"Уволить... исключить..."

Черновик статьи о кибернетике

Сегодня мы видим: Китов по сути предлагал принципиальную перестройку управления в масштабах государства, причем реально осуществимую именно в условиях плановой экономики. Характерно, что когда до американцев дошли сведения о проекте, они сразу поверили в его осуществимость (такой вывод был сформулирован в докладе Президенту США секретной комиссией под руководством одного из его помощников). И всерьез обеспокоились тем, что это могло бы значительно укрепить экономическую мощь СССР.

Тем не менее, проект Китова не попытались даже начать. И вовсе не потому, что он был затратен. Административная система мгновенно поняла, что компьютеру нельзя влепить выговор по партийной линии и разъяснить "требования текущей линии партии". А это означает устранение от властных рычагов. Представление об уровне полемики дает свидетельство самого Китова о разговоре с тогда еще не генеральным, а просто секретарем ЦК КПСС Л. И. Брежневым (по воспоминаниям профессора П. А. Музычкина):

Брежнев: - Вот вы предлагаете то-то и то-то. Но у нас несколько другой подход. Если возникают проблемы, мы собираем передовых рабочих, колхозников. Обсуждаем с ними все, советуемся и принимаем решения.
Китов: - Леонид Ильич, а если вы заболеете, вы тоже позовете рабочих и колхозников советоваться, или все же обратитесь к специалистам, которые знают, как лечить?

Но куда больше проект Китова, начинавшийся с жесткой критики минобороны за медлительность при внедрении ЭВМ, задел военную элиту. В 1960 году Анатолий Иванович был исключен из КПСС и уволен без права занимать руководящие должности в системе Министерства обороны...


Диссертация на досуге

Удивительно: катастрофа, которая сломила бы любого, ничуть не сказалась на активности и работоспособности Китова. Наутро после исключения из партии семья обнаружила своего главу сидящим за письменным столом и чиркающим очередную статью. Он продолжал писать во многие издания, готовил доклады для конференций, занялся разработкой того, что на современном языке называется "операционная система". В 1963 году наконец-то выкроил время для защиты докторской диссертации ("Применение ЭВМ для решения задач противовоздушной обороны"), изумив даже близко знавших его людей - кто мог предположить, что гениальный ученый все еще не доктор наук?!

Он скончался в 2005 году, пережив свою любимую жену Галину на несколько месяцев.

Несколько лет назад в Российском экономическом университете им. Плеханова, где Анатолий Иванович работал последние десятилетия своей жизни, открылась именная аудитория им. А. И. Китова.

Электронно-вычислительная машина "Стрела". 1956 год. / РИА Новости

ВЗГЛЯД КОЛЛЕГ

Но хотел быть только первым...

"Эпитеты "первый" и "впервые" органично и неразрывно связаны со всеми этапами научного пути этого выдающегося ученого".

Президент Российской экономической академии имени Г.В. Плеханова, профессор В.И. Видяпин

"...первопроходец в развитии теории электронных вычислительных машин (ЭВМ) и их использовании в различных сферах человеческой деятельности".

Г.И. Марчук, президент Академии наук СССР с 1986 по 1991 гг.

"Анатолий Иванович Китов был истинным пионером кибернетики в нашей стране".

Академик РАН Ю.И. Журавлев

"А.И. Китов - признанный пионер кибернетики".

Академик АН СССР В.М. Глушков

"А.И. Китов является одной из самых ярких звезд отечественной кибернетики и вычислительной техники, внесших наиболее существенный и разносторонний вклад в становление отечественного "вычислительного дела"".

Академик РАН В.К. Левин

КОСМИЧЕСКИЙ СЛЕД

Зато мы делали ракеты

В мае 1954 года созданный Анатолием Ивановичем Китовым отдел вычислительных машин Академии артиллерийских наук МО СССР был преобразован в отдельную организацию - первый в СССР вычислительный центр (ВЦ N1)4. Что такое ЭВМ, тогда понимали считанные единицы. Потому одной из первостепенных задач для Китова стал подбор личного состава. По его приглашению в центр пришли лучшие математики того времени, в том числе члены-корреспонденты АН СССР Лазарь Аронович Люстерник и один из первых отечественных теоретиков программирования Алексей Андреевич Ляпунов. И уже они обучали выпускников военных и гражданских вузов, которых набирали по всей стране.

Во второй половине пятидесятых годов ВЦ N1 под руководством Китова было суждено сыграть выдающуюся роль в развитии советской ракетной отрасли и космонавтики. Завеса секретности до сих пор не позволяет со всей полнотой описать важнейшую роль, которую играл центр при решении ракетно-космических задач. Известно, что именно здесь были проведены основные расчеты для пуска первых межконтинентальных баллистических ракет дальнего действия и запуска искусственных спутников Земли, а в дальнейшем - программ пилотируемых космических полетов и полетов космических станций к планетам Солнечной системы.


P.S. В 1985 году А.И. Китов предпринял попытку возобновить проект общегосударственной информационной сети, написав письмо на имя М.С. Горбачева3. Ему ответили, что "у политбюро ЦК КПСС есть другие функции, а не занятие автоматизацией управления народным хозяйством".


1.  Академик Соболев С.Л., Китов А.И., Ляпунов А.А. Основные черты кибернетики //Вопросы философии. 1955. N 4, август, С. 136-148.
2.  Китов А.И. Электронные цифровые машины. М.: Советское радио, 1956. 358 с.
3.  Кутейников А.В., Шилов В.В. Последняя попытка реанимировать проект Общегосударственной автоматизированной системы управления советской экономикой (ОГАС). Письмо А.И. Китова М.С. Горбачеву, 1985 г. - ВИЕТ. 2013. N 2, с. 100 - 109.
4.  В 1961 году ВЦ-1 МО СССР (в/ч N 01168) получил название 27 ЦНИИ МО РФ.

Почему у нас была лучшая в мире математика?

Никому не надо доказывать, что советская математика занимала одно из ведущих мест в мире. Это давно аксиома. Во многом благодаря достижениям советских математиков удалось в короткие сроки совершить индустриализацию страны, поразить весь мир прорывами в космонавтике, создать ядерный щит и т.д. А недавно подтверждение высочайшего уровня нашей математики пришло из-за океана. В США появилась статья американских экономистов, которая называется "300 русских математиков изменили лицо американской математики".

По свидетельству самих американцев, в крупных институтах и научных центрах звучит русская речь. Там работают и преподают те, кто уехал из России в лихие 90-е годы.

- Вы не представляете, какие потери мы тогда понесли, - сказал "Родине" выдающийся российский математик, академик Людвиг Фаддеев. - Я был директором Института математики имени Стеклова, где к концу 80х годов собрался такой коллектив, которого, я думаю, не было нигде в мире. На 110 сотрудников - 70 докторов наук, большинство - в возрасте 30-40 лет. Так вот 40 из них уехали, а 15 моих учеников сейчас профессора лучших научных центров Европы и Америки.

Конечно, советские математики стояли на плечах гигантов. Отечественная математическая школа возникла в первой трети XIX века. Учеными мирового уровня были Михаил Остроградский, Владимир Буняковский, Николай Лобачевский, Пафнутий Чебышев, Граве, Марков, Крылов, Ляпунов, Смирнов, Стеклов, Островский, Безиков, Салтыков, Успенский, Егоров, Лузин, Чаплыгин. А исследования по теории вероятности вообще называли "русской наукой". Особое место в ряду наших выдающихся ученых занимает Николай Лобачевский, создавший новую неэвклидову геометрию.

Надо отдать должное большевикам. В переломное для страны время они поддержали науку, а главное - не стали ломать основные принципы и методы, заложенные старой школой. Новая власть прекрасно понимала, что без математики не будет ни индустриализации, ни оборонки. Профессия ученого стала одной из самых престижных. Естественно, в науку пошла молодежь. Академик Фаддеев подчеркивает чисто "советский аспект": многие молодые таланты шли именно в математику, так как в ней не было никакой идеологии. И она - очень честная наука.

Доказал - значит, это почти абсолютная истина!

Бисмарк утверждал, что войну выигрывают учителя. Успех российской математики закладывался в системе обучения. "Колумбийский университет нам заказал и опубликовал огромную книгу о нашей системе обучения математике, - рассказывает главный редактор журнала "Математика в школе" Евгений Бунимович. - Особо американцев интересовало, как мы работаем с одаренными детьми, а также наши олимпиады, признанные во всем мире".

Кстати, первые олимпиады в СССР были именно математические, их начали проводить еще до войны. Это были не просто соревнования талантов. Олимпиада - лишь верхняя часть математического айсберга. А под водой - целая сеть математических кружков. Именно здесь отбирались и огранивались таланты, будущие победители олимпиад.

По словам Бунимовича, кружки держались на сотнях и даже тысячах энтузиастов, ученых, студентов, аспирантов, которые вкладывали душу в работу с детьми.

- Особо хочу сказать про Николая Николаевича Константинова, - вспоминает Бунимович. - Не знаю, какие у него регалии, но именно на нем держалась и держится вся сеть московских кружков. Сюда мог прийти любой школьник и пройти через фильтр. Мы садились в огромной аудитории, решали какую-то необычную задачу не на знания синусов и логарифмов, а исключительно на сообразительность. Если справлялся, тебя переводили на более высокий уровень, нет, мог заниматься на нижнем. И эта простая очень демократичная система хорошо работала. Хотя я написал несколько учебников по математике, преподавал более 30 лет одаренным детям, но ту первую свою задачу помню до сих пор.

В стране по инициативе выдающегося ученого, академика Андрея Колмогорова была создана система физматшкол, где преподавали лучшие ученые. Их выпускники признают, что эти два года были определяющими в их жизни, по сути, сформировали как личность. Блестящими были не только уроки математики, но и истории, литературы, иностранного языка. Ничего подобного в те годы не было нигде в мире.

Важно подчеркнуть, что эти центры выискивали умников со всей страны. Таким магнитом и фильтром была Всесоюзная заочная математическая школа. Она позволяла уравнять шансы ребят из столиц и маленького городка. Лучших "заочников" приглашали учиться в крупные города, многие потом стали студентами ведущих вузов страны - МГУ, МИФИ, МФТИ и т.д.

Понятно, что сейчас ситуация с математикой в стране сложная, как впрочем и с любой другой наукой. Но, тем не менее, наши молодые математики в последнее время довольно успешно выступают на международных олимпиадах, занимают призовые места, уступая, правда, сверстникам из Китая, Кореи, Японии.

Российские школьники - победители 57-й Международной олимпиады по математике в Гонконге. 2016 год.