Новости

25.01.2017 17:57
Рубрика: Культура

Телефонная трубка с попугаем

Дали и Гойя беседуют в ГМИИ им. А.С.Пушкина
Камерная выставка "Капричос. Гойя и Дали", что открылась в ГМИИ им. А.С.Пушкина, объединила офорты Гойи из серии "Капричос" (1793-1799) из собственного собрания музея и гравюры Сальвадора Дали, созданные им на основе этой знаменитой серии в 1973-1977 годах, из коллекции Бориса Фридмана.

Кураторы проекта Борис Фридман и Полина Козлова (ГМИИ им. А.С.Пушкина), представив по 41 гравюре из каждой серии (они состоят изначально из 80 листов), позаботились также о новом переводе кратких комментариев Гойи и названий работ. Перевод, к слову, выполнила замечательный испанист и переводчик Наталья Малиновская, известная, в частности, переводами стихов и манифестов Сальвадора Дали.

Встреча двух знаменитых испанцев в музейном зале представляет интерес отнюдь не только академический. При этом благодаря не столько сюрреалисту ХХ века, сколько - благодаря экспрессии Гойи и созвучию его офортов с веком нынешним.

Очевидно, обращение Дали к "Капричос" Гойи не похоже ни на поединок, ни на диалог. Если в XIX веке романтик Гофман мог заметить, что "хотел бы работать в манере Калло", художника XVII века, то у эгоцентрика Дали даже и мысль подобная вряд ли могла явиться. Он работал в одной манере - собственной, присваивая и переосмысляя фантазийные образы предшественника. Он не заботится специально о том, чтобы "осовременить" "капричос" XVIII века, хотя не прочь добавить то телефонную трубку с проводами, ведущими к оратору-попугаю, то отсылку к фильму своего друга Бунюэля "Андалузский пес"… Но в общем, актуализация явно не его задача. Он охотно играет в свою любимую игру, сдвигая акценты, превращая фон в фигуры, будь то крылатый сфинкс или остроносый профиль с каплями соплей, превращающий гротескную свадебную процессию в аппетитное блюдо ("Какая жертва!" трансформируется у Дали в "Какие вишенки")… Естественно, он не скупится на добавление немалой толики эротики, вытаскивая из подсознания с ловкостью фокусника образы, знакомые зрителям по многим его работам.

Но настоящее наслаждение доставляет Дали, по-видимому, возможность метаморфоз, которые перекидывают мостик от Гойи к Веласкесу, скажем… Одни из самых трагичных офортов Гойи "Из той пыли…" и "Ничего нельзя было поделать", которые рисуют картину приготовления к аутодафе от святейшей инквизиции - с публичным чтением приговора и покаянием несчастной, обвиненной в ереси, в интерпретации Дали начинает походить на "Сдачу Бреды" ("Копья") Веласкеса… А насмешка Гойи над местным Плюшкиным, вцепившимся в кошелек, превратится в торг арт-дилеров с коллекционером… При этом ловкачи взывают к авторитету …самого Дали: "Сказал же Дали, что Сезанн и в подметки не годится Милле".

При этом "присвоение" "Капричос" Гойи Сальвадором Дали, похоже, далеко от знаменитого жеста Дюшана, превратившего Мону Лизу в "женщину с бородой" и усами. Вместо стихии дадаизма у Дали - почти с математической точностью выстроенная система. Эту рациональность подчеркивает и техника исполнения. "Вернув" рельефный оттиск бумажного офорта Гойи на медную или цинковую пластину, Дали работает уже как гравер, добавляя нужные ему детали, а затем еще на отпечатках добавляет цвет. Нет, он не Дюшан, не Уорхол, он Дали…

Понятно, что гравюры Дали не имеет смысла рассматривать как "проводники" к творчеству Гойи. Дали не ведет к Гойе, а скорее уводит от художника, чья серия "Капричос", задуманная как во жесткая социальная сатира на современную ему Испанию, имела многострадальную судьбу. "Собрание эстампов на фантазийные сюжеты" появилось в продаже в 1799 году (как сообщала газета "Диарио де Мадрид" от 6 февраля 1799 - в парфюмерной лавке, по цене 320 реалов за серию из 80 эстампов). Но продавалась она только четыре дня - против художника выступила инквизиция. Из 240 отпечатков успели продать только 27. Гойю спасло заступничество короля и положение придворного художника. К тому же он сделал мудрый дипломатический шаг - преподнес и листы, и доски в дар королю, снабдив их своими пояснениями. А поскольку сам художник в 1824 году уехал во Францию, то XIX знал его "Капричос" в основном по французским отпечаткам.

Чрезвычайно интересно было бы узнать на выставке, как "Капричос" Гойи воспринимались, например, в России. Для сравнения можно вспомнить изящную выставку 2015 года в фонде In Artibus "Я хотел бы работать в манере Калло", которая зарифмовала гравюры Жака Калло с немецкими романтиками, прежде всего Гофманом, и нашими обэриутами…

Сопоставление этих двух выставок напрашивается хотя бы потому, что для Гойи опыт "Капричос" Калло был явно очень важен.

Для нынешней выставки двух великих испанцев в ГМИИ им. А.С.Пушкина запланирована отличная образовательная программа. Первая лекция уже сегодня. Считайте, что это лучшее путешествие в Испанию на студенческие каникулы - с Гойя и Дали.

Цитата

Франциско Гойя (1746-1828), портретист, автор цикла полотен для собора Св.Франциска Великого в Мадриде, а также серий офортов "Бедствия войны", "Капричос", прокомментировал офорт "Благочестивые занятия" в форме мини-диалога:

- Клянешься ли ты почтительно повиноваться старшим начальникам и наставникам, чистить чердаки, вязать сети, трясти бубен, выть, визжать, свистеть, парить, жарить, варить, сосать, поддувать и нестись по первому знаку, куда прикажут?

- Клянусь!

- Вот ты и стала ведьмой! Приступай!

Кстати

Об истории создания Франсиско Гойей офортов "Капричос" расскажет сотрудник отдела живописи музея Прадо (Мадрид), профессор кафедры истории искусства Мадридского университета Вирджиния Албаран Мартин.

Среди лекторов, которые приезжают в Москву, в частности, друживший с Дали испанский писатель и философ, профессор Игнасио Гомес де Лианьо. Он поделится воспоминаниями о встречах с Дали.

Обещаны лекции Николь Ригаль, которая печатала офорты к семи изданиям livre d'artiste Сальвадора Дали и была с ним хорошо знакома. Она руководит одной из старейших печатных мастерских Франции. Мастерская "Atelier Regal" основана ее дедом Эдмондом Ригалем. Тем самым, кто в 1920-х годах печатал все издания известного художника и аниматора Александра Алексеева.

Также приезжает директор Дома-музея Пикассо в Малаге Хосе Мария Луна Агилар, который расскажет о том, как сюжеты "Капричос" Гойи связаны с исторической обстановкой в Испании в конце XVIII века.

Культура Арт Музеи и памятники Гид-парк Выставки с Жанной Васильевой РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники