Как это было: Шерлок в интерьерах, знаках и символах

Журнал
    26.01.2017, 20:15
Текст:   Юлия Авакова
Четвертый сезон, а то и вся эпоха "Шерлока" в целом подошла к концу, что заставляет лишний раз вспомнить тех, кто создал безошибочно узнаваемый антураж вокруг прославленного детектива и его верного коллеги. Современная действительность, в которой, вместе с тем, талантливо и безошибочно был воссоздан дух "старой доброй Англии", последовательно разрабатывалась и любовно дополнялась художниками-постановщиками сериала на протяжении семи лет, сохраняя то, за что на континенте так любят Туманный Альбион - преемственность и верность традициям.

В предыдущем материале "Кинократия" подметила наиболее интересные визуальные цитаты, связывающие четвертый сезон со всем проектом, а также некоторые символические ключи, дополняющие образы главных героев. В этот раз мы ближе познакомимся с историей вещей, окружающих "Шерлока" и ставших неотъемлемой частью новаторской во многих отношениях экранизации. Благодаря "викторианскому эпизоду" под названием "Безобразная невеста" оформители сумели совершить беспрецедентное путешествие во времени, достойное "Доктора Кто": они воссоздали квартиру Шерлока образца конца XIX века, основываясь на современной версии жилища на Бейкер-стрит XXI века, терпеливо ища соответствия всех образов современной культуры в таком отличном от сегодняшнего быта полуторавековой давности.

В замечательном пространном интервью Арвела Вина Джонса, чьими глазами миллионы зрителей жадно взирают на будни знаменитых обитателей квартиры, сдаваемой внаем миссис Хадсон, художник рассказывает о своем опыте работы над "Доктором Кто" и его спин-оффом "Торчвуд". В цифровую эпоху особенно ценной представляется возможность увидеть, как менялось видение вселенной "Шерлока" его создателями, и свидетельство тому - облик Бейкер-стрит в пилотной серии, существенно доработанный впоследствии.

Интерьеры Бейкер-стрит - пространство вне времени, которое допускает соседство викторианских артефактов, чучел летучих мышей (передавших часть своих чар Шерлоку-бэтмену в четвертом сезоне) и, например, кресла Ле Корбюзье, облюбованного сыщиком:

Там есть датская мебель 50-70-х годов, ваза для фруктов Alessi, на стенах наклеены обои разных эпох и различной степени редкости, присутствует редкое антикварное издание таблицы Менделеева, современные зеркала и светильники и многое другое.

"Пчелам мистера Холмса" отдано должное не только в иронической фразе Майкрофта, брошенной Шерлоку после вызволения последнего из сербских застенков, но и в виде детального плаката этого насекомого, взятого из знаменитого руководства по разведению медоносных пчел Оскара Кранхера 1922 года издания:

А в руках у Шерлока каждый раз мы видим новые гаджеты, находящихся на пике моды к моменту съемки очередного сезона. Но и традиционным источникам информации детектив, как любой просвещенный человек, не чужд.

В стопке журналов в углу гостиной сверху лежит затрепанный номер Guns and Ammo. Кто же мог знать, что три года спустя часть этого вполне невинного названия будет фигурировать в сериале в качестве волшебного кодового слова, открывавшего шлюзы операциям особо элитного спецподразделения?

Более того, существует полный список книг, корешки которых то и дело мелькают на полках в разных сериях. А в "Слепом банкире" именно этот кладезь знаний становится важным подспорьем для дешифровки тайного послания китайской организованной преступной группировки. Среди изданий, помогающих Шерлоку в работе, можно найти классический труд Блэкстона по уголовному праву, справочные издания Oxford и Chambers, труды по бихевиористике, криминалистике, суицидологии, психоактивным веществам, истории побегов из тюрем, отдельным областям права, политике. Из художественной литературы приятно поражает наличие на полках произведений Ш.Бронте, К.С. Льюиса, М.Твена, и даже издания пьесы Б. Брехта "Мамаша Кураж". Книги Джона также имеются, но касаются в основном отдельных областей медицины.

Но и это еще не все. Некоторые растительные орнаменты обоев (спасибо Полу МакГигану), специально созданное для проекта рисованое изображение черепа (Mr. Blue Skull Джона Пинкертона) на голубом фоне, обрамленный анатомический рисунок человеческой стопы за авторством Джона Уэлли - стали безошибочно узнаваемым символическим кодом сериала, одинаково привлекательным и понятным в различных частях света:

Обои рассказывают совершенно отдельную историю. С некоторыми вариантами вышла накладка - если роскошные узоры Zoffany только стали более популярными, как и рулоны с эффектом скомканной бумаги Anaglypta, то стена в красно-золотых тонах является своего рода памятником - больше такого декора не найти.

Что примечательно, основательной подготовкой запасов декоративного материала в свое время никто всерьез не озаботился, так как в BBC и представить себе не могли, во что превратится малобюджетный сериал, задуманный как одна из регулярных экранизаций популярных детективных историй на британском телевидении.

В какой-то степени квартира на Бейкер-стрит и в самом деле становится очередным "Тардисом", который, за исключением новых технических наворотов, по-прежнему сохраняет внешний облик английской полицейской будки образа шестидесятых годов. Несмотря на то, что режиссеров, работавших над четырьмя сезонами, можно пересчитать по пальцам аж двух рук, никто из них не решился изменить облик квартиры, явленный в первом сезоне. То, что им оставалось - работать над освещением, ракурсами, эффектами с пленкой. Даже желание кого-либо из актеров позаимствовать на время одну из книг неизменно встречалось с пониманием, за которым следовал вежливый, но неизбежный отказ.

Если посмотреть на раскиданные по квартире книги, партитуры и журналы, можно найти много интересного. Как-то раз на нотных листах внутреннего отшельника Шерлока промелькнула запись на галлифрейском, языке родной планеты Доктора. И некоторые, не лишенные творческой жилки зрители сумели создать некий графический синтез обоих образов:

Обои в "Шерлоке", равно как и узоры на одежде главных героев (в особенности женских персонажей) изобилуют иносказаниями и отсылками. Зрители последней серии могли отметить закольцованность визуальной композиции первого и последнего эпизода сериала на нескольких уровнях, в том числе - на уровне символов. Дженнифер Уилсон из "Этюда в розовых тонах", например, лежала практически в той же позе, что и Шерлок в Шерринфорде, а серые стены с красными потеками этого "внутреннего ада" перекликаются с узором на стенах подъезда, где была убита незнакомка из Кардиффа. Именно там Шерлок впервые начал спуск вниз по духовной лестнице, приняв правила игры внезапно возникшего из ниоткуда искусителя.

Комната, в которой произошло первое преступление, оклеена обоями темно-серого цвета с рентгеноподобным изображением деревьев с разветвленной кроной. Похоже, Шерлок находится в опасности, блуждая среди импровизированных деревьев (вспоминается идиоматическое выражение - not to be out of the woods - быть в опасности).

У Ирен Адлер на стенах мы подмечаем узор под названием "сонм чертей из Дамаска" (Devil Damask Flock) в черном варианте, и пусть Сирия - не Афганистан, но Шерлоку придется отправиться для ее спасения на исламский Восток. Второй вариант с похожими контурами представлен на кроваво-алом ковре в гостиной.

В "Пустом катафалке" и "Знаке трех", где Шерлок сначала принимает Мэри, а потом связывает себя клятвой, на стенах маячат два образа одиноких замков в окружении зарослей, а в спальне Мэри и Джона лишь отдельные яркие элементы полноценно прорисованы на черно-белом фоне, словно символизируя двойственность отношений супругов и некоторую недосказанность.

Сцена с Майкрофтом у холодильника в "Шести Тэтчер" дает еще один очаровательный ключ - название обоев, Harlequin Akoa. Мало того что Майкрофт пока еще уверенно "держит руку на пульсе" и, подобно Арлекину, может выпутаться из любого положения, схожая аббревиатура асоа обозначает на английском "запасной вариант действий". Желтые цветы всех вариантов, символ измены, появляется и в квартире Джона, и в детской Эвр.

Посетителям, пришедшим с просьбой к Шерлоку, приходится пробираться на второй этаж по узкой лестнице, обрамленной колониальными бамбуковыми зарослями, они хорошо себя чувствуют в воде, когда "море по колено".

Женская натура, ассоциируемая с "земным раем" и "трескотней" (будь то миссис Хадсон, психотерапевт Элла или Мэри), представлена диковинными птицами:

И венчает все это благолепие великолепная отделка стен в квартире психотерапевта, где Эвр принимает ничего не подозревающего Джона. Вот он, восточный ветер:

Сериал преподал нам много уроков, только слушали ли мы внимательно? Нам были последовательно представлены этюды и зарисовки различных пластов прошлого и настоящего, объединенных общим контекстом - высокой культуры, будь то литературный оригинал или история искусств в самом прикладном ее виде. И осознать взаимосвязанность всего этого - та самая итоговая задача, и уж никак не последнее дело.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники