Новости

Выживут ли качественные СМИ в условиях рынка? Не факт. Но хочется в это верить
Новость о том, что в Германии скоропостижно скончался известный журналист Удо Ульфкотте опять всколыхнула интерес к его книге, изданной два года назад и ставшей во многих странах бестселлером. Она называется "Продажные журналисты. Любая правда за ваши деньги". Там автор откровенно показывает изнанку нашей профессии, причем начинает с самого себя, покаявшись в том, что сам когда-то "попал в ловушку", стал насквозь коррумпированным, играл по правилам манипуляторов из властных сфер и спецслужб.
 Фото: Галина Сапожникова В книге "Продажные журналисты. Любая правда за ваши деньги" Удо Ульфкотте откровенно показал изнанку профессии журналиста, причем начав с самого себя Фото: Галина Сапожникова
В книге "Продажные журналисты. Любая правда за ваши деньги" Удо Ульфкотте откровенно показал изнанку профессии журналиста, причем начав с самого себя Фото: Галина Сапожникова

Книга эта, хоть и издавалась в ФРГ гигантскими тиражами, то есть имела спрос, однако не взорвала общественное мнение, не вызвала волну скандальных разоблачений, и никто из названных в ней "продажных журналистов" не подал на автора в суд. Политики, владельцы СМИ, корреспонденты, ведущие популярных телепрограмм, словом, все герои этого многостраничного повествования, будто сговорившись, избрали тактику замалчивания. Само рассосется...

А что еще оставалось им делать? Любое судебное разбирательство могло только усугубить тяжесть выдвинутых автором книги обвинений, вызвать волну новых фактов продажности прессы.

С этим как раз все ясно. Но отнюдь не все так просто с текстом книги и выводами ее автора.

Войска особого назначения

В советские времена мы (или, скажем, некоторые из нас) пребывали в наивном заблуждении, считая, что на Западе пресса свободная и независимая.

Первый раз сомнения появились в моей душе, когда наши войска в 1989 году покинули Афганистан. В Кабул хлынули журналисты со всего света, которые ожидали, что вот-вот афганскую столицу захватят моджахеды и "коммунистический режим" прикажет долго жить. Однако шли дни и недели, а Наджибулла стоял крепко. Иностранные коллеги потихоньку спивались в отеле "Интерконтиненталь". Когда я туда приезжал, они набрасывались на меня с вопросами: ну, что происходит за пределами Кабула и когда же партизаны войдут в город? За виски и водкой мы подолгу и откровенно беседовали. Прощаясь, западные журналисты всегда напоминали: "Только ты не ссылайся в своих статьях на наши застольные разговоры. Потому что, сам понимаешь, за стаканом можно говорить одно, а в свои газеты мы должны писать совсем другое".

Так и было. За дружескими беседами мои коллеги соглашались, что провозглашенная Наджибуллой стратегия национального примирения разумна, что существующее афганское правительство давно отказалось от идеологических заклинаний, а моджахеды представляют собой черную и непредсказуемую силу. Но в тех репортажах, которые журналисты передавали в свои редакции, клише оставались неизменными: "советские марионетки", "коммунистический режим", "борьба афганцев за свободу и демократию".

За рюмкой они были готовы признать, что здесь никто не ест младенцев, однако исправно гнали в свои газеты, информагентства и телекомпании всю ту же туфту про мифическое химоружие, мины, замаскированные под детские игрушки, бомбардировки мирных кишлаков и героизм исламских партизан.

Удо Ульфкотте горько вздыхает по этому поводу: "Первое, что умирает на войне, это правда".

Немец и сам бывал в районах, охваченных боевыми действиями, к его виску приставляли автомат, поэтому он знает, что говорит.

Удо Ульфкотте вспоминает, как на полях сражений не раз встречался со съемочными группами, в багаже которых всегда были канистры с бензином, им ушлые телевизионщики поджигали остовы давно сгоревших машин и на фоне таких вот лживых мизансцен снимали свои "эксклюзивные" репортажи. Звукорежиссеры в студиях накладывали на эти кадры звуки автоматных очередей и разрывы мин - обыватель выпадал в осадок.

И мне это тоже хорошо знакомо, сам видел и не раз. Однажды был свидетелем того, как телевизионщики из одной известной западной компании даже поставили грандиозный спектакль: советские вертолеты обстреливают ракетами мирный афганский кишлак. Ничего личного - только бизнес.

Да, верно, журналисты давно стали своеобразным "родом войск", который используется наравне с ракетами, танками и спецназом.

Вспомним хотя бы Ирак, 2003 год. Репортажи корреспондентов сделали вторжение войск коалиции доступным для любого жителя планеты, у которого был телевизор. Включал кнопку и видел, если не все, то многое из того, что происходило на Ближнем Востоке. Телекамеры стояли повсюду - на палубах авианосцев, в военных штабах, на наступающих танках, на крышах домов, в окопах и даже на бомбах, которые несли смерть. Если бы выключить звук и способность думать, то все происходившее можно было наблюдать как грандиозное мировое шоу.

Смотрите, как точно наша бомба летит прямо в иракский штаб! Смотрите, какая колоссальная мощь сосредоточена в Персидском заливе! Смотрите, как охотно сдаются в плен хваленые солдаты Хусейна! Наши невидимые бомбардировщики. Наши лучшие в мире крылатые ракеты. Наши морские пехотинцы.

И надо признать, с этой, пропагандистской, задачей американцы, кажется, справились. Мир затих. Сошли на нет демонстрации протеста. Все осторожнее стали заявления политиков, еще недавно выступавших категорически против военного вторжения. Если это был и не испуг, то явное признание силы. Уже никто не требовал, чтобы американцы предъявили доказательства наличия у Ирака химического или бактериологического оружия. Его так и не нашли, да и плевать. Буш хотел продемонстрировать, кто в доме хозяин, и он сделал это. Народ безмолвствовал. И все это во многом благодаря "продажным журналистам".

Однако со временем карты основным игрокам перепутали те корреспонденты, которые не были официально аккредитованы при штабах коалиции, а значит, и не играли по правилам, установленным в Белом доме. Несмотря на все препятствия и очевидный риск, их в зону конфликта понаехало видимо-невидимо. Благодаря им мы видели другую сторону войны. Как, целясь в Саддама, они попадали в детей и женщин. Как чудовищным разрушениям подвергались города, селения, исторические памятники. Как свои "мочили" своих. Как били по колонне дипломатов, над которой реял российский флаг.

Эти отчаянные парни, фрилансеры с телекамерами, заставляли думать даже самых ленивых.

Если иракскому народу было так плохо под тиранией, то отчего он не восстал и не присоединился к силам коалиции?

Где ликующие толпы, встречающие желанных освободителей?

Если Штаты хотели видеть здесь демократию, то не велика ли цена такому "гуманитарному эксперименту" - тысячи загубленных жизней, превращенные в руины города?

Надо ли было бранить Россию за неуклюжее поведение при наведении "конституционного порядка" в Чечне, если вы сами ненароком разнесли половину чужой и находящейся от вас за тысячи миль страны?

И главный вопрос: это что же - так теперь будет с любым суверенным государством, которое чем-то не понравится американскому президенту?

Опомнившись, американцы поняли, что у них в тылу есть противник, который гораздо опаснее иракских повстанцев. И повернули стволы в эту сторону. Если взять численность журналистского корпуса пропорционально к боевым контингентам коалиции, то по количеству раненых и погибших он понес самые большие потери. Причем истребляли моих коллег не по ошибке, а вполне сознательно.

Журналисты мешают. Они не просто путаются под ногами, а своими репортажами разрушают мифы. Они заставляли сомневаться в истинных целях вторжения. А самое главное - они показывали нам всю мерзость войны. Значит, не зря погибли эти парни.

Как не зря погибали мои коллеги и в других "горячих точках".

Да, на любой войне есть т.н. "соловьи генштаба", хорошо оплачиваемые корреспонденты, исправно транслирующие ту информацию, которую им скармливают пресс-службы. Но есть другие, "окопные", они путают генералам карты, раздражают, но именно благодаря им мы узнаем правду. А правда, став общим достоянием, помогает войны завершать. И значит спасает чьи-то жизни.

Зачем с водой выплеснули ребенка?

"Я был лакеем", - признается в своей книге Удо Ульфкотте, повествуя о работе корреспондентом влиятельной немецкой газеты. И такими лакеями, по его утверждению, следует считать две трети представителей СМИ. "74 процента всех немецких журналистов охотно дают себя купить".

Горькое утверждение. И скорее всего, не лишенное оснований.

Мне скажут: а что вы хотите - рынок, жизнь в условиях общества потребления, двойные, а то и тройные моральные стандарты - разве можно тут говорить о бескорыстии?

Мне напомнят выступление одного видного чиновника перед деканами журфаков, когда этот известный человек фактически признал, что журналистика - это вторая древнейшая профессия, а миссия журналиста заключается в том, чтобы зарабатывать деньги для своих хозяев и писать (снимать, комментировать) исключительно то, что хозяин прикажет.

Это выступление тогда вызвало бурю откликов в Интернете. Одни чиновника гневно обличали, другие говорили, что он озвучил истину, о которой просто не принято было говорить.

Да, надо признать, такие голоса раздаются все чаще и в открытую: будущих журналистов следует загодя готовить к тому, чтобы они умели беззастенчиво продавать свою совесть, свой талант (если он есть), свою гражданскую позицию. Рынок...

Однако продажные люди испокон веков были везде - и в министерских креслах, и в газетах, и в спецслужбах. Но ведь учили-то нас в семье и школе не спину перед хозяином гнуть (кто бы этим хозяином ни был - коммунистический божок или ворюга-олигарх), а быть честным, принципиальным, бескорыстным, уметь отстаивать истину, идти, если надо, наперекор обстоятельствам, не лизать задницы власть имущим. И только тот, кто знания эти воплощал потом на практике, и мог считаться Журналистом. Так было тогда, и почему бы не стоять на этом сейчас?

Еще вспоминаю, как лет десять назад я по совместительству работал деканом факультета журналистики в крупном частном университете и вел там спецкурс. Изо всех сил пытался объяснить студентам свое понимание высокого ремесла. Читал им отрывки из дневников Ярослава Голованова, приводил в пример очерки Геннадия Бочарова, называл фамилии Пескова, Аграновского, Руденко, Роста. Реакция была нулевая. Они просто не понимали, чего я от них хочу. Они готовили себя к другой профессии, вовсе не к той, которой занимались мы. Это было ужасно. Очень скоро я осознал всю тщетность своих попыток их вразумить.

Возможно, молодым людям не были понятны мои слова, потому что они уже выросли, сформировались, читая эти газеты и смотря это телевидение. Они другого не знают. И возможно, другое немыслимо в наших сегодняшних условиях, когда рейтинг (и только он) управляет теленачальниками и медиамагнатами.

Конечно, мне жаль, что высокая настоящая журналистика почти умерла вместе с прежней жизнью, вместе с развалом огромной страны. Это как раз тот случай, когда с водой поспешили выплеснуть и ребенка.

Но лично я никогда не смирюсь с тем, что журналист - это всего лишь беспристрастный фиксатор жизни. Лакей. Манипулятор. Бездушный фотограф.

Да, репортаж, информация становятся главным жанром нашей быстротекущей жизни. Но рядом с репортером должен идти тот, кто осмысливает события и явления, кто глубоко анализирует их и затем в яркой форме (вот где нужен талант!) передает это читателю. Это традиция русской, советской журналистики, и терять ее нельзя.

Не все на панели

Откровения немецкого автора задели меня за живое еще и вот почему. Он убедительно раскрывает закулисные страницы функционирования СМИ в ФРГ и, в частности, то, как журналистами манипулируют заокеанские спецслужбы. Называет организации, под прикрытием которых работают шпионские центры, приводит фамилии конкретных корреспондентов, завербованных американцами.

"Наши ведущие СМИ, вследствие своих тесных связей с организациями, лоббирующими интересы США, действуют в качестве "удлиненной руки" пресс-бюро НАТО", - пишет Удо Ульфкотте.

А поскольку опять-таки и с этой стороны не последовало никаких опровержений, то, выходит, в Германии с выдвинутыми обвинениями полностью согласились. Но тогда у меня вопрос: а зачем же вы без конца поднимаете шум вокруг мифической "руки Москвы", которая якобы водит перьями журналистов во многих странах Европы? В Германии, Чехии, Великобритании без конца появляются публикации и телепередачи о непойманных "агентах Путина", которые призваны дестабилизировать политическую ситуацию в странах ЕС, поссорить народы с элитами, сыграть роль "пятой колонны".

Это Россия, оказывается, виновата в наплыве беженцев из стран Африки и Ближнего Востока, в росте преступности и терроризма, в неугодных для Вашингтона итогах различных избирательных кампаний.

Вот и Удо о том же: замечаем в чужом глазу соринку, а в своем не видим бревна. "Как же быть с теми бесчисленными немецкими журналистами, которые в обмен на всякого рода "любезности" с готовностью занимаются пропагандой в интересах проамериканских организаций, концернов или политиков"? - вопрошает он.

Глас вопиющего в пустыне?

Он беспощаден, этот еще вчера вполне лояльный властям и издателям корреспондент.

"Журналиста можно поиметь дешевле, чем хорошую шлюху, всего за пару сотен долларов в месяц".

"Профессия журналиста занимает промежуточное место между профессиями политика и проститутки".

"Качественные СМИ задыхаются в собственной блевотине".

Он говорит о том, что размываются границы между PR и журналистикой, что газеты умирают и что происходящее носит необратимый роковой характер.

После прочтения его книги немедля хочется поменять профессию.

И все же...

Если вы подниметесь на четвертый этаж здания на Зубовском бульваре, где размещается Союз журналистов РФ, то там в конце коридора на стене увидите портреты моих коллег, погибших в последние годы, можно сказать, "при исполнении служебных обязанностей". Больше трехсот фотографий.

Их убили именно потому, что они не были продажными, не пошли против совести, а честно выполняли свой профессиональный долг.

Корреспонденты известных федеральных телеканалов и работники скромных районных газет. Некоторые имена на слуху, некоторые давно забыты.

Кстати, статистика говорит о том, что в последнее время журналистов стали убивать реже (если не на войне). Почему? Полиция стала работать лучше? Бандиты присмирели? Или же потому, что и наш брат захотел кушать хлеб с черной икрой? Не знаю... Конечно, тем, кто продался, живется сытнее, чем бескорыстным донкихотам. Но не факт, что счастливее. За все в этой жизни приходится платить. И за сделки с совестью - тоже.

Верю ли я в то, что профессия, которой посвятил более полувека своей жизни, отмоется от грязи и снова станет уважаемой? Оснований для оптимизма не очень много. Но я верю.

А как иначе жить?

Пауки в Сети

В октябре 2015 года корреспондент "РГ" написал письмо известному журналисту и публицисту Удо Ульфкотту. Он согласился в порядке исключения дать интервью российскому изданию. Автор книги "Продажные журналисты" откровенно рассказал, какие силы и деньги стоят за статьями в немецких СМИ.

Вы считаете коррумпированными большинство немецких журналистов?

Удо Ульфкотте: Я проработал 17 лет в газете Frankfurter Allgemeine Zeitung, считающейся одной из самых престижных в мире. По моему опыту в ней и в других международных западных изданиях коррумпированы почти все журналисты, которые поднялись наверх. Я тоже рос по карьерной лестнице, был в элитных информационных сетях и американских организациях. Мне платили за то, что я писал проамериканские тексты. Меня приглашали в пятизвездочные отели, вручили золотые часы, давали много денег и даже подарили водолазное снаряжение.

В тот период я не рассматривал это как что-то непорядочное, так как мои руководители и коллеги вели себя точно так же. Я написал о том, как подвержены коррупции профессионально растущие журналисты, работающие в западных СМИ, почему они односторонне настроены антироссийски и проамерикански, почему непременно хотят войны с Москвой. Честный ответ звучит так: они как пауки в сети, которые не могут поступить иначе. Если они будут нейтральными или станут писать правду, то потеряют работу.

Вы это можете доказать?

Удо Ульфкотте: Каждое предложение в книге подтверждается источниками. Хотя я назвал 321 имя, никто не отважился подать на меня в суд. Каждый знает, что у меня есть доказательства. Я даже описал факт подготовки разведслужбой Германии сообщений для немецких газет от имени конкретных авторов. Я могу это доказать, так как разведслужба писала и одну из статей, под которой стоит мое имя.

Немецкие журналисты ведущих изданий пишут только то, что нравится элитам, излагают новости так, как этого хотят политики, чтобы быть приглашенными в поездки, находиться в поле зрения политических деятелей. В международном контексте это выглядит еще хуже: почти все немецкие журналисты ведущих СМИ являются членами американских организаций, таких как "Атлантический мост", Институт Аспена, Германский фонд Маршалла и так далее. Многие подписали обязательства, что будут готовить проамериканские материалы. Я излагаю это в книге очень конкретно. Это не имеет ничего общего со свободой прессы. Кстати, ни один немецкий журналист так и не отважился написать о моей книге, хотя она стала бестселлером и переведена на английский и другие языки. Иначе они потеряют работу.

Кто стоит за манипулированием прессой в Германии?

Удо Ульфкотте: Политики, финансисты и специальные службы - вся эта тройка. Это закрытая система элит. Спецслужбы готовят информацию, финансовые элиты подсказывают журналистам, какие акции должны покупать или продавать граждане. Это подается как "тайная утечка". Со своей стороны, отдельные политики "теряют" папки с закрытой информацией. После чего они ожидают, что об этом будет сообщено в прессе... Американцы заинтересованы во внутренней дестабилизации Германии и других стран Евросоюза. Тогда они будут слишком заняты собой и не обратят внимания на военные приготовления США, в том числе направленные против России.

Чувствуете ли вы себя изгоем?

Удо Ульфкотте: Коллеги поддерживают меня. Но делают это непублично, так как боятся потерять работу.

Беседовал Александр Саможнев