Новости

06.02.2017 18:51
Рубрика: Общество

Иди, десять!

Обязательными ЕГЭ могут стать история и естествознание
Десять лет назад был подписал указ, по которому с 2009 года ЕГЭ стал обязательным для всех экзаменом, который одновременно является и выпускным из школы, и вступительным для вузов. До этого времени шла его апробация в регионах. Почему споры вокруг ЕГЭ не утихают? Какие еще предметы могут стать обязательными? Надо ли делить русский язык на базу и профиль? Об этом рассказывает научный руководитель центра мониторинга качества образования ВШЭ,  экс-глава Рособрнадзора (2004-2008) Виктор Болотов.
За 10 лет ЕГЭ значительно поменялся, но вопросов к нему остается по-прежнему много. Фото: Виктор Васенин /РГ За 10 лет ЕГЭ значительно поменялся, но вопросов к нему остается по-прежнему много. Фото: Виктор Васенин /РГ
За 10 лет ЕГЭ значительно поменялся, но вопросов к нему остается по-прежнему много. Фото: Виктор Васенин /РГ

Виктор Александрович, вы были одним из тех, кто стоял у истоков ЕГЭ. Прошло десять лет,  споры вокруг ЕГЭ не утихают. Почему  экзамен стал таким скандальным?

Виктор Болотов: В то время мы совершили большую ошибку и очень мало времени уделяли работе с общественностью. Нужно было работать не столько с профессиональным сообществом, сколько с общественным мнением. Надо было показывать ребят из глубинки, которые выиграли от ЕГЭ и смогли поступить в хорошие вузы. Такие студентов было много. Мы с ними встречались, но, к сожалению, мало пиарили их. Вторая ошибка, которая допускается и сейчас: тесты многие воспринимают как вопросы с выбором ответов, что совершенно не соответствует действительности. Тесты - более сложная конструкция.

Но мы тогда делали ЕГЭ, и нам некогда было заниматься популяризацией и разъяснять азы тестологии.

Несколько первых лет с ЕГЭ была жуткая неразбериха. Знаю выпускников, у которых физики в 11-м классе вообще не было, эти часы отдали на подготовку к ЕГЭ по иностранному. Можно было всего этого избежать?

Виктор Болотов: ЕГЭ больше пяти лет шел как эксперимент. И в первые годы каждый регион, каждый вуз имели право выбирать ЕГЭ. Для эксперимента это лучшая стратегия. Была очень большая дискуссия в профессиональном сообществе по поводу обязательных предметов, изучался зарубежный опыт. С русским языком и математикой все ясно. Родной язык и математика есть во всех странах. Но шло много разговоров про историю, физику. Мы прекрасно понимали, что если физику сделать обязательным предметом и ставить оценки без натяжек, то большая часть выпускников не сумеет получить аттестат. Мы не рискнули вводить другие предметы, кроме русского языка и математики, именно из-за социального фактора.

Может, пяти лет для эксперимента было все же мало?

Виктор Болотов: Почти все регионы сказали, что модель ЕГЭ они отработали. Не вошли в эксперимент только Чечня и Москва. Чечня - по соображениям безопасности, в те годы были сложности, а в Москве многие родителей боялись, что после ЕГЭ в столицу "понаедут" иногородние студенты и займут все места в вузах.

Я бы дал право регионам решать, проводить ЕГЭ по иностранному или нет...

Так ведь так и вышло!

Виктор Болотов: В советские времена в ведущих московских и ленинградских  вузах было не меньше 75 процентов приезжих. Сегодня половина и это связано не с низкими баллами ЕГЭ иногородних студентов, а с высокой стоимостью жизни, наличием мест в общежитиях. Москвичи и питерцы имеют большие преимущества по сравнению с ребятами из регионов. Им не надо платить за жилье, у них рядом родители.

Через три года обязательным станет ЕГЭ по иностранному языку. Получается, в отличие от физики и истории его могут все выучить?

Виктор Болотов: Я бы дал регионам право решать, проводить ЕГЭ по иностранному или нет. В некоторых южных регионах и в Сибири вводить обязательный экзамен по иностранному языку - значит врать или ставить пороговый балл только за то, что человек сказал по-английски  или по-немецки как его зовут.

Когда проверяют умение учителей сдавать ЕГЭ, одна из самых сложных категорий - преподаватели иностранных языков. При этом есть регионы, где английский язык становится нормой. В их числе Москва, Санкт-Петербург.

Какой предмет, вслед за иностранными языками, может стать обязательным на ЕГЭ?

Виктор Болотов: Мне кажется, это могли бы быть естествознание и история. Подчеркну, не физика, химия или биология, а естествознание. Не надо лезть в тонкости, требовать, чтобы дети знали наизусть число Авогадро или число пи и десять знаков после запятой. Но иметь представление о естественно-научной картине мира у школьников должно быть. Это посильная задача. История России, мира тоже нужна на базовом уровне.

Базовый и профильный экзамен - наше изобретение или такой опыт в мире есть?

Виктор Болотов: Деление на уровни есть почти везде. В Великобритании, допустим, экзамен делится на три уровня - A, B, C. О том, что будущему физику и гуманитарию нужна математика разного уровня, говорили еще в советские времена. То, что ЕГЭ по русскому языку тоже должен быть  разделен на базу и профиль, очевидно. Не думаю, что надо проводить в 11-м классе устный экзамен, но в 9-м классе это сделать можно.

Может ли быть, что через 10-15 лет ЕГЭ отменят?

Виктор Болотов: Нет. Во всех странах мира есть те, кто критикует национальные экзамены. Иногда критика бывает по делу. У нас серьезная проблема в том, что задания экзамена ориентированы на предмет, а в мире во главе угла уже стоят умения и компетенции. Мало знать теорему Пифагора, надо уметь высчитать самый короткий путь к школе. А это ЕГЭ пока не проверяет.

Общество Образование ЕГЭ в России
Добавьте RG.RU 
в избранные источники