Новости

13.02.2017 18:42
Рубрика: Общество

Печорин стал моделью

Каким будет ЕГЭ по литературе
ЕГЭ по литературе может сильно измениться: Федеральный институт педагогических измерений подготовил новую модель экзамена, которая сейчас проходит общественное обсуждение. Вместо кратких ответов ученикам придется писать несколько мини-сочинений. Осилят это школьники? Об этом корреспондент "РГ" беседует с директором Государственного Литературного музея, педагогом с большим стажем Дмитрием Баком.

Дмитрий Бак: Ученики должны это осилить. По крайней мере, эти усовершенствования точно шаг вперед. Но главная проблема литературы в школе кроется не в способе контроля, а в самом преподавании, в компетентности учителя. Очень часто словесники просто не понимают, что такое литература, искусство, не видят их специфики. Они думают, что учить литературе - передавать сумму готовых знаний. Это заблуждение нередко поддерживается многочисленными популистскими высказываниями о том, что литература - "основа нравственности".

Моральную природу искусства, конечно, отрицать не приходится, но нравственное воздействие литературы не имеет автоматического характера. Иначе получается, что читатель истории о "хороших" поступках тут же становится праведником, а тот, кто прочтет рассказ о чем-то предосудительном, может преступить закон. Тогда уж для пользы дела надо бы переписать роман Лермонтова, сделать главным героем прекрасного Максима Максимыча, а не Печорина - эгоиста и провокатора.

Борис Пастернак как-то сказал, что священное Писание не может и не должно воздействовать так же прямолинейно, как доказанная теорема. Было бы иначе, в мире не осталось бы зла. Ни один человек в здравом уме, прочитав Евангелие (или Коран!), не скажет, что в них есть что-то "неправильное", ведь там добро названо добром, а зло - злом...

Вот и получается, что в дискуссиях о преподавании литературы мы сразу перешли к технологиям усвоения и контроля, при этом переступив через саму специфику эстетической эмоции, восприятия искусства. Главная опасность - даже не в самом ЕГЭ, а в подмене реального учебного процесса в старших классах подготовкой к сдаче Единого государственного экзамена.

Может, надо все школьные произведения читать в классе, а все дискуссии и вопросы после параграфов отменить?

Дмитрий Бак: Медленное комментированное чтение на уроке, чтение вслух, конечно, очень важны, хотя к этому невозможно свести весь учебный процесс. Вообще-то я к любым попыткам "стандартизировать" методики преподавания отношусь с подозрением. Даже самые лучшие приемы и технологии зачастую применимы только их создателями, сопротивляются тиражированию. Я это на опыте понял, когда больше десяти лет преподавал старшеклассникам литературу. Например, у нас были так называемые "устные сочинения". Дома каждый ученик должен был выбрать одну из трех или четырех тем и потом рассказать, что и как он бы написал на эту тему.

Выбравшие тему номер один решали: с чего можно было бы начать, как выделить основную проблему, какие фрагменты текста использовать для анализа... Минут через пятнадцать в разговор вступали те, кто выбрал тему номер два и так далее. Только к следующему уроку писалось обычное сочинение, но при его написании каждый ученик мог учесть коллективный опыт.

В стандартной ситуации работы над сочинением общение педагога с классом распадается на множество непересекающихся линий: учитель уносит домой пресловутую стопку тетрадок и может высказать каждому ученику лишь скудные соображения в виде ремарок на полях, здесь же получалось, что все в процессе создания устного сочинения общаются со всеми. И таких находок были многие десятки...

Учителя говорят, что русскую литературу современные дети воспринимают плохо еще и потому, что многие произведения заканчиваются трагически. У Тургенева в "Бежином луге" Павлуша упал с лошади и разбился, у Короленко беспросветная нищета и боль, Катерина в "Грозе" погибла…

Дмитрий Бак: Во многом это законы жанра. Но я уже говорил, что главная эмоция при восприятии подлинного искусства возникает не в результате понимания фабулы - кто умер, кто женился... Возьмем финал "Онегина", вроде бы он негативен: мы оставляем Евгения "в минуту злую для него". Но стоит только вдуматься, и мы увидим, как все непросто, насколько наша эмоцияне сводится к пересказу событий. Онегин ведь полюбил не светскую даму Татьяну, но только теперь, с безнадежным опозданием, разглядел чудесное чувство наивной девушки, некогда написавшей ему письмо о любви.

Учитель уносит домой стопку тетрадок и может высказать лишь скудные соображения в виде ремарок на полях

Значит ли это, что любовь "состоялась", жизнь "не удалась"? Вовсе нет, недаром Татьяна произносит: "Я вас люблю, к чему лукавить? Но я другому отдана и буду век ему верна!". В "Евгении Онегине" великолепный финал, потому что любовь жива.

Кстати

14 февраля в медиацентре "РГ" эксперты, среди которых  Дмитрий Бак, Маргарита Русецкая (ректор Госдуарственного института русскогот языка им. Пушкина), Сергей Зинин (ведущий научный сотрудник ФИПИ), обсудят, каким должен быть ЕГЭ по литературе.

Из демоверсии перспективного ЕГЭ по литературе

- Назовите произведение отечественной литературы (с указанием автора), в котором показаны нравы чиновничества. В чем схоже (или чем различается) изображение нравов чиновничества в этом произведении и в "Ревизоре"
Н.В. Гоголя?

- Какую роль в раскрытии образа Чацкого играют монологи героя? (По пьесе А.С. Грибоедова "Горе от ума")

- Кто из персонажей романа Л.Н. Толстого "Война и мир" вам наиболее интересен и почему? (С опорой на эпизоды романа)

- Любовь как "вечная" тема в лирике А.А. Ахматовой.

- Страницы истории в русской литературе. (На примере одного произведения)

Компетентно

Евгения Абелюк, заслуженный учитель России, преподаватель лицея 1525, доцент ВШЭ:

- ЕГЭ по литературе начал меняться давно. От тестов с выбором ответа отказались быстро. После этого в работе остались две части. В одной, прочитав фрагмент произведения, школьники должны были кратко ответить на семь вопросов и более подробно - на два. Будущий экзамен предполагает только два последних задания: отвечая на вопросы, нужно написать сочинения по 50 слов. Вторая часть экзамена - развернутое сочинение объемом не менее 250 слов. Пожалуй, новый вариант ЕГЭ по литературе лучше того, что есть сейчас. Вместе с тем многие недостатки экзамена сохранятся.

Написать три - пусть небольшие - сочинения непросто. Нужно уметь быстро переключаться с одной темы на другую. Кроме того, сочинения маленького объема писать сложно. Это требует концентрации мысли и очень точного ее выражения, лаконичных и исчерпывающих ответов. А при работе над сочинением на 250 слов может не хватить времени на аргументацию, на примеры. Когда же мы говорим о литературе, надо быть не только логичным, но и очень конкретным - художественный мир состоит из подробностей. Школы же сегодня нацеливают ученика на краткий, обуженный ответ. Вместе с тем мне нравится, что в демонстрационной версии есть произведения, которые не входят в школьную программу. Я за то, чтобы в ЕГЭ было больше заданий, которые заставляют школьников думать и рассуждать.