20.02.2017 19:49
    Поделиться

    Уральцы предложили ужесточить правила уничтожения медотходов

    На Урале предлагают ужесточить требования к уничтожению медицинских отходов
    Жители нескольких муниципалитетов Свердловской области, где частные предприниматели установили оборудование для сжигания больничного утиля, обратились к региональным властям с призывом закрыть опасное, по их мнению, производство. Их поддержали экологи и депутаты Заксобрания региона.

    В центр внимания проблема попала не случайно, ведь сейчас в стране сложилась парадоксальная ситуация: закона, регламентирующего деятельность подобных предприятий, нет, а рынок активно развивается - ежегодно только на Среднем Урале в учреждениях здравоохранения образуется более 500 тысяч тонн отходов, требующих специальной утилизации.

    Убрали со свалки

    - Эта сфера деятельности оказалась вне правового поля еще в 2012-м. При корректировке 89-ФЗ "Об отходах производства и потребления" от 1998 года отходы медучреждений, в том числе биологические, убрали из документа. Но специального закона, прописывающего вопросы лицензирования утилизационных работ, нормативы выбросов, до сих пор не приняли, - поясняет вице-президент Уральской ассоциации экологически ответственных предприятий Галина Пахальчак.

    Отсутствие нормативной базы, по мнению экологов, привело к хаосу на рынке. С одной стороны, появилась масса компаний, предлагающих услуги по уничтожению "гарантированного" мусора. С другой - у надзорных органов нет действенных инструментов, чтобы прищучить недобросовестных утилизаторов.

    Бесконтрольность породила дикие ситуации. Несколько лет назад в овраге близ поселка Аник под Нижним Тагилом грибники нашли бочки… с человеческими эмбрионами. По версии следствия, 248 законсервированных в медицинских целях зародышей были переданы на утилизацию в одну из компаний. Но биоматериал предприниматели не сожгли и даже не закопали, а просто выбросили в лесу.

    По нашим данным, пять лет назад на Урале до 80 процентов медицинских отходов просто выбрасывались на свалки. Сейчас, как утверждают в областном минздраве, цифра сократилась до семи процентов, благодаря тому что появилось около двух десятков предприятий, оказывающих услуги по утилизации медицинских остатков и просроченной фармацевтической продукции. Дольше других на рынке работают пять компаний: "ЭкоЛайн", "Интер", "Экология Урала", "Экотехпром" и "Экоменеджмент". Причем они работают и с учреждениями, находящимися за пределами Свердловской области - в Тюменской области, Югре. Годовой оборот каждой компании - сотни миллионов рублей.

    Подсели на иглу

    По данным свердловского минздрава, из полумиллиона тонн отходов, которые за год производят госучреждения здравоохранения региона, львиная доля (96 процентов) хотя и представляет некоторую опасность, но относится к эпидемиологически нейтральному мусору: одноразовая одежда, шприцы, упаковки от лекарств. Серьезную патогенную опасность представляют оставшиеся четыре процента - материалы перевязок, операционные и патологоанатомические остатки, утиль из инфекционных отделений, просроченные лекарства и даже радиационные отходы.

    Первую разновидность мусора при соответствующем техническом оснащении имеют право уничтожать сами больницы, и несколько уральских клиник решают эту проблему самостоятельно. Но все, что имеет отношение к биомассе или инфекциям, медики обязаны передавать для утилизации специализированным фирмам. Этот рынок, конечно, не столь масштабен, как переработка бытовых отходов, зато цена вопроса многократно выше. Если за утилизацию ТБО муниципалитеты платят в среднем по 10 копеек за килограмм, то стоимость избавления от килограмма больничного утиля превышает 60 рублей.

    Законодательством требования по получению лицензий на деятельность по обезвреживанию и размещению медицинских отходов не установлены. То есть спросить с таких компаний нечего

    Как выяснил корреспондент "РГ", сайт госзакупок с начала года заполнен предложениями медучреждений по заключению контрактов на вывоз и утилизацию "больничных хвостов". Стоимость колеблется от нескольких десятков тысяч рублей до миллионов. К примеру, Верхняя Сысерть, где расположены только общеврачебная практика и три санатория, предлагает договор на 35 тысяч рублей. А Серовская больница, обслуживающая несколько муниципалитетов, готова выложить 991 тысячу. В 2015 году объем регионального рынка приближался к 0,5 миллиарда рублей.

    Печь переехала

    Но активная предпринимательская деятельность в этом секторе спровоцировала в регионе экологические скандалы. За последние два года жители четырех муниципалитетов протестовали против установок по сжиганию биоматериала, расположенных близ промзон и жилых кварталов. Дважды уральцам удалось через суд закрыть "крематорки" - так в народе окрестили утилизационные печи. Но, как выяснилось позже, опасные предприятия благополучно переезжали в другой муниципалитет. Основные фонды у таких фирм невелики - передвижная печь, которую можно разместить в любом ангаре. С лета 2016 года эпицентр скандала переместился на промышленную, а потому и без того не самую экологически чистую территорию - в Асбестовский городской округ.

    Теперь признать опасной и приостановить деятельность сразу двух компаний (из пятерки лидеров переработки медотходов) требуют жители города Асбеста и поселка Малышева. Они утверждают, что утилизаторы душат их тошнотворным дымом, причем уничтожают мусор в основном по ночам, чтобы не привлекать внимание надзорных органов. На контакт с населением руководство мусороперерабатывающих производств не идет, но утверждает: сжигающие установки расположены в промышленной зоне, примерно в километре от жилья.

    - На предприятиях, соседствующих с утилизаторами, ежедневно трудятся до двух тысяч человек. Работа идет в круглосуточном режиме, так что люди неизбежно попадают в зону поражения. А нормы экологической безопасности на рабочем месте никто не отменял, - настаивает председатель профкома градообразующего предприятия Леонид Ремезов.

    После жалоб рабочих прокуратура выяснила, что участок площадью 60 соток в промзоне Ураласбеста владельцы компании выкупили осенью 2015 года, переехав из поселка Рефтинского. Официально оформили как территорию под склад. Какое производство здесь будет на самом деле, не знали не только надзорные органы, но и городские власти. Проверка выявила и множество других нарушений, их предписано устранить до 1 марта нынешнего года, а предприятию выписан штраф. Но, как пояснили в территориальном управлении Роспотребнадзора, требовать через суд закрытия предприятия по утилизации медотходов пока никто не собирается. В надзорном органе подчеркивают: в промышленной зоне другие нормативы экологической безопасности, да и сертификаты компания предъявила.

    Насчет сертификатов и прочих разрешительных документов вопрос, конечно, интересный. Вот уже не первый год Роспотребнадзор и Министерство природных ресурсов и экологии РФ на официальных сайтах разъясняют: "Законодательством требования по получению лицензий на деятельность по обезвреживанию и размещению медицинских отходов, разработке проектов нормативов и лимитов на их размещение… не установлены". То есть на самом деле предъявить такие компании ничего не могут, однако и спросить с них нечего.

    Как разрешить этот парадокс, сейчас думают региональные власти. Создана экспертная комиссия из депутатов, представителей Общественной палаты, экологов. Готовится обращение в Госдуму с предложением в кратчайший срок принять необходимый закон. Также разрабатывается пакет местных законодательных актов. Они, конечно, кардинально ситуацию не изменят, но позволят хотя бы на региональном уровне ужесточить контроль за переработкой опасных больничных хвостов.

    Компетентно

    Артем Сидоров, глава Росприроднадзора:

    - На практике существенный сегмент рынка ликвидации отходов заняли недобросовестные участники. Работает схема просто: "серые" перевозчики нередко за наличные деньги доставляют отходы неизвестно куда - частично на полигоны, платя непосредственно каким-то дельцам наличными, частично просто вываливают опасный мусор где придется, прикарманивая все деньги. В итоге рентабельность теневого бизнеса, связанного с отходами, лишь немного проигрывала доходам от наркотрафика. Чтобы изменить ситуацию, сегодня вводится лицензирование всех этапов обращения с отходами - от сбора до захоронения и утилизации. На это направлены инициативы правительства, поддержанные законодателем. Так что сегодня мы находимся на этапе перехода к принципиально новым механизмам государственного экологического регулирования.

    Поделиться