Новости

09.03.2017 04:48
Рубрика: Происшествия
Проект: В регионах

Координаты спокойствия

Информация о землетрясениях становится доступной для населения
Ежегодно на территории Сахалинской области происходят десятки землетрясений, которые ощущают жители. До недавнего времени информация о колебаниях земной коры была труднодоступной, обеспокоенные люди в панике звонили в разные службы, но не получали развернутых ответов на вопросы. От дефицита этих важных данных страдают также строители, экологи, спасатели. Почему в сейсмически опасном регионе население пребывает в неведении о землетрясениях и как ученые исправляют ситуацию, "РГ" рассказывают кандидаты физико-математических наук Алексей Коновалов и Андрей Степнов.
Небольшая автономная сейсмостанция оказывает сахалинским ученым огромную помощь в изучении землетрясений. Фото: Катерина Флоринская Небольшая автономная сейсмостанция оказывает сахалинским ученым огромную помощь в изучении землетрясений. Фото: Катерина Флоринская
Небольшая автономная сейсмостанция оказывает сахалинским ученым огромную помощь в изучении землетрясений. Фото: Катерина Флоринская

Какие территории ДФО наиболее подвержены землетрясениям и с чем это связано?

Алексей Коновалов: Районы, где трясет чаще всего, - Курило-Камчатская и Алеутская дуги, остров Сахалин, в меньшей степени - Приморский край и Амурская область. Курилы и Камчатка находятся в зоне океанической субдукции - когда одна плита погружается под другую. Остров Сахалин расположен на границе Евразийской и Охотской тектонических плит. Именно в таких зонах возникают самые крупные разломы и сильные землетрясения.

В Приамурье за инструментальный период наблюдений происходили ощутимые землетрясения - к счастью, за пределами населенных пунктов. Между тем по своей силе толчки сопоставимы с невельским землетрясением магнитудой 6,2 на Сахалине.

Для каких отраслей экономики и сфер деятельности в первую очередь актуальна информация о землетрясениях?

Алексей Коновалов: В строительстве не обойтись без детального сейсмического районирования, когда на картах отмечают опасные зоны и силу воздействий на планируемые объекты. Это необходимо для определения устойчивости будущих конструкций.

При мониторинге и ликвидации ЧС сейсмологические данные позволяют оперативнее принимать меры, приходить на помощь. Вспомним то же нефтегорское землетрясение 1995 года, когда было упущено драгоценное время.

Пользуются информацией сейсмологов и некоторые экологические службы, например, специалисты нефтегазовой отрасли, эксплуатирующие трубопроводы.

Как в регионе организован мониторинг сейсмичности? Достаточно ли людей и оборудования?

Алексей Коновалов: Сейсмология призвана решить три главных задачи: оценка сейсмической опасности, прогноз землетрясений, а также изучение природы глубинных сил, возникающих в результате планетарной эволюции Земли. При отсутствии эффективных методик прогноза вся наша работа сводится к тому, чтобы создать детальный каталог землетрясений. Не исключено, что нашему поколению ученых не удастся решить проблему прогноза землетрясений, но, возможно, следующие приблизятся к цели.

В регионе мониторингом занимаются несколько организаций - государственных и частных, каждая располагает сетью сейсмостанций. Этого оборудования было бы достаточно, будь оно единой сетью. Нежелание учреждений делиться сведениями друг с другом приводит к дефициту исходных данных. Приходилось даже покупать информацию, когда выполняли работы в том районе, где у нас нет станций.

Сахалинцы ощущают за год десятки подземных колебаний. Чтобы люди не паниковали и не распространяли искаженные сведения, важно снять неопределенность и успокоить их

Для одной организации закупать дополнительные станции, а тем более их устанавливать и эксплуатировать - непосильные расходы.

За границей различные институты и компании объединили свои сейсмостанции в общую сеть, на безвозмездной основе используют информацию коллег.

Что касается кадров, то сейсмологов всегда не хватало на Сахалине. В стране в принципе нет факультетов, выпускающих этих специалистов. Вот и приходится брать физиков, геофизиков, математиков или программистов. Требуется несколько лет, чтобы они стали квалифицированными сейсмологами. К тому же приезжим негде жить.

Другая острая проблема - несовершенная система формирования госзадания. Его тема должна отражать специфику и проблемы региона. Но не всегда так происходит. Например, на Сахалине руководство одного из учреждений РАН в этом году исключило из госзадания такие важнейшие пункты, как разработка методов сейсмического районирования и детальное исследование очагов землетрясений. А ведь они должны проводиться регулярно. Что делать в таком случае научному коллективу, осознающему масштаб проблемы? Приходится искать источники финансирования через гранты. Здесь другая беда - несовершенство системы грантов: деньги выделяют на конкурсной основе всего на несколько лет, между тем задачи долгосрочные. Необходимы специальные заявки на семь-десять лет либо помощь региона.

Как развивается система раннего предупреждения землетрясений?

Алексей Коновалов: В нашей стране эта обязанность закреплена за соответствующими подразделениями или службами РАН. Данные с сейсмостанций, разбросанных на большие расстояния друг от друга, передаются в МЧС и другие ведомства. Ученые, например, США и Японии продвинулись намного дальше: они внедрили устройства в гаджеты населения, сведения от которых стекаются в единый центр обработки. Это направление нам тоже необходимо развивать.

Насколько важны точность и оперативность расчетов при определении параметров землетрясений?

Андрей Степнов: Крайне важно и то, и другое. От точности зависят выводы о характере сейсмичности территории. На основе этого дается оценка сейсмической опасности. Впоследствии при строительстве объектов проектировщики будут закладывать нужную сейсмостойкость.

Если землетрясение произошло там, где уже построена инфраструктура, полная информация об его эпицентре, очаге и глубине поможет оценить сейсмические воздействия на каждое конкретное здание и впоследствии посчитать ущерб. Специалистам компаний, эксплуатирующих нефтепроводы, точные сведения помогут вовремя оказаться на нужном участке трубы и устранить возможные повреждения.

Какие технологии сейчас используются в мировой практике, какие - в островном регионе?

Андрей Степнов: Все известные мировые сейсмологические центры обрабатывают исходные данные о землетрясениях автоматически с помощью программных комплексов. Наша страна в этом плане сильно отстает, все делается вручную, на глаз. Однако сахалинским специалистам удалось применить мировой опыт и собственные разработки и одними из первых в стране внедрить технологии автоматической обработки данных.

Создан сайт eqalert.ru (также первый в России), где в режиме реального времени отражается развернутая информация о землетрясениях и сейсмических воздействиях в Сахалинской области. Ресурс, запущенный в августе 2016 года, доступен абсолютно для всех без авторизации.

Прежде узнать полные данные о землетрясениях было проблематично. На сайтах экстренных служб, по телевидению и радио сообщают далеко не обо всех толчках, к тому же информация очень скудная. Между тем сахалинцы ощущают за год десятки подземных колебаний. Чтобы люди не паниковали и не распространяли искаженные сведения, важно снять неопределенность и успокоить их. На веб-ресурсе есть возможность оставить отклик о землетрясении, в том числе через мобильное приложение. Таким образом, установлена обратная связь с населением, что помогает ученым собирать данные.

Кроме того, сведения о всех землетрясениях сохраняются в архиве, которым могут пользоваться и ученые, и специалисты из любой точки Земли.