Новости

09.03.2017 21:10
Рубрика: Общество

Тревожно ли сердцу в груди

Создание искусственных органов не вытеснит пересадку из медицинской практики
Ильшату Хусаинову из Тольятти 13 лет. Познакомилась с ним и его папой Ришатом неделю назад в кабинете руководителя Центра трансплантологии и искусственных органов имени Шумакова Сергея Готье. Месяц назад Ильшату была проведена пересадка сердца.
Главное не время суток, а состояние пациента. На снимке Сергей Готье и Виталий Попцов. Фото: Аркадий Колыбалов/ РГ Главное не время суток, а состояние пациента. На снимке Сергей Готье и Виталий Попцов. Фото: Аркадий Колыбалов/ РГ
Главное не время суток, а состояние пациента. На снимке Сергей Готье и Виталий Попцов. Фото: Аркадий Колыбалов/ РГ

Да, Ришат еще страхует сына - все-таки новое сердце в груди у парнишки. А дома в Тольятти мама Вера с трехмесячной дочкой. Но не только поэтому все время, и днем и ночью, с сыном отец. Ришат объяснил: "По татарскому обычаю, рядом с мужчиной в случае беды должен быть мужчина".

Беда свалилась на семью нежданно-негаданно. Ильшат рос здоровым, жизнерадостным парнем. Занимался самбо, мечтал служить в спецназе. Вдруг заболел гриппом. Обычный грипп. Кто же его боится? Разговоры о том, что он опасен не только сам по себе, но особенно осложнениями, страха не прибавляют. Но когда у Ильшата появились признаки сердечной недостаточности, в семье Хусаиновых поселилась тревога.

1703 пересадки органов проведено в России в прошлом году - на 15 процентов больше, чем в 2015-м

Мальчика обследовали в Тольятти. Предположили вирусный миокардит. Развилась дилатационная кардиомиопатия. Это когда сперва воспаляется сердечная мышца, затем повреждается миокард, и сердце перестает выполнять свою основную функцию - перекачивать кровь. Человек начинает задыхаться, возникает дикое чувство страха. Спросила у Ильшата, было ли у него такое ощущение? "Было очень страшно", - признался Ильшат.

Мальчика направили сначала в Самару. Там провели консервативное лечение. Результата не было. Ильшата направили в Москву, где выяснилось: мальчику поможет только пересадка сердца. И 23 января он стали пациентом Центра имени Шумакова. Здесь его смотрели руководитель отдела анестезиологии, реанимации и искусственного кровообращения доктор медицинских наук профессор Виталий Попцов, заведующая отделением трансплантационной кардиологии Надежда Колоскова, заведующий отделением торакальной хирургии Сергей Головинский. Ильшат был поставлен в Лист ожидания экстренной трансплантации сердца.

Через неделю сердце мальчика вовсе перестало работать. Первого февраля его подключили к аппарату вспомогательного кровообращения. 5 февраля выяснилось, что есть подходящий донор. И Ильшата сразу направили в операционную. Было это ночью. Почему-то именно ночью появляются подходящие доноры. Виталий Попцов позвонил дежурному кардиохирургу, им в том день был кандидат медицинских наук Григорий Акопов. В операционной были три кардиохирурга, два анестезиолога и перфузиолог. Операция длилась четыре с половиной часа. Пересаженное сердце заработало сразу. Шесть дней Ильшат провел в реанимации. Отец был рядом: в Центре Шумакова родственники рядом и в реанимации.

Фотография, которую сегодня публикуем, сделана 4 марта. Спросила Ильшата: как самочувствие? Типичный ответ современного подростка: "Нормально". А вот по поводу будущей профессии, напомню, Ильшат собирался в спецназ, появились сомнения.

Столь подробно рассказываю об этой операции не случайно. 12 марта исполняется 30 лет после первой успешной пересадки сердца в России. Ее провел Валерий Шумаков, чье имя теперь носит Центр трансплантологии и искусственных органов. Путь к этой пересадке не был усеян розами, проблем было много, и, наверное, прав был Валерий Иванович, когда категорически отказал в моей просьбе разрешить присутствовать на первой такой операции. А мне, честно говоря, очень хотелось на нее попасть. Потом Валерий Иванович сдержал слово: когда Шура Шалькова - именно ей впервые в нашей стране пересадили сердце - пришла в себя, он разрешил с ней встретиться.

Помню, как ждала появления Шуры. И когда увидела бегущую вниз по ступенькам девушку в тренировочном костюме, не сразу сообразила, что это именно Шура. Следом за ней шла пожилая женщина со следами переживаний на лице - Шурина мама. После разговора с Шурой, поняв ее настроение, ее состояние, сказала Валерию Ивановичу: "Шура выживет". "Надеюсь", - ответил великий Шумаков. Решила пояснить, откуда у меня такое ощущение: дескать, Шура не понимает, что у нее в груди чужое сердце. Это спасает от лишних эмоций, которые могут быть во вред.

Ныне ситуация иная, и 13-летний Ильшат из другого поколения: он запросто рассуждает о своем чужом сердце, он полон оптимизма, так же как его папа. У этого оптимизма есть корни: пересадка органов, в том числе и сердца, стала рутинной практикой здравоохранения развитых стран. Отрадно, что к этим странам принадлежим и мы, потому что Россия - родина основоположника трансплантации органов Владимира Демихова. Да, первая удачная пересадка сердца была сделана не в нашей стране, а в Кейптауне Кристианом Барнардом. Долгое время по многим причинам наша страна отставала в области трансплантологии. Но сейчас мы не в конце колонны.

Как рассказал главный трансплантолог Минздрава России академик Сергей Готье, в 2016 году в России проведено 1703 пересадки органов. Это на 15 процентов больше, чем в 2015 году. Успешно пересаживаются сердце, почки, легкие, печень, поджелудочная железа. Лидируют пересадки почек, на втором месте печень, на третьем сердце. По количеству трансплантаций сердца первое место в мире занимает Центр имени Шумакова.

Вернусь к началу этих заметок. Ильшат без проволочек попал именно туда, где были максимальные возможности его спасения - в Центр Шумакова. Некоторых читателей это может не только удивить, но и вызвать недоверие. Известно же, что многие болезни начинают лечить в запущенных стадиях, в том числе и по той причине, что нередко тернист путь именно в то учреждение, в котором могут максимально помочь. Тем более если пациент с периферии. Чтобы такого не было, в начале прошлого года в Центре Шумакова, извините за тавтологию, появился Центр лечения критической сердечной недостаточности. Его пациенты прописаны в разных городах России. Единственный показатель к госпитализации - критическое состояние сердца. Всего год прошел со времени его основания, но уже очевидно: он надежное средство спасения самых тяжелых сердечных страдальцев. И вовсе не обязательно, что всем его пациентам будет проведена пересадка сердца. Порой достаточно консервативной терапии, использования вспомогательного кровообращения. 13-летний Ильшат был госпитализирован именно в этот центр.

- Трансплантация сердца Ильшату - 21-я проведенная в Центре Шумакова с начала нынешнего года. То есть пересадка сердца, как и других органов, на потоке. Так будет и впредь? Выращивание органов, создание искусственных не вытеснят пересадку из медицинской практики? - спросила Сергея Владимировича.

- Безусловно, это прогрессивное направление, которым нужно заниматься, - ответил Сергей Готье. - По-видимому, такой путь создания запасных органов, в конце концов, поспособствует уменьшению потребности в донорских. Но это долгий путь, а помощь нужна сегодня, сейчас. И соперничество тут неуместно. У нас есть лаборатория регенеративной медицины, в которой создаются клеточно-инженерные структуры. В частности, разработаны технологии создания хряща, печеночной ткани, ткани поджелудочной железы. Но это пока в эксперименте на животных. На овцах, например, отрабатывается модель детского левого искусственного желудочка сердца

...Собралась уезжать из Центра, когда поступила информация из Самары: есть подходящие донорские сердце и легкие. И хотя это была вторая половина дня субботы, моих собеседников как ветром сдуло: началась подготовка к вылету в Самару и возможным трансплантациям.

Общество Здоровье Колонка Ирины Краснопольской
Добавьте RG.RU 
в избранные источники